Новости

26.08.2014 00:45
Рубрика: Экономика

Новый поворот

Точки роста экономики смещаются на Восток
"Наша страна, увы, засиделась на периферии экономической интеграции в АТР, - считает президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин. - Между тем в потенциале Россия - это серьезный интеграционный узел, связывающий Азию, Европу и Америку. Государства Азиатско-Тихоокеанского региона не выдвигают каких-либо неприемлемых условий или препятствий политического, экономического, идеологического или военного характера для самого широкого участия России во всех региональных делах".

В этом смысле теперешний наш поворот в сторону Востока абсолютно естествен. Понятно, что тихоокеанская политика России не будет исчерпываться только реализацией экспортного и транзитного потенциала восточных территорий. Важно расширять также экономические и гуманитарные приграничные связи, усиливать роль России в межгосударственных объединениях Азиатско-Тихоокеанского региона. И первые успехи на этом пути уже есть. Например, настоящим прорывом стал визит в мае 2014 года главы нашего государства в Китай и подписанные в ходе визита документы. Теперь мы начинаем реально продвигаться в восточном направлении.

К сожалению, экономика нашего мегарегиона остается неэффективной: здесь чрезмерно высокий уровень энергоемкости субъектов хозяйственной деятельности, он в несколько раз выше, чем в среднем по РФ. Производительность труда в расчете на одного занятого в 2,3 раза ниже, чем в Японии, в 3,3 раза - чем в США, в 1,9 раза - чем в Республике Корея. В объеме отгруженных товаров и оказанных услуг в целом по Дальневосточному федеральному округу доля полезных ископаемых и сырья составляет более половины, а вот доля инновационной продукции в валовом региональном продукте - это менее 1%.

Согласно исследованию Института Дальнего Востока РАН, несмотря на усилия федерального центра в последние годы, ключевые негативные факторы пока сохраняются, а некоторые даже усилились. Доля Сибирского и Дальневосточного федеральных округов в ВВП сокращалась, а население продолжало убывать. Так что предстоит гигантская многолетняя работа, чтобы сделать мегарегион процветающим и успешным.

Понятно также, что освоение российским бизнесом (с выверенным участием иностранного капитала) энергетического потенциала и других природных ресурсов региона и развитие на этой основе высокотехнологичных отраслей перерабатывающей промышленности - важное условие сохранения национального суверенитета России над обширными восточными территориями. Мы не вправе забывать, что в мире многие политики до сих пор не отказались от идеи "интернационализации" природных богатств нашей страны.

- Какая роль в этом отводится госпрограмме "Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года"?

- Она подвергалась многим корректировкам и до сих пор не получила завершенности. В ее последнем варианте вообще предусмотрено 10-кратное сокращение общей заявки на бюджетное финансирование: теперь минвостокразвития считает, что до 2025 года реально освоить лишь 353 млрд руб. госсредств вместо предполагавшихся ранее 3,8 трлн. Гарантируется выполнение двух конкретных показателей - рост инвестиций в 2,2 раза и обеспечение численности населения в 11 млн. Минвостокразвития России наделен дополнительными полномочиями. Создаются компании "Дальний Восток" (будет управлять территориями опережающего развития), АНО "Агентство по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Дальнего Востока" и АНО "Агентство по развитию человеческого капитала". Ведомство подготовило предварительный перечень проектов (из 400 предложенных отобрано 16) со сроком реализации в 2-3 года.

- Речь, вероятно, идет о колоссальных суммах?

- Да. И их объем затрудняются оценить даже авторитетнейшие международные консалтинговые структуры. К тому же высокие инвестиционные риски в России, особенно в промышленности, высокие темпы инфляции, волатильность курса рубля и другие факторы затрудняют приход долгосрочных инвестиций.

Где взять деньги? Вот некоторые экономисты уверены, что основной объем экспортных доходов российского Зауралья надо оставлять на местах, в ущерб функциям федерального Центра; тогда, мол, бизнес сам поднимет Сибирь и Дальний Восток. А еще они считают, что нам нужно не поворачиваться на Восток или Юг, а совместно с европейцами и американцами создавать Северный альянс, который на Тихом океане с участием России может быть таким же мощным, как и на Атлантическом, где он сложился без нее. Не согласен. Определять перспективы привлечения внутренних и внешних инвестиций в дальневосточные проекты следует с учетом общей ситуации в инвестиционной сфере.

А сегодня активность компаний тормозится, в частности, потому, что предыдущий инвестиционный цикл оказался не очень удачным: российский бизнес вложил в экономику несколько триллионов рублей, но многие инвестиции из-за кризиса не окупились. Возможности заимствовать за рубежом сужаются, на российском же рынке нет дешевых длинных денег. В итоге проекты, ориентированные на нормальный инвестиционный цикл, имеют низкую доходность или вообще убыточны.

Именно поэтому в экспертном сообществе стало преобладать мнение, что ключевую роль в аккумулировании инвестиционных потоков для мегарегиона могут сыграть Фонд развития Дальнего Востока и так называемые территории опережающего развития (ТОР) с льготным налоговым режимом по федеральным налогам. Эти планы в 2013 году не были поддержаны минфином и минэкономразвития. Но вот в проекте "Основных направлений налоговой политики на 2015-2017 годы" льготы для ТОР сохранены практически в первоначальном варианте.

Сейчас также хорошее время для резкого роста китайских инвестиций в Россию. В КНР огромный запас долларов, и китайцы стремятся перевести их в реальные активы. Источниками инвестиций должны стать и рубли, аккумулированные на счетах специальных структур, - Пенсионного фонда, Агентства по страхованию вкладов, ФГКУ "Росвоенипотека" и т.д. Это примерно 4,2 трлн руб. Разместить деньги в акциях и долговых обязательствах российских эмитентов - вполне решаемая задача.

- У ТПП есть предложения по привлечению средств?

- Мы считаем, что инвесторов на Дальний Восток привлек бы специфический налоговый режим. Его надо максимально приблизить к предлагаемой минэкономразвития концепции ОЭЗ в Крыму и действующей ОЭЗ в Калининграде. То есть необходимо, чтобы инвесторы в дальневосточные проекты получили особые таможенные условия, упрощенную процедуру регистрации и специальную инфраструктуру. Главное при этом - особое внимание уделять инвестициям в основной капитал. Минимальный порог вложений для инвестора-резидента должен составлять 150 млн руб., из налогов платить предлагается только налог на прибыль по ставке 10%. Налоги на фонд оплаты труда не обнуляются, но возможны льготы по аналогии с резидентами технико-внедренческих зон. И до 2018 года эта категория лиц платит соцвзносы по ставке 14% вместо 34. Все эти меры интересны были бы и тем российским компаниям, которые намерены возвращать деньги из офшоров.

Многие независимые эксперты считают, что всем инвесторам на ТОР следует также обеспечить максимальную степень юридической защиты. Надо подумать о введении европейских норм регулирования строительства. Нужно максимально снять административные барьеры и обеспечить стабильность фискальной нагрузки на бизнес. Экспертное сообщество считает избыточной и значительную часть тех 40 позиций в стратегических областях, где существует только разрешительный допуск иностранных инвесторов.

Экономика Финансы Инвестиции Фонды, ассоциации и союзы Торгово-промышленная палата России