Новости

Автор Doing Business Симеон Дянков о самых популярных профессиях будущего
Зачем кардиологу изучать экономику? Почему международное фармацевтическое лобби против реформ здравоохранения? Насколько объективен популярный рейтинг Doing Business, по которому почти 200 стран сверяют свои успехи в развитии бизнеса? И почему Болгария остановила строительство "Южного потока"?

На эти и другие вопросы "РГ" ответил автор рейтинга Doing Business, ректор Российской экономической школы (РЭШ), болгарcкий экономист Симеон Дянков. Он входит в список самых цитируемых ученых мира.

Симеон, чем, по-вашему, завершится скандал вокруг строительства газопровода "Южный поток"? Страны ЕС все-таки продолжат участвовать в проекте?

Симеон Дянков: Этот проект может быть очень выгодным для всех стран, которые находятся по его пути - Болгарии, Словении, Сербии. Он хорошо начался два года назад в Болгарии, но договор, который подписан с правительством, не соответствует правилам Еврокомиссии. И она его приостановила.

Сначала думалось, что нынешнее правительство предпринимает какие-то шаги для урегулирования вопроса. Но сейчас понятно, что решение по "Южному потоку" будет принимать новое болгарское правительство - после выборов, то есть после октября 2014 года. С учетом и точки зрения Еврокомиссии, и интересов Болгарии.

А какие претензии к договору у Еврокомиссии?

Симеон Дянков: Претензии базовые - правительство Болгарии не уведомило комиссию, каким образом договор о строительстве части трубопровода на территории Болгарии может быть выполнен. И в этом состоит самая большая проблема - по мнению Еврокомиссии, нельзя организовывать кулуарно такие крупные инженерные проекты. К другим странам - к Сербии, Словении - таких претензий нет.

Симеон, вашим самым заметным профессиональным успехом на посту министра финансов Болгарии стало снижение бюджетных расходов. В России сейчас такие же проблемы. За счет чего это удалось решить в Болгарии?

Симеон Дянков: Мы успели в 2009 году ввести в закон бюджетное правило. По нему дефицит бюджета не может быть больше, чем два процента от ВВП.

А при проведении социальных реформ - пенсионной, здравоохранения - с какими трудностями вы столкнулись?

Симеон Дянков: В Болгарии было много льготных категорий трудящихся с правом досрочного выхода на пенсию в 50 лет: военных, полицейских, в некоторых секторах промышленности. Но мы внимательно посмотрели на критерии оценки "тяжелые условия труда", и у тех, кто занят на административной работе, в офисах, ликвидировали льготы. Оказалось, что только треть полицейских и только 40 процентов из тех, кто служит в войсках, работают в тяжелых условиях, то есть "на улице, в поле" - и именно им нужны льготы. Таким образом их лишились около 25 процентов от числа всех льготников. Кроме того, в Болгарии сейчас пенсионный возраст для мужчин - 64 года, для женщин - 62 года.

И мы сэкономили около 2 процентов ВВП, это около 4 миллиардов евро. Пенсионная реформа заняла два года. И многие сегодня в Болгарии меня, как министра финансов, за нее не любят.

Инженерные специальности в ближайшие тридцать лет будут востребованы больше, чем другие

Почему же не удалась реформа здравоохранения?

Симеон Дянков: Мы хотели построить такую систему, при которой человек идет в поликлинику или в больницу не потому, что у него горло разболелось, а чтобы пройти комплексный осмотр. Чтобы врачи вовремя увидели и распознали болезни. Такая эффективная для бюджета и наименее затратная система внедрена в Австралии, в Германии, в Голландии. И называется "коннектэт", то есть "все связано". Эта реформа очень сложная.

Кто ее противники ?

Симеон Дянков: В том числе и международные фармацевтические корпорации. Потому что если система плохо работает, то это значит, что не только государство, но и простые люди из своих карманов много денег тратят на лекарства. А при современном развитии медицины это не нужно. Если болезнь "поймали" и нашли, как лечить, многие лекарства просто лишние.

Вы один из инициаторов создания на базе Гарвардского университета исследовательского центра, который занимается изучением экономической жизни беднейших слоев населения. К каким выводам и рекомендациям вы пришли?

Симеон Дянков: Главный вывод - многие страны стали богаче, выросло благосостояние населения. Но есть группы людей, которые этого лишены, потому что, например, в силу географической удаленности ограничены в возможности получить образование и включиться в профессиональную жизнь.

Мы сделали несколько проектов, как "связать" населенные пункты с центрами, обучить население, чтобы жители работали на определенные сектора экономики в удаленном режиме. И в этом направлении много делается в странах Латинской Америки. Оказалось, что в Колумбии можно производить несколько типов сельскохозяйственных продуктов, на которые большой спрос в ЕС и в США.

В России, по вашим расчетам, есть беднейшие слои?

Симеон Дянков: По официальным методикам, Россия вышла из категории таких стран.

Но если не сравнивать Россию со странами Латинской Америки и Африки, а сравнивать жизнь в Москве и в российской глубинке, то разрыв в уровне жизни очень велик. Чтобы его уменьшать, нужны новые технологии, дистанционное образование, удаленная работа. И в этом может помочь государству бизнес.

Вы также известны в мире как автор идеи рейтинга Doing Bussiness. Насколько он объективен и показателен?

Симеон Дянков: Во многих странах мира чиновникам не очень-то нравится этот рейтинг. Вроде получается, что они стараются, работают, а потом кто-то приходит и говорит: в других странах по-другому, лучше. Обидно...

Рейтинг рассчитан на изменение мышления, причем на самом высоком уровне. За два года в России в бизнес-среде многое изменилось к лучшему благодаря этому рейтингу.

Думаю, что и новые рейтинги условий ведения бизнеса в перспективе возможны, но из всех существующих Doing Business - самый лучший в мире. Потому что он основан на объективных данных - что конкретно делают власти для бизнеса, и не зависит от того, кто и что думает или кто и что как оценивает.

Есть ли страны, которые, как сейчас в России, разрабатывают на его основании "дорожные карты"?

Симеон Дянков: Это самые разные страны, в том числе развитые - Швеция, Израиль, Германия, Польша. Каждый год около 20-30 разных государств что-то берут из него. Doing Business - это лишь базовый проект. Нужно, чтобы государство и правительство привносили лучшее на практике.

А как вы оцениваете создание российского Национального рейтинга состояния инвестиционного климата российских регионов, созданного нашим Агентством стратегических инициатив?

Симеон Дянков: По сравнению с другими странами, где я это видел, думаю, процесс идет очень хорошо. У вас большое разнообразие как самих регионов, так и экономических секторов в них. Глобальные рейтинги, как, скажем, Doing Business, не могут учитывать региональную специфику для того, чтобы ответить на вопрос: что самое важное в регионе для развития комфортной бизнес-среды, создания новых рабочих мест.

В Болгарии вы также провели реформу системы высшего образования. Чего удалось в итоге достичь?

Симеон Дянков: Как в России, в Болгарии была своя Академия наук, Высшая аттестационная комиссия (ВАК), централизованный орган, который присуждал кандидатские и докторские степени. Им руководили академики в среднем в возрасте 80 лет. Сейчас в Болгарии нет ВАКа. Каждый университет, его руководство определяет критерии для утверждения ученых степеней и званий. Система существует всего 4 года, но уже в первые два года сложился новый баланс сил. И сразу же улучшилось качество преподавания. Международные рейтинги системы высшего образования Болгарии резко повысились.

Как вы оцениваете потенциал экономического образования у нас в России?

Симеон Дянков: Уровень знаний учеников начальной и средней школы намного выше, чем в целом в Европе. Особенно в точных науках: в математике, химии, физике. И когда самые талантливые старшеклассники идут в университеты для получения экономического образования, то это очень помогает. Но система высшего образования, я имею в виду прежде всего обучение экономике, отстает, скажем, лет на 20. Хотя есть очень хорошие университеты, но это исключение.

Молодежь стремится получать образование в Гарварде, Стэнфорде. Российское правительство с этого года выделяет гранты на обучение "золотых умов".

Симеон Дянков: Это хорошая идея, но не решит вопрос обучения сотен выдающихся студентов. Большинство ведь в России будут учиться, а потом работать и решать проблемы российской экономики.

Какие профессии будут востребованы лет через пять и через тридцать в России и в мире?

Симеон Дянков: Безусловно, инженерные специальности будут востребованы больше, чем другие. Но в сочетании с экономикой. РЭШ в сентябре 2014 года, впервые в России, начинает новый курс обучения, который сочетает инженерные знания, энергетику и экономическую мысль. Хорошо, если есть инженеры. Но теперь к ним другие требования: им нужно самим уметь организовывать процесс инноваций, технического прогресса. Без понимания экономики им уже не обойтись. Будет высоко востребована и специальность медика-экономиста. Самый хороший врач - директор поликлиники.

Есть ли вам чему поучиться у 20-летних?

Симеон Дянков: Они намного лучше знают информационные технологии, чем мое поколение. И даже мои дети, а у меня двое мальчишек, 10 и 13 лет. Так что получается, что я всегда чему-то учусь.

Визитная карточка

Симеон Дянков, 44 года, ректор Российской экономической школы.

Болгарский экономист, заместитель премьер-министра и министр финансов Болгарии в 2009-2013 годах. Имеет докторскую степень по экономике. Отвечал за реформы госуправления, здравоохранения, высшего образования, пенсионной системы. Был сотрудником Всемирного банка, создатель Doing Business - ежегодного рейтинга экономик мира по условиям ведения бизнеса.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке