Новости

11.09.2014 00:35
Рубрика: В мире

Дневники Евсеича

Корреспонденту "РГ" удалось прочесть записи одного из первых российских переселенцев в Киргизию
Сотрудники Российского центра науки и культуры (РЦНК) в Бишкеке отыскали на юге Киргизии потомков первых русских переселенцев.

Во время этнографической экспедиции исследователи познакомились с Татьяной Неманихиной, чей дед Степан Евсеевич был свидетелем становления российско-киргизских отношений на территории, где сегодня располагается Джалал-Абадская область КР. Женщина поделилась с историками своим самым большим сокровищем - дневниками, которые вел "дед Евсеич", описывая происходившие на протяжении более 70 лет события.

- Мемуары переселенца, пережившего революцию, войну в басмачеством, участвовавшего в строительстве современной Киргизии, - настоящая находка, - считает сотрудник РЦНК, кандидат исторических наук Марина Зенько. - Человек писал беспристрастно, хотя и описывал собственные впечатления.

Батраки, басмачи, революционеры

Село Октябрьское Сузакского района Джалал-Абадской области было основано летом 1905 года, тогда здесь жили лишь киргизы. В 1906 году туда приехали несколько десятков семей переселенцев с Украины, Сибири и Дона, а в 1907 году из России сюда переселилась семья Неманихиных. После 1910 года село заметно разрослось. Каждой семье выделили по десятине земли - 1,1 гектара.

"Я и моя сестра Феня пошли в люди - бат-рачить. Нанимались в имущие семьи. Плату и условия диктовали хозяева. Не было нормирования рабочего дня, трудились без выходных и отпускных, по болезни не платили. Хозяева год от года богатели, засевали до полусотни десятин пшеницы", - гласят ранние записи Степана Евсеевича.

Немалую часть дневников занимают события 1918-1920 годов. Тогда юг Киргизии наводнили бандиты, наводившие ужас на крестьянские поселения.

"Третьего сентября 1918 года пришли басмачи во главе с Мадаминбеком Ахматбековым, пограбили и отбыли в Сузак. Мадаминбек приехал с величием, именовал себя "амиром, владыкой Ферганы". Под ним конь в белых "носочках", пояс широкий сверкает драгоценными камнями, сабля и ножны отделаны бирюзой, маузер, камча в серебряной оправе, шитая золотом тюбетейка с чалмой, сапоги сафьянной кожи. Курбаши (главари банд) двинулись по кишлакам Ферганы и селам русских, разоряя жителей и экономику края, облагая население поборами. Их поддерживают баи", - гласят записи Неманихина.

Степан Евсеевич рассказывает, как объединялись крестьяне сразу восьми сел для обороны от бандитов. Был избран штаб ополчения, Неманихина же назначили заведующим оружием.

Советская власть пришла в Джалал-Абадскую область в октябре 1919 года. Из России прибыли люди, которые стали создавать ячейки компартии, агитировать местное население. Степан Неманихин как самый грамотный и политически подкованный был избран секретарем местного революционного комитета. Однако в коммунистическую ячейку втерлись "противники советской власти", которые пошли на сговор с бандами басмачей.

"Меня вызвал начальник отряда и спросил мнения, нужно ли посылать отряд на полную зачистку кишлака Ягач-Курган. Мол, всех там нужно уничтожить - они басмачи. Я ответил, что это обстановкой не требуется, так как руководство штаба все равно с бандитами в союзе. А план его несправедлив и жесток - не могут все жители, включая стариков, женщин и детей, быть басмачами. Это не по-человечески, зачисткой мы только создадим рознь. Меня выгнали из штаба, обругав", - вспоминал впоследствии "дед Степан".

"Угостил и умертвил"

Неманихин боролся с предателями, рассказывая сельчанам о противоправных действиях антисоветчиков. На жизнь Степана Евсеевича было совершено несколько покушений. Руководители штаба совместно с басмачами попытались развязать в регионе войну против советской власти. Усмирить их быстро не удалось - конные банды были очень мобильными и уходили от преследования, часто перегруппировываясь и совершая набеги на мирные поселения. Но в конечном итоге банды были перебиты, парт-ячейка прошла через "чистку", после чего провокаторов расстреляли.

Однако басмачество не сдавалось. Красная армия формировала отряды, теснившие бандитов. В конце декабря 1919 года Неманихин возглавил одно из таких подразделений.

"Главарь басмачей Иргаш за лето 1919 года отстроил разрушенную ранее крепость Бачкир (38 километров от Коканда). Стены толщиной два и высотой пять метров. Десять тысяч декхан более двух месяцев

строили эти укрепления, склады и сооружения бесплатно, за пиалу шурпы и одну лепешку в день. Также здесь обустроен подземный выход из крепости - 20 человек трудились, еще десять присматривали, чтобы декхане не убежали. Землю выносили на спинах мешками. По завершении тоннеля Иргаш всех угостил и умертвил, чтобы сохранить подземный ход в тайне от всех", - повествует дневник.

Целый раздел дневников Неманихина называется "Становление Советской власти". Летописи рассказывают о тяжелом и кропотливом труде, вложенном людьми в поднятие села, освоение новых земель и битву за урожаи, проведенной земельной реформе, борьбе с баями и батрачеством, подъеме образования, строительстве школ и медучреждений, создании колхозов, всеобщей борьбе с эпидемиями и природными катастрофами. Дневник повествует о том, как русские и киргизы жили бок о бок, называли друг друга братьями и вместе строили светлое будущее.

"Я как секретарь райкома взял на учет все семьи бедноты и красноармейцев, не имеющих сил и средств справляться с сезонными работами. Также взял на учет сильные хозяйства и к каждому их десятку прикрепил 1-2 малоимущих семьи. В течение нескольких лет посевные и уборочные работы они вели сообща. Таким образом бедняки работали и поправляли свои дела, а сильные их поддерживали", - пишет Неманихин.

Будущее строили вместе

За следующие 20 лет Степан Евсеевич объездил едва ли не весь юг Киргизии. С его участием строились мосты, лесопилки, налаживали работу колхозы и заводы. При этом он не чурался трудиться наравне с простыми рабочими - плотничал, убирал хлопок, возделывал землю.

В Великую Отечественную Степан Евсеевич потерял одного из сыновей - командир противотанкового орудия гвардии, сержант Григорий Степанович Неманихин погиб в боях за Керченский полуостров. Его отец в эти суровые годы вступает в трудовую армию.

"Нашим отрядам поручают самую тяжелую работу. Отсюда часто дезертируют, здесь умирают. Но у меня другой настрой - нам не привыкать. В 1943 году мы прибыли в Боомское ущелье на прокладку железной дороги Быстровка - Рыбачье. Сначала я плотником строил бараки для рабочих, но меня быстро повысили до бригадира. Рабочих 43 человека, все киргизы. Очень трудолюбивые и упорные. А работа ответственная: возведение земляной насыпи, а местами и прокладка автодороги. Вскоре моя бригада стала перевыполнять план на 170 процентов, отряду дали звание "стахановцы", - вспоминает Степан Евсеевич.

Советы потомкам

После войны Неманихин получил инвалидность, но работать не бросил. Трудился в артели "Пимокат" во Фрунзе, делал колодки для обуви. В 60-х годах вышел на пенсию, счастливо прожил с семьей до 80-х, оставив троих детей. В Октябрьском до сих пор многие помнят доброго и трудолюбивого Степана Евсеевича, немало сделавшего для родного села и страны в целом.

"Умение и склонность к труду, полезному семье и обществу, - одно из главных правил жизни. Также человеку очень важна семья, в ней он всегда и постоянно. Без любви родных жить скучно, а в трудную годину - беспомощно и одиноко. Я удовлетворен тем, что мои дети и внуки живут дружно. Жить оптимистично, в ладах с собой и миром - это сберегает нервы, ублажает и продлевает жизнь", - пишет Иван Евсеевич.

Мнение

Марина Зенько, кандидат исторических наук:

- Найденные дневники уникальны и относятся к мемуарам, они имеют большую научную ценность. Надеемся, что они заинтересуют специалистов, занимающихся новейшей историей Центральной Азии. Сейчас документы оцифровывают, вскоре они станут одним из важнейших экспонатов создаваемой сегодня музейной экспозиции РЦНК в Бишкеке.

В мире экс-СССР Киргизия