Новости

12.09.2014 17:00
Рубрика: В мире

"Миротворец" Обама становится воплощением воинственности

Текст: Андрей Шитов (ИТАР-ТАСС)
Злую шутку сыграла судьба над президентом США Бараком Обамой. Человек, пришедший к вершине политической власти в Америке под лозунгами прекращения войн и даже авансом получивший после избрания Нобелевскую премию мира, становится воплощением упрямой опоры на силу. По мнению многих наблюдателей в США и за их пределами - прежде всего из-за того, что оказывается неспособным к нормальному, неконфронтационному решению проблем как внутри собственной страны, так и за ее пределами.

Можно, наверное, считать, что Обаме просто не везет. Дома в непримиримой оппозиции к нему находится ключевая нижняя палата Конгресса США, контролируемая республиканской оппозицией. За рубежом то и дело возникают проблемы и кризисы, включая в последнее время острый конфликт на Украине и подъем экстремистского движения "Исламское государство" (ИГ) в Ираке и Сирии. Но ведь на то его и избрали, чтобы решал самые сложные, президентского уровня проблемы.

Перед своей недавней поездкой на саммит НАТО Обама допустил грубую оплошность, признав, что у него "пока нет стратегии" для противостояния ИГ. Это навлекло на него в США шквал критики, поскольку об угрозе со стороны этой террористической группировки известно было не первый год. И после того, как боевики публично обезглавили двух подряд американцев, страна ждала от своего лидера решительных действий.

В среду вечером Обама оплошность исправлял - в своей привычной манере, с помощью потока слов. В телеобращении к стране он излагал свою стратегию борьбы с ИГ, которую за считанные дни сформулировал.

Из нее, в частности, явствовало, что воевать он предпочел бы чужими руками - без отправки на фронт собственных сухопутных войск. Как подсчитал политологический журнал "Нэшнл джорнэл", "в 14-минутной речи Обама целых восемь раз привлекал внимание к "партнерам", которым предстоит взять на себя основную тяжесть боевых действий". Зато без ответа осталось множество вопросов: от предполагаемой продолжительности и стоимости нового конфликта до стратегии выхода из него и критериев успеха и неудачи, от взаимодействия с "партнерами" до координации (или отсутствии оной) с властями Ирака и Сирии.

Ведущие издания США единодушно расценили выступление Обамы, как подтверждение того, что отныне воинственность становится неотъемлемой составной частью его формируемого наследия. Вот заголовки публикаций: "Президент, шедший к власти с обещаниями мира, опасливо объявляет войну" (National Journal). "Новая военная кампания продолжает наследие войн" (The New York Times). "Для президента Обамы действия против "Исламского государства" - вопрос наследия" (Washington Post).

Совершенно очевидно, что в контекст этой воинственной риторики органично вписываются и новые угрозы США в адрес России. Для Обамы это тоже "вопрос наследия", причем очень важный. Как известно, в первый срок своего президентства он пытался "перезагрузить" отношения Вашингтона с Москвой на базе "операционной системы", контролируемой из Белого дома, и считал это едва ли не главной своей внешнеполитической инициативой. Когда же Кремль в разных ситуациях - от защиты российских приемных детей в США до "акта им. Магнитского" и истории с Эдвардом Сноуденом - стал жестко отстаивать национальные интересы, последовали "оргвыводы", в том числе в виде нынешних американских санкций, формально объясняемых кризисом на Украине.

В четверг Обама объявил о готовящемся очередном ужесточении этих санкций. По сути этим шагом он противопоставил себя всему мировому сообществу, стремящемуся сейчас делать все возможное, чтобы только не обострять ситуацию вокруг Украины и ненароком не повредить тому хрупкому соглашению о прекращении огня, которое было достигнуто несколько дней назад в Минске контактной группой России, Украины и ОБСЕ.

Президент США, правда, тоже говорил, что он за мир и за реальное выполнение минских договоренностей. Он даже сулил в таком случае "открутить назад" санкции против России. Но предварительно уже сегодня (в пятницу) он собирается их ужесточить. И своим выступлением в нетрадиционном для президента жанре анонса он откровенно (и, разумеется, сознательно) подталкивал в ту же сторону Евросоюз, который, как известно, на самом деле относится к санкциям без всякого энтузиазма.

Зачем это делается? Официальное объяснение Белого дома известно. Еще на саммите НАТО Обама выражал мнение, что, дескать, и все нынешние позитивные сдвиги в ситуации на Украине достигнуты якобы исключительно благодаря американскому нажиму. Хотя все местные неправительственные специалисты и пресса в один голос говорят и пишут, что позиции России в ответ на санкции только встречно ужесточаются и что ожидать другой реакции просто глупо.

Скорее всего реальные причины в другом. Та же американская пресса сейчас однозначно воспринимает развитие событий на Украине как очевидную и безоговорочную победу Кремля и неудачу Белого дома и его ставленников. Это вписывается в контекст представления об Обаме, как о "слабом" лидере, не пользующемся популярностью в собственной стране и допускающем падение ее авторитета на международной арене.

Все это, между прочим, неизменно подтверждается последними опросами общественного мнения в США. Но для Обамы, пекущегося о своем "наследии", это, видимо, нестерпимо.

В мире США Барак Обама Обстановка на востоке Украины Ситуация в Сирии