Новости

09.09.2014 00:41
Рубрика: Экономика

Цена ушла на второй план

Для каждой работы есть свои стандарты качества
За семь месяцев действия 44-ФЗ количество контрактов, заключенных с единственным поставщиком, сократилось почти на 70%.

На пути недобросовестных участников торгов этот закон поставил надежный барьер в виде "антидемпинговых мер". Прописывать правила игры на рынке контрактных отношений и диктовать свои условия может только крупнейший покупатель - государство. В результате бизнес уже знает, что надо будет от него государству через три-четыре года. В процедуре контрактных отношений прописано все, что должны делать заказчики и поставщики. И если нарушен срок - это преступление. Принцип 44-ФЗ в другом - формируется единая информационная система, некая база данных, которая позволяет проверить любую закупку, даже если это будет через год или два. Но обязательно придут. Причем проверят не то, как правильно были оформлены бумаги и выдержаны ли нормативные сроки публикации извещения. Проверят, какой результат получен за бюджетные деньги, которые израсходованы.

К примеру, при действующем ранее 94-ФЗ нельзя было сравнить стоимость дороги в Ханты-Мансийске и стоимость дороги в Чите. Не было базы данных, и соответственно, не было итогов фиксации. После того как 44-ФЗ заработает в полном объеме, все товары и услуги можно будет сравнить по стоимости с аналогами, которые закупают сотни других заказчиков. Если цена будет сильно отличаться, то как минимум нужны объяснения, почему это оказалось дороже. Еще одним отличием нового закона от 94-ФЗ является переход от так называемого ортодоксального, однополярного восприятия мира закупок, где цена является единственным критерием, к более сложной модели с качеством во главе угла.

- Кто определяет критерии качества?

Евгений Елин, заместитель министра экономического развития Российской Федерации: В 94-ФЗ единственный критерий - цена. Но дешевле не всегда лучше: надо не только обращать внимание на цену, но и на способность исполнителя сделать эту работу и сделать ее качественно. Например, двухэтапные конкурсы и конкурсы с ограниченным участием, когда речь идет о сложных инженерных сооружениях. Как показал опыт, многие компании, которые ничего до сих пор подобного не делали, выигрывали контракт, потому что предлагали самую низкую цену. Надеясь на русское "авось": как-нибудь все сложится. А если не сложится, как-нибудь с заказчиком договоримся либо о продлении сроков, либо об увеличении стоимости. И, конечно, у них оставалась надежда на коррупцию. Случалось, что компания, которая ничего, кроме сараев, не строила, получала контракт на строительство сложнейших объектов. Обеспечительные меры сейчас усложнили, ужесточили требования.

- Кто определит, сколько надо платить?

Елин: Для каждой работы есть свои стандарты качества. Они, во-первых, должны быть обеспечены. Во-вторых, в 44-ФЗ введен ряд двухэтапных процедур, когда сначала определяется предложение товара и только потом выясняется, какие требования должны быть предъявлены к поставщику. Появилось много новых принципиальных разворотов. Ведь есть понятие переторжки, которое введено для того, чтобы участники имели возможность улучшить условия своих предложений. Этот инструмент предполагает внедрить в контрактную систему. Если выяснится, что после подачи заявки конкурент предлагает более выгодные условия, участник имеет право улучшить и свои условия на этапе проведения конкурса. Впрочем, это все детали, в чем-то второстепенные.

- А что первостепенно?

Елин: Это механизм планирования и регулирования, проведение той экономической политики, которую государство считает необходимой. Если необходимо поддерживать своих производителей, это можно делать, но понимая, что за это должен кто-то платить. А платит, как правило, налогоплательщик. Защитить рынок от роста цен невозможно, если снижается конкуренция. Мы живем в правовом пространстве, у нас есть обязательства перед ВТО, Единым экономическим пространством. И у нас есть интересы налогоплательщиков и производителей. Абсолютного решения нет. Нельзя однозначно сказать, что будет хорошо, а что - плохо. Различные решения принимаются в различные моменты. Это и есть экономическая политика государства, которая на различных этапах определяет, кому оно должно помогать. Ущемить интересы потребителей, но помочь производителям. Возможно? Безусловно! Но это должно быть объяснимо и временно. Потому что такие решения затрагивают интересы всех. И контрактная система выступает тем механизмом, который должен обеспечивать баланс интересов. Сама по себе она не имеет никакого значения, как система, она лишь инструмент для проведения экономической политики. И как любым инструментом контрактной системой можно пользоваться правильно или неправильно. Правительство может ограничить допуск иностранных производителей на внутренний рынок подобным юридически чистым способом.

- Чем обеспечена эффективность контрактной системы?

Елин: Очевидно, что к такому механизму должно быть доверие, понимание, как он устроен, а для этого необходима обратная связь. Гарантом, что система изменяема, а информация - достоверна, выступает Экспертный совет по контрактным отношениям.

- Прошло уже несколько заседаний Совета, есть ли подтверждение того, что он работает?

Елин: Решение создать Экспертный совет было совершенно правильным. Он не рассматривает какие-то процедуры, например, сроки принятия заявок. Его функция - обеспечить двусторонний обмен информацией, и эта задача решается. Принципиально важно, что удалось повысить доверие населения к контрактной системе. Есть четыре базовых системы государства. Первая - налоговая система, обеспечивающая сбор денег налогоплательщиков. Вторая - бюджетная, которая распределяет финансовые ресурсы. Третья - банковская система, являющаяся каналом, по которому эти деньги идут. И четвертая - контрактная система - финишная. Она обеспечивает конечный результат. Так что по факту механизм контрактной системы работает в общественных интересах, и налогоплательщики должны ей доверять, понимать, что здесь нет элементов сговора. Одним уровнем контроля мы не ограничились. При минэкономразвития сформирована целая архитектура общественного контроля ситуации: Совет региональных и муниципальных заказчиков, Совет федеральных заказчиков, Совет по контролю и аудиту в сфере закупок. На сайте министерства размещаются ответы на актуальные вопросы формирования контрактной системы. Эффект налицо - среднее количество звонков в день с вопросами про контрактную систему сократилось почти вдвое. Если в феврале было 5,6 тысячи звонков, то в августе - 3,3 тысячи.

- Насколько 44-ФЗ противостоит недобросовестным поставщикам?

Елин: В новой системе заключение контрактов по результатам несостоявшихся конкурентных процедур допускается только с единственным поставщиком, который подал заявку на участие в закупке. Заявки участников подаются закрытыми. Обязательна публичная процедура их оглашения. За семь месяцев действия 44-ФЗ количество контрактов, заключенных с единственным поставщиком, сократилось почти на 70%. А для защиты от недобросовестных поставщиков введены "антидемпинговые меры". В случае падения цены свыше 25% от начальной при закупках, превышающих 15 млн руб., участник должен представить полуторакратное обеспечение.

- Насколько ориентирован 44-ФЗ на малый бизнес?

Елин: Возможность стать поставщиком государства для субъектов малого и среднего предпринимательства - наиболее эффективная мера поддержки. Даже более эффективная, чем просто разовые субсидии. Поэтому закон о контрактной системе расширил поддержку малого бизнеса. Например, с 10 до 15% увеличена квота в сфере государственных и муниципальных закупок. Заказчики теперь обязаны осуществлять взаиморасчеты с предпринимателями в течение 30 дней. Эта норма устраняет основное препятствие, из-за которого ранее малый и средний бизнес не мог участвовать в госзакупках - длительные сроки оплаты контрактов. В квоту не входят закупки, на которые не пришел ни один участник, как это было ранее. Тем самым, можно избежать так называемой "виртуальной поддержки малого бизнеса". Результат налицо - за семь месяцев 2014 года количество контрактов, заключенных с субъектами малого и среднего предпринимательства и социально ориентированными некоммерческими организациями, возросло на 43,47%, а сумма заключенных контрактов выросла более чем на 90 млрд руб. и составила 217,7 млрд руб. В ближайшее время может быть принято решение об установлении квоты закупок у субъектов малого и среднего предпринимательства для компаний с госучастием и субъектов естественных монополий. Объем дополнительных средств, которые благодаря такому нововведению можно будет направить на поддержку и развитие малого и среднего бизнеса, оценивается не менее чем в 1 триллион рублей. Это серьезная сумма.