Новости

Уникальные технологии надо тиражировать, иначе в них нет смысла
8 августа вдова академика Святослава Федорова Ирэн Федорова собирает друзей на день рождения погибшего четырнадцать лет назад великого российского офтальмолога. И не припомню, чтобы собравшиеся говорили о нем как об отсутствующем. Всегда так, как будто он здесь. Рядом. Наверное, потому, что за недолгую жизнь Святослав Николаевич успел сделать так много для нас всех...

Святослав Николаевич как-то сказал: "Я не могу быть счастлив в одиночку. Я хочу построить уголок другой жизни в своей стране, той жизни, которая должна быть у всех, у каждого".

Один пример - "искусственный хрусталик Федорова". Теперь к нему привык не только офтальмологический мир. Теперь. А в ту уже далекую пору, точнее в 1960 году, Федоров впервые в мире имплантировал искусственный хрусталик при врожденной катаракте девочке из Чебоксар Лене Петровой. Чудо! Без всяких преувеличений. Лена до сих пор живет с этим хрусталиком. Своего сына она назвала Святославом. Лена уже неоднократно бабушка...

"Хрусталик Федорова" стали покупать другие страны. И название у него было очень по тем временам современное - "Спутник". Так началась эра нового лечения катаракты. Иным такого изобретения хватило бы на всю оставшуюся жизнь. Иным. Федоров не был бы Федоровым, если бы на этом остановился. Он добился решения правительства на создание по всей стране центров борьбы с глазными болезнями. И создал 12 филиалов "МНТК Микрохирургия глаза". Теперь к названию прибавлено: "имени Святослава Федорова". Накануне нынешнего 8 августа приехала в один из них в Калугу. Филиалу 25 лет, а впечатление такое, что он построен вчера - как новенький. И очень современный: все лучшее, что есть в мировой офтальмологии, есть в этом филиале.

То, что предлагал, что делал Федоров, удивляло, восхищало. Опережало время. Потому нередко вызывало зависть, порой граничащую с ненавистью. Встречалось в штыки. Все было непросто. И лишь время расставляло и расставляет все по своим местам. У Федорова был такой вкус к жизни... Все 12 филиалов он умудрился не просто построить, создать. А построить, создать в удивительных местах, где сама природа ласково шепчет...

Вот и Калужский филиал на улице Святослава Федорова - есть теперь такая в Калуге - окружен лесом. Будто это вовсе и не рядом с промышленным городом, а где-то в заповедном уголке страны место отдыха. Сюда приходят семьями, здесь полно детей. Они играют вокруг памятника великому офтальмологу. Спросила молодую маму смешного Артема, часто ли она здесь бывает? Ответила: "Мы живем недалеко. К Федорову ходим постоянно. Все ходят".

Порой не сразу отличишь тех, кто проходит лечение в филиале, от тех, кто пришел просто отдохнуть. Хотя... Хотя все-таки заметно, что среди пациентов больше всего людей пожилых и детей. Со мной соглашается директор филиала, один из учеников Святослава Николаевича, доктор медицинских наук Александр Терещенко.

Александр Терещенко: Это действительно так. Ведь глазными болезнями чаще всего страдают пожилые люди и дети. Наш филиал уделяет особое внимание детям.

Так было всегда?

Александр Терещенко: Всегда. А в последние 15 лет мы начали разрабатывать новые методики лечения патологии зрения у детей, родившихся с экстремально малым весом. Не стану вдаваться в причины данного явления. Скажу о том, как мы с этим боремся. Если вы заметили, у нас для этого установлено новейшее диагностическое оборудование. Оно позволяет на самых ранних стадиях проявления болезни не только поставить правильный диагноз, но и спрогнозировать развитие недуга. А это в свою очередь позволяет выработать тактику лечения. Нашими сотрудниками предложено несколько методов лазерного и хирургического лечения. Это сохраняет зрение. Поэтому в Калужской области практически нет слепых детей.

Другие филиалы ваш опыт позаимствовали? Им пользуются?

Александр Терещенко: МНТК характерен как раз тем, что новые методики мгновенно тиражируются. Мы верны учителю, его главному принципу: новые технологии не должны быть уникальными. Их необходимо внедрять, иначе в них нет смысла. Естественно, для овладения ими нужны подготовленные специалисты. Потому каждый филиал (и наш конечно) - еще и учебное заведение для всех офтальмологов страны. Они приезжают сюда из многих регионов.

А дети на лечение приезжают тоже из всех регионов? Как попасть на обследование и лечение в ваш филиал?

Александр Терещенко: В прошлом году 650 детей из 49 регионов страны прошли у нас диагностику и лечение. По федеральным квотам, то есть за счет федерального бюджета. Их направляли к нам регионы для получения высокотехнологичной помощи.

Александр Владимирович, так будет и впредь? Задаю этот вопрос не случайно: высокотехнологичная помощь передается в фонд обязательного медицинского страхования. То есть уходит из федерального бюджетного обеспечения.

Александр Терещенко: Мы очень обеспокоены данной ситуацией. До сих пор не определены объемы и ценовые критерии оказания такой помощи. И может произойти самое нежелательное: дети останутся без этой помощи, что совершенно недопустимо. Она станет мало кому доступной. Бюджет ФОМС не сможет обеспечить ее финансирование.

Что же делать?

Александр Терещенко: Может, не стоит отказываться от тех достижений, которые у нас есть. Именно достижений. Тем более что касается это не только офтальмологии. Это реальная угроза всем отраслям медицины. Те же онкобольные не смогут быть обеспечены современным лечением лишь за счет средств ОМС. А как быть с пациентами пожилого возраста, которые в основном пенсионеры? Как их лечить? Брать с них деньги за новый хрусталик? Он же стоит почти 1500 долларов. Кто оплатит? Оставить стариков без такой насущной помощи? Хорошо если каждый регион пойдет по примеру Калужской области, где областная администрация, областной фонд ОМС уже рассматривают возможности обеспечить бесплатную высокотехнологичную помощь своим жителям.

А если россиянин - не житель Калужской области?

Александр Терещенко: У меня на это однозначного ответа нет. Опасаюсь, что для многих - хорошо, если не для большинства, - такая помощь станет платной. И платить придется из своего кармана. Ведь за плечами пенсионеров богатого работодателя нет. За них платить некому: расчет на родственников срабатывает не всегда. Очень не хватает нам Святослава Николаевича - он бы такого не допустил.

Ваш филиал финансово сберегаемый: всего 20 стационарных коек. Однако в год проводите 25 тысяч операций. А всего лечится почти 40 тысяч. Причем немало пациентов из дальнего зарубежья. Вот утром достаточно посмотреть на вашу территорию: полным-полно машин. Это те, кто приезжает на получение амбулаторной помощи, не так ли?

Александр Терещенко: Не только на машинах. Многие добираются своим ходом. Но вы правы: новейшие методики позволяют лечить большинство пациентов в амбулаторных условиях. И средства мы вкладываем не в количество и не в содержание коечного фонда, а в использование самых эффективных технологий. Записываются к нам и посредством Интернета, и по телефону, и просто приезжают, чтобы записаться. Время ожидания приема - не больше недели. А если случай экстренный, то помощь оказывается незамедлительно: мы принимаем и с травмами глаза.

Вы лично какие проводите операции?

Александр Терещенко: В последнее время, можно сказать, ушел в детскую реконструктивную хирургию. Это операции тем самым недоношенным детям, с которыми жестоко обошлась судьба. На моем счету больше тысячи таких операций. С хорошим результатом.

А как быть с пенсионерами? Брать с них деньги за новый хрусталик? Он же стоит почти 1500 долларов. Кто оплатит?..

Вы возглавляете один из филиалов МНТК. В головной институт, который возглавляет профессор Александр Михайлович Чухраев, обращаетесь часто?

Александр Терещенко: Конечно. Вся идеология, вся организация процесса исходит от генеральной дирекции.

Вот сегодня пятница. Мы сидим в вашем кабинете и пишем этот текст. Это не в ущерб вашей хирургической деятельности?

Александр Терещенко: Надеюсь, что нет. Система, школа, созданная Федоровым, не дает сбоя.

Вы в одном лице и хирург, и менеджер. Это не мешает друг другу?

Александр Терещенко: Но я же один из учеников Святослава Николаевича! А он всегда умел сочетать лечебную, научную, организаторскую работу. Потому что был истинным профессионалом. А истинные профессионалы всегда востребованы.

Вы в этом убеждены? Вам не кажется, что многие наши беды, в том числе и в службе здоровья, происходят именно потому, что профессионализм не всегда в чести...

Александр Терещенко: Хотел бы возразить, но... Наверное, и офтальмология могла бы быть более эффективной, если бы дилетанты не проникли и в нашу область. Меня лично тревожит, что сейчас так много частных офтальмологических клиник. Я не против них. Такие учреждения должны быть - они делают помощь более доступной. Тревожит то, что порой они открываются без всяких на то оснований. А вот это может быть опасно для наших с вами глаз.

Ваш филиал каждый год проводит благотворительную акцию, приуроченную ко Всемирному дню борьбы с глаукомой...

Александр Терещенко: Ее цель - выявить глаукому на ранней стадии. Для этого нужно измерить внутриглазное давление тем, кто старше 40 лет.

Всем?

Александр Терещенко: Хотя бы всем желающим. В этом году акция прошла и в самой клинике, и в лечебно-диагностических кабинетах поликлиник Калуги, Орла, Обнинска. Почему именно глаукома? Да потому что почти половина пациентов с глаукомой даже не подозревают о своем заболевании и впервые проверяют зрение лишь тогда, когда часть зрительного нерва уже разрушена. И хотя не принято заканчивать разговор на негативной ноте, но... Смотрите в оба! Будьте внимательны к своим глазам. Если в мире та же глаукома - причина слепоты в 14% случаев, то в России из-за нее слепнет каждый пятый.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке