Новости

12.08.2014 00:33
Рубрика: В мире

Многоликий Эрдоган

Эрдоган или Обама: каких президентов выбирают в сегодняшнем мире?
За действующего премьера Турции Реджепа Тайипа Эрдогана проголосовало 52 процента избирателей. В воскресенье в стране прошли первые прямые выборы президента. С 1923 года и до настоящего времени главу Турецкой Республики избирал парламент. "Рождается новая страна", - заявил Эрдоган после того как понял, что одержал убедительную победу уже в первом туре.

Важность этих выборов для турок сложно переоценить. В последнее время в Турции все громче звучала оппозиция, которая требовала отставки премьера. Однако большая часть населения высказалась в пользу действующих властей. Эксперты полагают, что во внутренней политике мало что изменится. Партия справедливости и развития, лидером которой является Эрдоган, по-прежнему будет придерживаться политики мягкой исламизации страны. А вот свои подходы во внешней политике Турции наверняка придется пересмотреть. Неудачи на сирийском направлении заставят Анкару подойти к ближневосточной политике более прагматично, учитывая опасность роста сепаратистских настроений в курдских районах юго-востока Турции. К тому же глава МИД страны А. Давутоглу, скорее всего, будет назначен преемником Эрдогана на посту председателя правящей партии и премьера. Что касается отношений с Россией, то они должны остаться на прежнем уровне при сохранении главенствующей роли экономического партнерства.

И все же для чего Эрдоган решил сменить должность премьера на кресло президента, ведь Турция - это парламентская республика и вся полнота власти сосредоточена в руках главы правительства? Представители ПСР уже давно говорили о намерении перейти к президентской форме правления. А значит, в ближайшее время соратники Эрдогана постараются возобновить работу конституционной комиссии для разработки нового проекта основного закона. По оценкам экспертов, для этого ПСР будет стараться заручиться поддержкой прокурдской Партии мира и демократии, чтобы получить необходимое конституционное большинство в парламенте. Кроме того, Эрдоган обещал в случае своей победы быть не номинальным и церемониальным президентом, как это бывало ранее, а пользоваться всеми возможностями, которые ему даст новая конституция.

Две стороны премьера-президента

"Чемпион Стамбула", "хозяин Босфора" - так величают ветерана турецкой политики, с 2003 года занимавшего премьерское кресло Реджепа Тайипа Эрдогана. 60-летний политик был фаворитом президентской гонки - столь же бесспорным, сколь и неоднозначным. Предвыборная кампания проходила в условиях острого социально-политического напряжения, в связи с чем многие эксперты - как местные, так и западные - заговорили о "скором закате эры" Партии справедливости и развития и ее лидера. Однако Эрдоган сумел подтвердить "личный вотум доверия", которым, по сути, стали для него прямые выборы главы государства.

Эрдогана ставят в пример как "восточного вождя" региональной державы XXI века, которому на протяжении десяти с лишним лет удается сохранять стратегические отношения с Западом и в то же время проводить самостоятельную политику в "зоне национальных интересов". Так, начало премьерства Реджепа Тайипа Эрдогана запомнилось решением не допускать на турецкую территорию войска американцев - своих главных союзников по НАТО, готовившихся к вторжению в Ирак. Национально-патриотическая риторика стала той картой, которую Эрдоган успешно разыграл на президентских выборах, сумев мобилизовать свой традиционный электорат. Это признают и его политические оппоненты, не устающие твердить о "ползучей исламизации" и "попрании заветов отца нации Ататюрка", заложившего для Турции светскую авторитарную модель правления. Как ни парадоксально, ориентация Эрдогана на "политический ислам" и "умеренный исламизм", чуть не стоившая ему карьеры из-за преследований со стороны охранителей светского строя, не помешала ему включить в свой арсенал те самые "кемалистские" патриотические нотки, которые находят отклик у консервативного среднего класса Турции. Даже забуксовавший процесс вступления Турции в ЕС не выглядит в этом контексте как фиаско.

Популярность Эрдогана связывают и с его биографией: классического выходца из народа, который "сделал себя сам". Сыну простого чиновника береговой охраны, начинавшему продавцом лимонада в неблагополучных кварталах Стамбула, удалось в 1994 году избраться в мэры этого города. Его сторонники любят припоминать более ранний эпизод "романтического бунтарства" будущего главы государства, который пришелся на очередной военный переворот в Турции в 1980 году. Молодому человеку, служившему в городском совете транспорта, начальство приказало сбрить усы, которые сочли признаком неблагонадежности. Эрдоган, уже присоединившийся к турецкому исламистскому движению, сбривать усы напрочь отказался, за что был уволен и перешел на менеджерскую работу в частный сектор. Что, кстати, пригодилось ему впоследствии на посту мэра. Он немало сделал для города: провел новую систему канализации, решил транспортные проблемы, способствовал озеленению районов Стамбула. По иронии судьбы именно с протестов за сохранение любимого горожанами парка Гези в Стамбуле начнутся в 2013 году массовые антиправительственные выступления оппозиции, которые серьезно ударят по рейтингу премьера.

В заслуги правительству дипломированного экономиста Эрдогана ставят борьбу с инфляцией и рост экономических показателей, строительство социальных учреждений и инфраструктурных объектов, например, сооружение железнодорожного тоннеля под проливом Босфор, соединившего европейскую и азиатскую части Стамбула. Анонсированный же турецкими властями мегапроект по строительству "канала века" - пролива-дублера Босфора встретил полярные оценки: от восторгов до неприятия "геополитических фантазий хозяина Босфора". Эксперты признают, что в последние годы Эрдоган столкнулся со многими вызовами, связанными в том числе с накрывшей Ближний Восток "арабской весной", в событиях которой Анкара приняла деятельное участие. В первую очередь - на сирийском фронте. В самой Турции высокопоставленные чиновники оказались в центре громких коррупционных скандалов, за которыми последовали беспрецедентные чистки и аресты в рядах правоохранительных органов. Премьер лично обвинил своих недругов в организации прослушки членов правительства. Более масштабной была лишь кампания, в прошлые годы развернутая против турецкой военной элиты в рамках дела об "антигосударственном заговоре". Примечательно, что европейские партнеры Турции, с одной стороны, поддерживают протестные настроения в республике, не забывая время от времени критиковать ее власти за всевозможные наступления на свободы (как в случае с временным запретом "Твиттера" по личному распоряжению Эрдогана). С другой стороны, эта критика в адрес Анкары весьма умеренна.

Некогда член молодежной сборной по футболу, "чемпион Стамбула" Реджеп Тайип Эрдоган забил очередной гол в ворота политических оппонентов. Ожидается, что до конца года в законодательство Турции будут внесены поправки, которые расширят полномочия президента республики, до сих пор остававшегося скорее фигурой номинальной. А значит, пересаживаться на скамейку запасных Эрдоган не спешит.

В мире Ближний Восток Турция