Новости

19.09.2014 00:10
Рубрика: Культура

Вышел роман Пелевина "Любовь к трем цукербринам"

Виктор Пелевин у нас считается писателем "культовым". В том смысле, что каждая его книга объявляется грандиозным литературным событием, праздником для читателей и очередным откровением для верных фанатов.

Статус культового талантливому автору принесли романы "Омон-Ра", "Жизнь насекомых" и, главным образом, "Чапаев и Пустота" - такой литературы у нас еще не было, и она идеально укладывалась в умы и чаяния своего времени. Все они были написаны в середине девяностых, когда в жизнь входили ранее неведомые ярлыки вроде "постмодернизм", "виртуальная реальность" и начиналась мода на мистику и оккультизм, которых раньше вот не было, а потом они вдруг стали неотъемлемой частью жизни.

В литературной среде ситуация также кардинальным образом изменилась, и продажи и пиар стали диктовать авторам и издателям свои условия. Пелевин и тут стал одним из первопроходцев, сразу же после своих "культовых" романов заключив контракт с крупным издательством, став, таким образом, писателем нового, постперестроечного образца. Его любили, а книг его ждали с нетерпением. Однако несмотря на, казалось бы, идеальные условия для творчества, Пелевин с каждым романом не набирал, а терял - ту самую "культовость". Мир менялся, Пелевин - нет. Он продолжал муссировать тему того, что мир наш - иллюзия, а мы все находимся под колпаком высших сущностей, щедро приправляя эти почерпнутые из книг и сети мысли зажеванными философскими анекдотами, и пытаясь увязать в одном тексте новую молодежную субкультуру (девочки в матросках из анимэ) и философские труды, входящие в курс обучения на философском факультете любого института, чтобы угодить, что называется, и вашим и нашим.

Преданые фанаты верили и надеялись, что рано или поздно Пелевин снова поразит их, интуитивно попав серебряной иглой слова в нерв эпохи, критики ждали и надеялись, что рано или поздно Пелевин все-таки перестанет топтаться на одном месте и снова напишет полную внутренней свободы, необычную по форме книгу. Роман "Любовь к трем цукербринам" окончательно показал, что надеяться не на что.

Все, что скрыто под цветастенькой обложкой, могло бы свободно быть поведано городу и миру в колонках (или постах в соцсетях) самого Пелевина, если бы он эти колонки и посты писал. Но автор сознательно отказался от публичной литературной жизни, и потому, видимо, изливает накопившееся исключительно в то, что потом можно продать издательству.

Весь роман - это бесконечные излияния на тему того, чем грозит человечеству интернет, а особенно - просмотр порнографии в сети. Тема, которая, кстати, возникает в книгах Пелевина с завидным постоянством. Если бы автор давал интервью, то можно было бы у него прямо спросить об этом, а так приходится только догадываться, чем так юные школьницы в матросках и плиссированных юбках его зацепили, что он считает своим долгом в каждый свой роман втискивать такой персонаж.

Суть сюжета: некто обретает зрение, которое позволяет ему видеть трансцендентальную изнанку реальности. Кстати, раньше герои книг Пелевина такую способность приобретали благодаря наркотикам, но времена меняются (как и законодательство), и вот герой получил это тайное знание путем йоги. Пустота пришла к нему не через "марки" и героин, а более полезным для здоровья путем. И увидел этот, герой, если не вдаваться в подробности, что интернет - зло, и создан внеземным разумом на погибель человечества. Мысль невероятно свежая и оригинальная. Стоила того, чтобы написать роман почти на 500 страниц.

Но, поскольку, на одних японских школьницах далеко не уедешь, Пелевин решил заодно и высказать, что он думает по поводу войны на Украине и раскола в российском обществе между оппозицией и "ватниками". Плюнув и в тех, и в других. Местами роман отдает унылым фэнтази, местами - школьным изложением по мотивам рассказов Рея Брэдбери. Видимо, Пелевин уверен, что в сотый раз пересказанная история про раздавленную бабочку, которая изменила будущее, придает его книге особую утонченность. И помимо бесконечных самоповторов, в романе полно отсылок к знакомым каждому школьнику отрывкам из классики.

Да, еще автор попытался набросать схематический портрет героя нашего времени - сисадмина и журналиста Кеши, который с утра до ночи торчит в соцсетях, троллит всех, а в итоге попадает на свалку подсознания и становится мужем Мэрилин Монро, которая в итоге оказывается исламским террористом, скрывавшимся в ее аппетитном теле. И все это - длинно, запутано, невнятно и невыносимо скучно. Вместе последнего абзаца хочется просто вставить цитату из книги, открывшейся на случайной странице - текст говорит сам за себя. Только вот что он говорит - без открывшегося третьего глаза простому смертному не понять: "Ян Гузка, бросив на мохнатую сторону весов всю мощь своего бесстрашного интеллекта, доказывал феминистическому синклиту, что у животных фаза половой активности наступает значительно раньше социальной зрелости, поскольку последней у зверей нет вообще".

Последние новости