Новости

04.09.2014 14:49
Рубрика: Культура

Чайные церемонии с Макинтошем

Легендарный архитектор, дизайнер, художник в Музеях Московского Кремля
В Одностолпной палате Московского Кремля открылась выставка "Чарльз Ренни Макинтош: манифест нового стиля", представляющая творчество легендарного архитектора, дизайнера, художника, который сумел на рубеже XIX-XX веков соединить в своих проектах опыт строителей старинных шотландские замков и японский стиль, современные технологии и вкус к рукотворным авторским изделиям…

Один из теоретиков  современного "тотального дизайна", культовая фигура для его родного Глазго и Англии, Чарльз Ренни Макинтош (1868-1928) в России менее известен. Для многих его имя напомнит скорее об айпадах и айфонах и прочих компьютерах apple или о плаще "макинтош", чем о таинственной эпохе модерна. Меж тем сегодня его работы, как и знаменитой "Четверки" из Глазго, одни из самых дорогих на аукционах. Так, в 2012 коллекция их работ была продана в Эдинбурге за 1,2 млн фунтов стерлингов. Новый fin de siècle способствовал очередному взлету интереса к его творчеству. Его большая ретроспектива была показана в Метрополитен музее в 1996-1997. В 2009 году в его честь была выпущена серия 100-фунтовых банкнот - разумеется, с портретом Чарльза Ренни Макинтоша. Выставка в Музеях Московского Кремля - плод сотрудничества музеев Глазго, Музея Виктории и Альберта, Национального Траста Шотландии и японского Музея искусств Хида Такаяма. О ней рассказывает Ольга Владимировна Дмитриева, заместитель генерального директора Музеев Московского Кремля, один из организаторов проекта.

Это же не первый приезд работ Чарльза Ренни Макинтоша в Москву?

Ольга Дмитриева: Нет. В 1903 году Федор Шехтель устраивал в Москве "Выставку архитектуры и художественной промышленности нового стиля". Он пригласил участвовать в ней и Чарльза Макинтоша, который к тому времени был уже хорошо известен в Вене. Художники Венского Сецессиона ценили его едва ли не больше, чем соотечественники. В свою очередь художники России интересовались тем, что происходило в Европе. Так что вполне естественно, что Макинтош, которого в Вене уже воспринимали как мэтра, несмотря на довольно молодой возраст, получил приглашение от Шехтеля. На пересечении Столешникова переулка и Петровки до сих пор можно увидеть дом в стиле модерн, где проходила эта выставка. Макинтош привез интерьер белой гостиной. К сожалению, его визит в Москву не был успешным. Критики писали, что комната с белой мебелью напоминает кабинет врача или парикмахерскую. Ни одна из вещей Макинтоша не была продана в Москве, он увез их обратно.

Не нашлось для покупки его работ Щукина и Морозова…

Ольга Дмитриева: Увы!

Судя по тому, что в последние годы жизни он и его жена Маргарет Макдональд живут во Франции, в городке, граничащем с Испанией, и очень много рисуют, пишут акварели, заказов у него было меньше, чем хотелось бы…

Ольга Дмитриева: Зато те заказчики, которые появлялись, во многом были его единомышленниками, имевшими вкус к искусству модерна, а позднее - ардеко. И они предоставляли художнику карт-бланш. Благодаря им он мог реализовать одну из любимых идей о тотальном дизайне, согласно которой архитектор не только создает дом, но планирует и окружающий ландшафт, интерьер, создает эскизы мебели, панно, светильников… К примеру, Хилл- Хаус, элегантная вилла, построенная неподалеку от Глазго для семейства Блэки, - целиком его создание. Он определял световое решение, цветовую гамму, все детали оформления, мебель (в частности, знаменитые стулья Макинтоша с высокими спинками)… На фоне трафаретных орнаментов располагалась мебель - темная, лаконичная, контрастировавшая с нежными розовыми кустами, "расцветавшими" на стенах.
Мы привезли из Хилл Хауса прекрасные работы. Например, бюро, или "кабинет", как тогда говорили, украшенный перламутром и витражным стеклом. В раскрытом виде оно напоминает японское кимоно. Макинтошу так нравился этот предмет, что он сделал себе копию. Мы очень рады возможности показать это произведение публике.

Вы попытались дать представление о тотальном дизайне через знаковые работы?

Ольга Дмитриева: Нам удалось привезти вещи, которые отсылают к самым интересным и важным проектам Макинтоша. Например, к знаменитым "чайным комнатам", которые он создавал для Кэтрин Крэнстон. Она была хозяйкой салонов, где собирались дамы и семьи среднего класса для чаепития и светского общения. Макинтош создал несколько таких гостиных - на Ингрэм-стрит, Аргайл-стрит В том числе, "Ивовые чайные комнаты", названные так по имени аллеи, где стоял дом. Каждую комнату он оформлял по-своему: там были китайские гостиные, белые гостиные, гостиные де люкс. Макинтош  был демиургом этого мира, который продумывал все: от архитектуры до униформы официантов, не говоря уж о столовых приборах, посуде, мебели и декоративных стенных росписях…. Эффект этих комнат был потрясающим, и в Глазго они создали ему высочайшую репутацию.

Но самый знаменитый шедевр - Школа искусств в Глазго?

Ольга Дмитриева: Макинтош много построил для родного города. Здание газеты "Глазго Геральд", школы, церковь… Но здание для альма матер, где он когда-то занимался вечерами, - непревзойденный шедевр. Потрясающее здание на холме напоминает шотландский средневековый замок и при этом чрезвычайно современное. В этом весь Макинтош. Он черпает вдохновение в старинных традициях, легендах, мифах, но при этом очень функционален в своих решениях. Скажем, он сумел так проложить трубы отопления внутри стен школы, чтобы дети могли просушить свои мокрые пальтишки. Он сочетает бетон с булыжником и тесаным камнем. В Британии он первым начинает использовать пластик в своих проектах. Он невероятно разносторонний архитектор, дизайнер, инженер, художник.

Школа искусств Глазго пострадала от пожара недавно?

Ольга Дмитриева: Эта трагедия случилась в мае 2014 года. Школа искусств Глазго изначально была нашим первым партнером. Мы были очень благодарны Школе за готовность предоставить большое количество экспонатов. Но 23 мая случился пожар, в котором погибли многие произведения Макинтоша и весь интерьер библиотеки, которая была шедевром в шедевре. Помещение было стилизовано под  средневековое монастырское хранилище книг. Деревянные перекрытия имитировали средневековые интерьеры, столы были сделаны словно для старинных манускриптов, ни одно кресло не повторяло другое, каждый светильник был уникален. К сожалению, теперь библиотека утрачена. Это трагедия национального масштаба для Шотландии, Великобритании и огромная потеря для мировой культуры.

Когда мы встали перед необходимостью замен, нам помогли японские коллекционеры, музей искусств Хида Такаяма предоставил целый ряд работ. Так что мы собирали эту выставку по всему миру.

Как складывалась концепция выставки?

Ольга Дмитриева: Хотелось бы, конечно, чтобы зрители смогли приоткрыть дверь в огромный прекрасный мир, который возникает за вещами, привезенными на выставку. Чарльз Макинтош был человеком, которые творил не только новые формы, но и смыслы. Ни один предмет не исчерпывался для него просто функцией. Он любил повторять, что жизнь - это лист, а искусство - это цветок. Искусство - то, ради чего стоит жить, работать, украшая эту жизнь, делая ее привлекательной.

Одна из сверхзадач выставки - показать эволюцию творчества Макинтоша. В самом начале его работы вырастают из эстетики Уильяма Морриса и знаменитого движения "Искусств и ремесел". А потом мастер чрезвычайно быстро движется в сторону ар нуво. В конце жизни он приходит к  еще одному большому европейскому стилю - ар деко. Его работы становятся очень строги, почти агрессивны по цветовой гамме. Надеюсь, что наши посетители смогут увидеть эту впечатляющую эволюцию.

#event#exhibition

Культура Арт Музеи и памятники Перекрестный год культуры Россия - Великобритания Выставки с Жанной Васильевой Гид-парк РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники