Новости

18.09.2014 00:20
Рубрика: Экономика

Городской романс

От чего зависит счастливая жизнь в мегаполисах и поселках?
Как живут люди в городах страны? Только ли от местной власти зависят успешность города и комфортная жизнь горожан? Об этом беседа с деканом Высшей школы урбанистики НИУ "Высшая школа экономики", архитектором, профессором Александром Высоковским. Он возглавил группу экспертов, которые готовят для IV Московского урбанистического форума (пройдет в столице с 11 по 14 декабря) специальное исследование городов России с точки зрения человека, горожанина. Если на предыдущих форумах речь в основном шла о Москве, то в этом году речь пойдет о городах России.

- Александр Аркадьевич, какие города России вы изучаете?

- Региональные столицы с населением более 250 тысяч. Таких 65 городов. Они создают опорную сеть развития страны. До сих пор сравнение российских городов делалось в разряде рейтингов. Такие-то города лучше по развитию экономическому, такие - по безопасности и т.д. Мы не составляем рейтинги, наша задача - показать, что сегодня собой представляет основной тренд в развитии российского города, как города видят себя в будущем, насколько соответствуют современным тенденциям развития экономического, социального, городской среды, насколько привлекательны?

- Какие тренды удалось увидеть?

- Нас интересует, насколько горожане становятся образованнее, здоровее, обеспеченнее. Сегодняшняя урбанистика говорит о том, что города развиваются правильно, если у них качественный человеческий потенциал. То есть горожане - люди творческие, образованные, хотят реализовывать свои проекты, участвовать в жизни города или, напротив, переезжать из города с плохой атмосферой для развития в город с хорошей. Сегодня такие люди - главный ресурс развития города.

- А разве эти креативные люди не хотят в Москву, в Санкт-Петербург?

- Уверяю вас, что число приезжающих в 12-миллионную столицу - это совсем небольшая доля по сравнению с прибывающими в другие города. Многие люди перезжают не в столицы: из Перми едут в Екатеринбург, очень много людей - в Казань. Люди учатся в университетах, идут в науку, защищают диссертации, ищут хорошую работу и условия жизни. Если в городе хорошая медицина, люди здоровее, больше рожают. Если люди могут зарабатывать в городе, в нем строится жилье и т.д.

- Разве развитие города не зависит в основном от эффективности местной власти и количества денег в городской казне, чем от так называемого творческого человеческого потенциала? Может, вы все усложняете?

- Это вы чрезвычайно упрощаете, это такое расхожее представление - все от власти. Сильный губернатор - это прежде всего сильный хозяйственник. Но это вовсе не значит, что он делает город привлекательным для жизни людей с хорошим потенциалом. Таким его делают именно люди, их активность, их креативный подход к жизни. Я не разделяю точку зрения, что все решает первое лицо, в данном случае губернатор. Система управления не существует отдельно от людей. Естественно, система управления - это реальные люди, в том числе и первый человек, его замы, рядовые сотрудники. И никто не собирается отрицать роль конкретных людей в системе управления. Но именно в авторитарных системах роль первого лица чрезвычайно завышается, будь то губернатор, мэр города или глава поселка. Есть десятки городов, где мощные, казалось бы, действия губернаторов не приводят к кардинальному улучшению жизни горожан.

- А такие города-банкроты, как Детройт, у нас могут быть?

- Нет. У нас не может быть таких крупных взлетов, как был у Детройта в 60-х годах прошлого века, когда он стал автомобильной столицей США, и таких же падений в яму банкротства, которое началось у этого города в 80-х, когда изменился рынок автомобилей и стали привлекательны японские малолитражки. Возможности российского города выйти на самостоятельную дорогу, построить собственную социальную политику, экономику очень ограничены. Поэтому такие всплески и падения нашим городам не грозят.

- А проблемы наших моногородов?

- Моногорода создавались в плановой экономике, а в рыночной, когда нужно найти своего покупателя, выиграть в конкурентной борьбе, наши промышленные моногорода оказались не готовы. Но как у них не было взлетов, так не будет и банкротства. Вообще, с западными городами наши сложно сравнивать.

- Я так понимаю, по результатам вашего глобального городского исследования будут даны рекомендации дать городам для успешного развития больше самостоятельности?

- Это очевидно и без исследования. Нашим городам нужно местное самоуправление, вдумчивое, рациональное выстраивание взаимосвязей между центром, регионами и местным самоуправлением. Я считаю, что главным в урбанистическом ключе являются смелые, интересные идеи, которые позволяют принять верные, перспективные решения. А с другой стороны, не менее ценным я считаю консенсус разных интересов, разных групп, которые умеют между собой договориться для реализации этих решений. Это два ключа, за которые должна держаться современная урбанистика.

- Какой должна быть площадка для такого рода консенсуса?

- Общественная палата города, тот же Народный фронт, экспертная группа Народного фронта, различные общественные институты. Важно, чтобы прежде всего у властей города было желание выслушать кого-то, кроме собственных начальников.

- Если говорить о человеческом потенциале города, то нельзя не сказать о таком далеко не позитивном явлении, как нашествие людей из среднеазиатских республик бывшего СССР. С этим человеческим потенциалом как быть?

- Я бы старался быть все-таки немножко сдержаннее по поводу работников, которые готовы трудиться на низкоквалифицированной работе, в системе ЖКХ, разнорабочими. Не могу себе представить, чтобы вы или члены вашей семьи согласились бы такую работу выполнять. Присутствие на этих работах мигрантов я оцениваю как очень необходимое. Точно так же трудовые мигранты из бедных стран прибывали в свое время в Великобританию, во Францию, в Германию. Там они уже давным-давно. Мы только в последние годы столкнулись с такой миграцией. Плохо не то, что они едут к нам, а то, что наши миграционные и полицейские службы не в достаточной мере контролируют процесс трудовой миграции в России, что мигрантов ущемляют, обворовывают какие-то посредники или чиновники. Но отказаться от мигрантов как работников низкой квалификации мы не можем и не должны.

- Если продолжать о человеческом капитале, то как вы расцениваете прибытие к нам миллиона беженцев с юго-востока Украины?

- Если не говорить о трагедии, из-за которой они оказались у нас, то для нас эти люди - благо. У нас полно замечательных регионов, вся средняя Россия, Дальний Восток - чудесные земли, есть где расселяться. И миграционные процессы только бы выиграли, если бы на наших территориях обосновались наши братья-славяне, и города наши стали бы лучше. Если, конечно, эти люди захотят у нас остаться навсегда, получить наше гражданство. Я не знаю, какого ответа вы от меня ждете, но я склоняюсь к тому, что эти люди нам нужны.

- Я как человек, родившийся на юго-востоке Украины и проживший там большую часть жизни, думаю так же. Только с болью в сердце.

- Я готов понять вашу боль.

- Одно время был популярен тренд "надо валить из страны". Но, согласно недавним исследованиям ВЦИОМ, 88% людей против эмиграции и не собираются никуда уезжать из России. Как урбанист что об этом думаете?

- Уезжать из страны, возвращаться назад - я в этом вижу нормальный процесс, так и должно быть. Много людей уезжают, но ведь много и возвращаются. Это ведь не та страшная эмиграция, которая была после революции 1917-го, в советское время, когда напрочь обрывались корни. Высокая мобильность людей - вот ключевое, что способствует развитию человеческого потенциала. Люди должны быть свободны в выборе, в предпочтениях и в реализации своих предпочтений, в выборе места проживания, работы, своей реализации. Если есть такая свобода, вот тогда наступает счастье.

Экономика Макроэкономика