Новости

16.09.2014 00:12
Рубрика: Спорт

Обид в футболе не бывает

Главный тренер футбольного клуба "Динамо" рассказал о будущем старте Лиги Европы, о том, почему в его команде нет неприкасаемых и зачем кричать у бровки.
Московское "Динамо" на старте чемпионата выглядит очень ярко. И пусть "бело-голубым" в прошедшем туре не удалось прервать впечатляющую победную серию "Зенита", столичная команда смотрелась на "Петровском" как минимум не хуже.

18 сентября динамовцам предстоит еще одно тяжелейшее испытание - команда дебютирует в групповом этапе Лиги Европы, где на выезде встретится с греческим "Панатинаикосом". Незадолго до этого события корреспондент "РГ" навестил на базе в Новогорске главного тренера "Динамо" Станислава Черчесова.

Жеребьевка - это не ресторан

- Станислав Саламович, первым делом хотелось узнать, как ваше здоровье? Ведь кипрские болельщики после поражения в Лиге Европы в вас, говорят, камнями швырялись.

Станислав Черчесов: Не знаю чем попали в ногу, но, думаю, это был камень. Не хочу вспоминать об этом.

- Сейчас "Динамо" ехать в Афины на матч с "Панатинаикосом", а там болельщики не менее горячие.

Станислав Черчесов: Мы и в Афинах играли, и на Кипре. Да, там болельщики горячие, но зачем этот маленький инцидент перекладывать на других? Был Кипр, была игра и победа на последней секунде. Ситуации разные бывают. Не хотелось бы к этому возвращаться, тем более что это уже в прошлом. В хорошем прошлом.

- Почему "Динамо", которое настолько мощно выглядит в чемпионате, в Лиге Европы было как будто скованным. Нервничали ребята?

Станислав Черчесов: Возьмем кипрские команды: практически в каждом сезоне они на виду. В этом году в Лиге чемпионов АПОЭЛ будет играть, причем с датчанами в квалификации они разобралась легко. Если взять "Зенит", то они тоже тяжело с киприотами играли. Уступили на Кипре. Неизвестно, что было бы, если бы в ответном матче не удалили игрока АЕЛа. Сложные были игры. Как и у "Локомотива" с "Аполлоном". Посмотрите внимательно: у них ни одного киприота в составе нет. Значит, они тоже футболистов собирают из чемпионатов Франции, Германии. Развивается футбол. Понятно, что у нас с первой секунды в Москве игра не сложилась. В гостях надо было выигрывать, и мы к этому готовились. Не было вариантов. Поэтому команда себя проверила и выиграла в непростой ситуации. Значит, мы на правильном пути. Команда строится заново, много футболистов ушло, причем игроков основного состава. Есть игры, когда не все просто. Они дали нам качественный скачок в плане понимания того, какой у нас коллектив. Тем более что была квалификация, где нет права на ошибку. Возможно, есть доля правды в том, что из-за этого немного нервничали. Но мы справились и вышли в групповой этап.

- Отлегло?

Станислав Черчесов: Не сказал бы так. Спокойно к этому относился.

- Все-таки для "Динамо" момент достаточно важный, исторический. Давно в таких серьезных раундах еврокубков не играла команда. Как вы оцените жеребьевку?

Станислав Черчесов: Такие слова как "исторический" - они мимо нас проходят.

- Это для болельщиков скорее.

Станислав Черчесов: Ну да. А для нас это рабочие моменты. Они бывают приятные и неприятные. Все в рабочем порядке воспринимаем - знаем, что мы хотим, как этого добиться. И президент Борис Ротенберг, и спортивный директор Гурам Аджоев - мы все время в контакте, в общении. А то, что мы в группе - болельщик наш вознагражден.

- По поводу соперников что скажете? Понятно, что изначально было тяжело рассчитывать легкие команды, поскольку "Динамо" при жеребьевке оказалось в самой слабой, четвертой корзине.

Станислав Черчесов: Что есть, то есть. Мы абсолютно ничего не искали, потому что это не ресторан, где ты заказываешь и поют то, что тебе надо. Это жеребьевка. А то, что мы в четвертой корзине - это факт, поскольку мы никогда на групповом этапе не были. Соперники абсолютно разные. Голландцы, греки и португальцы - разные школы, будем их изучать. Сегодня я не готов по большому счету ни на какой вопрос по соперникам ответить: как они, что, где. Конкретикой буду заниматься только сейчас, поскольку все мысли были о "Зените", а о "Панатинаикосе" до поездки в Питер даже не задумывались. Николай Петрович Старостин говорил: не надо думать о втором барьере, потому что можно споткнуться на первом. У нас есть время все спокойно оценить, собрать более точную информацию о сопернике.

Теория хороша в меру

- Сколько нужно тренеру времени, чтобы разобрать соперника?

Станислав Черчесов: Тренер не один. Есть тренерский штаб, который все обсуждает. Сбором информации у нас занимается в основном Мирослав Ромащенко, делает это очень хорошо. Кто куда бежит - это можно определить за пять секунд. Главное же - почувствовать, что у них внутри. Что за психологический портрет этой команды, что с ними надо делать, чтобы их "расколоть". Бежит - не бежит - это любой увидит. Кто подает, кто забивает - тут особого мастерства не надо. Вот почувствовать их, прочитать изнутри, понять, на что давить - это самое главное.

- Вы сильно "грузите" перед матчем футболистов теорией?

Станислав Черчесов: Нет. Если бы сам не сидел на их месте, возможно, умничал бы по часу. Даем конкретику. В каждой команде есть психотип, их внутреннее состояние. Есть нюансы, объяснить которые можно за 15-20 минут. В конце концов, футболисты здесь, на базе. Если надо кому-то что-то показать, они приходят в индивидуальном порядке. Если брать прошлый месяц, то у нас был всего один разбор игры - нужна была встряска, потому что мы не играли так, как надо, несколько матчей. А так у нас просто нет времени разбирать прошедшие матчи. Соперника мы немного показываем, но дозировано, чтобы понимали, о чем идет речь. Когда у тебя за 30 дней 10 игр, тут надо балансировать, чтобы не перегибать ни в тренировочном процессе, ни в теории. Футболисту надо главного тренера тоже иногда не видеть - фактор не самый последний.

- При этом на календарь вы ни разу не жаловались.

Станислав Черчесов: А мы и не будем жаловаться, зачем? Календарь есть календарь. Мы хотели в Европу, теперь мы там. И знаем, что нас ждет. Для этого и молодежь подтягиваем - все делаем, чтобы без потерь матчи проходили. Бывают перестановки определенные, в том числе тактического плана. У нас единственный игрок Денисов все десять матчей провел. По той или иной причине мы кому-то давали одну игру пропустить, поскольку просчитываем, чтобы и качество игры не страдало, и результат. Футболистов надо держать в определенном тонусе.

- Вы говорите о ротации.

Станислав Черчесов: Есть игра, и мы смотрим по состоянию футболистов, по состоянию команды. У нас нет основного состава. Есть стартовый состав, который начинает игру по той или иной причине. Не может быть основного состава, когда у тебя определенные задачи, определенного уровня футболисты. Их не бывает ни 11, ни 12, ни 13, а бывает обойма 18-20 человек. Тут надо все оценивать правильно, чтобы лишних мин не закладывать. Мин - в кавычках, во всех отношениях: в плане отношений с игроками, в плане того, как не перегрузить, не загрузить, чтобы не было лишних травм.

- Фабио Капелло недавно сказал: у меня 22 игрока, и я должен добиться, чтобы любой из них вышел на поле, и качество игры при этом оставалось на том же уровне.

Станислав Черчесов: Понятно, что даже в топ-клубах вроде "Барселоны", "Реала" есть игроки, которые в любом случае определяют больше, нежели другие. Это везде так. У нас тоже есть футболисты, которые в каких-то моментах делают разницу - я так это называю. Игры бывают разные и все надо правильно распределять, чтобы все было доступно и понятно. Есть общение, есть понимание, футболисту иногда какие-то вещи надо объяснять, зачем и как, чтобы у него не было внутреннего конфликта.

- Чтобы не было обид?

Станислав Черчесов: Слово "обида" вообще не понимаю. Что это такое в профессиональном футболе? Это не из нашего лексикона.

- Вы часто ведете индивидуальные беседы с игроками, объясняя что-либо, убеждая?

Станислав Черчесов: Беседа беседе рознь. Душевных разговоров мы не ведем, говорю сразу, потому что мы - профессиональная команда. Спокойно, конкретно объясняем, без лишних эмоций. Говорим профессиональным языком, потому что футболист любит конкретику - за что ему отвечать, что ему делать, что с него спросят. А расплывчатые формулировки, демократия здесь не нужна. Понятно, что любую ситуацию ты никогда не просчитаешь, но на 85-90 процентов он должен делать так, как мы наметили. Ну а 10-15 процентов - творчество. Как можно Кокорина или Вальбуэна ограничить? Зачем забирать их индивидуальность? Если ты все забираешь себе, это уже проблема. Человек должен себя проявлять. Другое дело, что не в таких пропорциях - 95 как хочу, а пять - как надо. Наоборот. 90 как надо, а 10 - пожалуйста, добавляй свои идеи, только чтобы командные действия не страдали.

- Многие футболисты говорят, что им проще играть через два дня на третий, чем тренироваться неделю и ждать игры. А тренеру?

Станислав Черчесов: Можно три игры провести в таком плотном графике, а потом уже начинают страдать тактические вещи. Некогда игроков расставить на поле, сделать разбор, показать что-то. Мы это начали уже чувствовать. Было маленькое собрание, после которого мы опять вернулись к тому, что надо. Тем более к этому времени у нас Вальбуэна появился, какие-то вещи пришлось перестраивать. Но интеллект француза высокий, класс есть, и он быстро понял, о чем идет речь.

На чемпионате мира нет Лихтенштейна

- Вы ходили на матчи сборной России?

Станислав Черчесов: Да.

- Больше за своими смотрите в таких матчах?

Станислав Черчесов: Нет, это тот случай, когда смотришь сверху. Спокойно для себя отмечаешь - кто, куда, зачем, почему что-то не получалось. Не спрашивайте о деталях - все равно не буду ничего говорить, поскольку иначе влезаешь в хозяйство другого тренера.

- Вам как болельщику, как человеку, который смотрит на сборную своей страны, эти два матча понравились?

Станислав Черчесов: Понравился результат. Там 4:0, тут 4:0. Когда сборная выигрывает - это всегда хорошо. Вдвойне приятно, что открыл счет забитым мячам за сборную Гранат. А не нравится мне, когда вчера все хвалят, а сегодня почему-то плохо становится. Фабио Капелло до чемпионата мира хвалили, потом стали ругать. Почему? Он что, раньше по-другому играл? Нет. А чемпионат мира - другой уровень. Там нет Лихтенштейна, понимаете? Португальцы в нашей отборочной группе были, они тоже вылетели в Бразилии. Кстати, и на днях уступили Албании. Значит, мы были в группе, где уровень не очень. Были бы в соперниках немцы, вот там бы мы реально поняли, что нас там ждет. Почему на чемпионате мира, где топ-сборные, мы должны выдавать фейерверк? Надо оценивать то, что у нас есть, и уважать. Вот и с Лихтенштейном. С одной стороны приятно, а с другой - нет. Потому что когда болельщик скандирует "Дзюба-Дзюба", автоматически он этого игрока возвышает, а другого, который все рекорды побил, унижает. Это наша команда. Хотя в эту секунду они об этом не думают, они кричат "Дзюба-Дзюба". Кержаков все рекорды побил, а вы автоматически унижаете его и других ребят, которые забивали, отдавали передачи. Это неправильно. Все-таки это сборная, которую надо поддерживать. Надо уважать своих футболистов, которые уже десятилетиями приносят славу стране. Это немного покоробило. Хотя, естественно, рад за Дзюбу, которого знаю как облупленного.

Футбол должен быть неравнодушный

- Что вы сделали с Кевином Кураньи, что он опять стал забивать и классно играть в футбол?

Станислав Черчесов: Слава богу, мы на одном языке разговариваем, мы с ним беседовали о его возможностях. Он все сборы отпахал, а менталитет немецкий нам известен, знаем, на какие клавиши давить. Идет совершенно простая работа.

- Как можно мотивировать игрока?

Станислав Черчесов: Человеком движут две вещи: страх и интерес. Чтобы было интересно, надо, чтобы рядом появился партнер, который его понимает. И болельщику должно быть интересно приходить и смотреть на нашу игру. К примеру, мы проиграли "Спартаку", но все ушли со стадиона довольные в плане того, что они увидели на поле. Люди ушли с оптимизмом. Мы не выиграли, но мы их не разочаровали.

- Этот интерес нужно поднимать за счет атакующей игры?

Станислав Черчесов: Его надо поднимать за счет неравнодушной игры для начала. Люди приходят увидеть не пешкодром, а эмоции, заряженность, энергетику. А если есть результат - это вообще зер гуд!

- Учитывая, как вы подбадриваете игроков во время матча, им сложно быть равнодушными. В этой экспрессивности есть элемент игры, или все серьезно?

Станислав Черчесов: В этом есть элемент естественности. Я себя со стороны же не вижу. Какой есть, такой есть. Если чувствую, что надо на кого-то спустить Полкана, то спускаю. А вот на том же Кипре вообще ни слова не произнес - как встал, так и стоял. Спокойно наблюдал. Потому что знал, что им не надо мешать. Они все знают. От того, что ты сейчас будешь руками размахивать, лучше не станет. А бывают матчи, где надо помахать, потому что чувствуется - засыпают.

"Абонементов" не выдаем

- Много говорят о том, что Кокорин стал хуже играть в последних матчах…

Станислав Черчесов: Не согласен с вами. Он играет с небольшой травмой, и в сборной против Азербайджана ему дали отдохнуть. Не забил раз, два, и вам кажется, что играет хуже. Это понятно. А мы смотрим на это иначе - сколько, зачем он отбегал. В Краснодаре не забил, но забили со штрафного, который он сделал, и с передачи, которую он отдал. А вы говорите, что он плохо играет. Несправедливо!

- Жесткая конкуренция вашим игрокам, тому же Кокорину, мешает?

Станислав Черчесов: Это "Динамо" Москва - клуб такого уровня, где невозможно, чтобы все за футболистом ходили и просили побегать. Есть конкуренция, есть разные варианты ведения игры, и вдвоем, и по одному в атаке играют. Надо быть ко всему готовым. Это следующий шаг в плане психологии игроков. Если раньше были "абонементы" выданные кому-то, то сейчас, если делать команду, которая на что-то претендует - это не только "Динамо" касается, а всех клубов - надо быть готовыми в любую секунду свою скрипку сыграть, а не так: дайте мне пять игр, чтобы я на шестой был в порядке. Такого не бывает.

- Вальбуэна свой "абонемент" заработал?

Станислав Черчесов: Это не совсем так. У нас были разговоры тактического плана после пары матчей, потому что началось "Сам себе режиссер". Режиссер бывает один в театре. Хотя класс и место в команде Вальбуэна обсуждать нет смысла.

- Часто бывает, что человек, придя в новую команду, здорово начинает, а потом очень важно его удержать на высоком уровне, сохранить мотивацию.

Станислав Черчесов: Он сам себя должен удерживать, если он профессиональный футболист, а если не будет удерживать… Вот вы сами сказали - Кураньи сейчас другой. Значит, мы умеем не только удержать, но и возродить то, что потеряно. Если конкурентная среда правильная создана, то и люди с интересом на базу приезжают, а не потому что "опять на базу". Даже за столом должна быть интересная компания, чтобы получать удовольствие. А что касается профессионального футбола, то тоже нужна компания, в которой они хотят находиться и играть. Эту "компанию" создает клуб. И поэтому подбираем тех или иных игроков. Зарплата - это такое дело: подписали и забыли. А все остальное - каждодневная работа. И требования к игроку должны предъявляться во всех отношениях, и задания даваться, которые ему посильны и интересны.

- Вам важно, как проводят свободное время ваши футболисты? Условно, кто-то вам скажет: "А этот вчера в ночном клубе до четырех утра зажигал".

Станислав Черчесов: Очень хорошо. Значит, на следующий день на тренировке ему будет, скажем так, не по себе. Есть профессиональные отношения, всему свое время. Мы сами были молодые. Другое дело, что есть каноны, которые надо соблюдать. Когда у нас в расписании на базе написали "выходной", я сказал: заменить на "день отдыха". Потому что выходной - это для грузчиков. Взяли ящик пива и вперед. А для футболиста это день отдыха. Это две разные вещи. Выходные нам не нужны, нам нужны дни отдыха и восстановления. Понятно, что по молодости все ошибаются, и футболистов надо подправлять. А если кто-то не в ту сторону гребет, значит, пускай гребет без нас.

-В некоторых наших клубах практикуется до сих пор за два дня до игры на базу заехать, закрыться. У вас как?

Станислав Черчесов: Исключено. Мы даже на матчи Лиги Европы собирались в аэропорту в день отлета. Люди должны быть свободны, иначе они никогда ничего не достигнут. Если футболистов за два-три дня запирать, чтобы они готовились к игре, значит, это не наши футболисты.

- А когда у них отпуск, у них есть какие-то домашние задания?

Станислав Черчесов: Есть. Чтобы они пришли в более-менее нормальном состоянии. Две недели он лежит на пляже, а затем уже начинает готовиться. Минимум восемь тренировочных дней у игроков бывает за время отпуска. А потом мы проверяем - считываем с приборов данные, что человек сделал.

- То есть они надевают специальные датчики?

Станислав Черчесов: Ну конечно.

- Вы считаете, кто сколько пробежал во время игры? Статистике внимание серьезное уделяете?

Станислав Черчесов: Да, разумеется. Нужно изучать работу, которая проведена. (Берет со стола стопку листов с графиками и цифрами и показывает их). Вот, смотрите - здесь информация, сколько кто пробежал, по всем игрокам. А вот это - тренировка, которую мы позавчера делали. Никто и ничто не ускользнет. Можно даже тренировку не смотреть, не выходить отсюда.

Сейчас играет Березовский

- Не могу не спросить о вратарях. Честно говоря, обидно за Володю Габулова. Да, он несколько ошибок сделал грубых. Но как-то резко исчез после этого.

Станислав Черчесов: Почему исчез? Он в обойме. Это наш футболист, на которого мы рассчитываем, с которым есть контракт.

- То есть вы на него рассчитываете?

Станислав Черчесов: Интересные вы люди. Если мы не рассчитываем, его здесь не будет ни секунды. А ситуация бывает разная, тем более у вратарей. Извините, я пять лет сидел за Дасаевым. Почему тут несколько матчей нельзя провести в запасе? У нас есть еще Антон Шунин, который с каждым днем добавляет. Сейчас мы чувствуем, что он определенную работу провел. Видимо, после семейных каких-то неурядиц тоже требовалось определенное время. Понятно, что человек хочет играть. Но иногда футболист себя не может оценить объективно. Для этого мы здесь и находимся. Понятно, что мы тоже ошибаемся, это нормально. Но ситуация сейчас такая - играет Березовский.

- Просто смотрите, как это со стороны выглядит. Есть Габулов - вроде бы в расцвете сил, человек недавно в сборной был, и в "Динамо" основным. Есть молодой Шунин, а играет в итоге 40-летний Березовский. И все задаются вопросом: а чего это так?

Станислав Черчесов: Эти вопросы у вас. У нас их нет. Поэтому на этот вопрос отвечайте сами, раз вы о нем думаете. Мы об этом не думаем.

- То есть ситуация с вратарями нормальная?

Станислав Черчесов: Абсолютно нормальная.

- А как же разговоры о том, что "Динамо" ищет нового вратаря?

Станислав Черчесов: Если бы мы искали, то мы бы нашли. Мы искали "десятку", мы ее нашли. Понятное дело, что мы информацию собираем везде и всюду. Все взвешиваем внимательно, наблюдаем и смотрим.

- Перемены на последнем рубеже возможны? У вратарей же тоже нет "абонементов"?

Станислав Черчесов: Нужны будут перемены - мы их сделаем. Ситуация бывает разная. Кто-то приболел, кто-то подустал чисто психологически. А если у человека что-то не идет - что, загонять его в подземелье? Так нельзя. Чуть-чуть пока выдохни, посмотри со стороны, приди в себя. День икс наступит - иди, играй. Это называется "правильная конкурентная среда". Все должны чувствовать объективность. А если ее нет - это уже путь в никуда. Нет симпатий и антипатий. Есть рабочий процесс и объективная оценка.

- Федор Смолов уехал в "Урал" в аренду. Он может вернуться в "Динамо"?

Станислав Черчесов: Федя на этом месте, где вы сейчас, сидел, и мы обсуждали: что лучше? Поступил официальный запрос, на который надо было отвечать. Тренеры сборной тоже интересовались Смоловым. И когда это все совпадает, футболисту надо подсказать: если на тебя кто-то рассчитывает, значит, ты должен играть. Играть у нас пять-десять минут, быть в запасе, или быть в другой команде, где реально на тебя рассчитывают? Там ты можешь тренерам сборной себя показать. А пять-десять минут… У нас есть молодежь, которая растет. Для них это плюс. А для него это минус.

- Аренда иногда на пользу идет, как тому же Дзюбе, а кого-то ломает наоборот.

Станислав Черчесов: Аренда идет на пользу, если ты все правильно оцениваешь и воспринимаешь. Делаешь максимум, чтобы стать лучше. А аренда просто так, чтобы поехать и получать игровую практику… Такое тоже, кстати, было. Отдал игрока, который все матчи в первой лиге сыграл. Когда он вернулся, я вообще не понял: ты откуда вернулся - с передовой что ли, где мяча не было? Вообще неготовый. Хотя там все время играл. Игровую практику получил, а готовность упала. Тренировочный процесс тоже должен быть соответствующий. Поэтому надо думать, куда отправлять, зачем отправлять и что от него потом ждать.

- Мешает ли Смолову, другим ребятам молодым, то, что они много времени уделяют имиджу, тусовкам, съемкам в глянцевых журналах?

Станислав Черчесов: Не знаю. Это каждый футболист сам должен думать, как ему прогрессировать. В моем лексиконе нет слова "талант". Я говорю "способности". Если эти способности есть, их надо развивать. Ими можно жить до 15-16 лет. А потом тот, у кого меньше способностей, но больше желания и трудолюбия, тебя всегда опередит.

- Так часто бывает.

Станислав Черчесов: Не "часто бывает", так всегда бывает. Команда растет, когда растут игроки. Прибавляют в мастерстве. Если футболист не прибавляет сам по себе, значит, достиг потолка, его надо менять на другого, который лучше. А как прибавлять, если нечем?

Со спартаковцами проблем нет

- Вы были на стадионе "Спартака"?

Станислав Черчесов: Нет. Даже мимо ни разу не проезжал.

- На матч-открытие не было вам приглашения?

Станислав Черчесов: На игру ветеранов было, но не смог. Жалко, что игру нашу перенесли с "Краснодаром", иначе сыграл бы. А на матч-открытие не приглашали.

- На игре ветеранов спартаковские болельщики Виктора Онопко освистали, который теперь в ЦСКА. Вы можете предположить, как вас бы встретили?

Станислав Черчесов: Знаю, встретили бы хорошо.

- Как у вас со спартаковскими болельщиками?

Станислав Черчесов: Великолепно. Когда подписал контракт с "Динамо", не ожидал, что простой народ как-то к этому хорошо отнесется. После матча со "Спартаком" взрослые подходили, и молодежь. Это меня настроило на большой позитив. Спартаковские болельщики благодарили - хорошая игра была. Они же видят: игра есть игра. То, что сегодня я главный тренер "Динамо" - так судьба сложилась. А то, что Витя в ЦСКА - зачем освистывать? Спартаковский болельщик ценит футбол, они его и видели, когда мы друг против друга играли. Я спартаковец. Пускай динамовские болельщики не обижаются, но с пяти лет в "Спартаке". Алагир, Орджоникидзе, Москва. Есть история, ее никуда не выкинешь. И не хочу это делать. Главное, куда ты приходишь и с каким настроем работаешь, а не то, когда и где играл. Сегодня я под флагом "Динамо", которое 91 год без меня обходилось, и обходилось хорошо. Теперь нас судьба свела.

История была там, теперь историю здесь начинаем. Два года дано по контракту, будем работать с максимальной отдачей. Что там дальше будет - никто не загадывает. Поэтому нет проблем со спартаковскими болельщиками. Их никогда не было и никогда не будет. Во всяком случае, с моей стороны.

- Насчет того, что "Динамо" без вас "обходилось хорошо" можно поспорить. Все-таки с 1976 года "Динамо" не было чемпионом. При этом, насколько я понимаю, официально никто не ставил задачу обязательно выиграть чемпионат.

Станислав Черчесов: Когда говорят "обязательно" - это значит унижать других соперников. Мы делаем команду, клуб, стадион через три года будет готов. Все надо подготовить к тому, чтобы реально на что-то претендовать. А по мановению волшебной палочки никто еще ничего не сделал. Кстати, новейшая история об этом тоже говорит. Можно и звезд брать, и платить и все такое прочее, но конечный результат может быть не такой, как хочется.

- Есть у вас какая-то задача?

Станислав Черчесов: Задача - быть в следующем матче командой, которая знает, что хочет на поле. Вот это первостепенная задача. Все остальное посчитаем позже. Раньше считали по осени, теперь будем считать по весне. Банально.

- При этом никаких громких заявлений?

Станислав Черчесов: Громкие заявления еще никого лучше и краше не сделали. Сами оценивайте нас, а мы уж как-нибудь то, что намечаем, потихонечку сделаем. Скажем, впервые "Динамо" попало в групповой этап еврокубков. Двигаемся дальше.

Последние новости