Новости

Глава миграционной службы Константин Ромодановский: В Россию могут приехать более 4 миллионов украинцев
Сегодня каждый пятый мигрант в нашей стране - выходец из Украины.

В этом году к нам въехали три миллиона - на 20 процентов больше, чем в 2013-м. Доля украинцев в общем потоке выросла на 7 процентов. Треть из них (а это около 840 тысяч) приехали с юго-востока Украины. Как складывается их жизнь в России, почему падает зарплата мигрантов-украинцев и какие проблемы приносят они в нашу экономику и быт, "Российской газете" рассказал руководитель Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский.

Константин Олегович, что вас особо волнует в этом исходе украинцев в Россию?

Константин Ромодановский: Есть пословица: "Рыба ищет, где глубже, а человек - где лучше". Это миграционная пословица. Она хорошо объясняет мотивы перемещения людей. И, по сути, применима ко всем случаям миграции, в том числе и к вынужденной - известным ситуациям с беженцами из зон конфликтов в Сирии и Ливии, на Украине. Хочу обратить внимание на любопытные факты: в Сирии в три раза больше граждан переместилось внутри своей страны, чем бежало за рубеж. На Украине и в Ливии - наоборот: в три раза больше выехали за пределы своего государства.

Несомненно, нас волнует все, что касается братского народа Украины. Ведь много веков мы жили вместе. Сегодня русско-украинские семьи - это нормальное явление. Поэтому Россия не может спокойно смотреть на происходящее. На глазах всего мира разворачивается настоящая трагедия - линия гражданского противостояния пролегла через семью.

Зарплата украинских мигрантов в России на 25-30 процентов выше, чем у работников из других стран СНГ

На фоне этого продолжается катастрофическое падение экономики Украины. Сотрудничество с Россией позволило сохранить и развивать государствообразующие отрасли экономики, например, машиностроение, энергетику…

Украинские мигранты тоже хорошо поддерживали экономику своей страны.

Константин Ромодановский: Да. Они зарабатывали в нашей стране, а тратили дома. И неплохо зарабатывали. Уровень зарплат украинских мигрантов в России в среднем на 25-30 процентов превышал заработную плату работников аналогичных специальностей из Узбекистана и Таджикистана.

Показателен рост объемов денежных переводов на Украину. По данным Центробанка России, их сумма в прошлом году превысила 4,1 миллиарда долларов (в 2011 году - 3,04 миллиарда, в 2012 году - 3,39). На территории России в прошлом году работали примерно 3 миллиона украинцев. Вот и считайте. Их средний заработок - приблизительно 800-1000 долларов. То есть общий объем аккумулированных ими денежных средств составил 25-30 миллиардов долларов.

Это 14-17 процентов ВВП Украины. Согласитесь, цифры более чем существенные, особенно для государства, где в прошлом году Статкомитетом СНГ был зафиксирован один из самых высоких показателей безработицы - более 1,5 миллиона человек. Так что неудивительно, что в последние два года граждане Украины стали чаще приезжать в нашу страну, о чем свидетельствуют данные информационной системы ФМС, которая ведет учет каждого посещающего Россию иностранца. С учетом приграничных поездок количество гостей из Украины может возрасти до 5-6 миллионов. Однако сейчас трудовая миграция, когда люди ехали из Украины в Россию в поисках более высокооплачиваемой работы, лучших условий труда, превращается в вынужденную миграцию. А это самый проблемный вид миграции. Причем как для страны приема, так и страны исхода.

Эксперты прогнозируют, что она будет превалировать над экономической миграцией. Так чем грозит нашей стране такой поворот в миграционном потоке из Украины. Какие трудности он принес и еще принесет?

Константин Ромодановский: Да особо ничем не грозит, так как эта вынужденная миграция временная. Я уверен, что уже скоро она трансформируется в трудовую и в экономическую миграцию. Что касается трудностей, то вынужденная миграция всегда связана с затратами государства, которое принимает беженцев. На сегодняшний день на эти цели российское правительство уже выделило 6 миллиардов рублей. Кроме того, каждый регион, оказывая помощь беженцам, выделяет свои средства.

Помимо экономических трудностей, есть и социальные. Под пункты временного размещения отвели клубы, школы, общежития, которые могли быть использованы по прямому назначению. А сейчас там оказывают помощь пострадавшим и вынужденно покинувшим территорию Украины. Есть трудности и с определением их правового статуса, так как многие приезжают без документов.

Но есть же и плюсы?

Константин Ромодановский: Безусловно. Все прибывшие из Украины - хорошая демографическая поддержка для нашей страны. Более четверти миллиона человек потенциально готовы интегрироваться в российское общество. За статусом беженца и правом на получение временного убежища уже обратились более 180 тысяч человек. Получили статус более 110 тысяч граждан Украины. Существенно возросла востребованность госпрограммы добровольного переселения соотечественников из-за рубежа - более 500 граждан Украины ежедневно обращаются с такими заявлениями. Значительно возросло, более 90 тысяч человек, число желающих получить разрешение на временное проживание.

То есть речь идет не только о желании украинцев временно покинуть зону конфликта, но и навсегда остаться в России. Что логично. Украинским мигрантам не требуются серьезная адаптация и интеграционная подготовка, поскольку у нас общая система культурно-исторических ценностей, симметричных подходов к образованию и профессиональной квалификации. Украинцы владеют русским языком. Кстати, они одни из самых законопослушных иностранных граждан (исходя из совершенных ими правонарушений и преступлений).

И мы уже видим украинцев, которые повторно въезжают в Россию с начала конфликта. То есть прибыли к нам, переждали - произошло перемирие, они уехали к себе, увидели, что дома разрушены, что жить там невозможно, и снова поехали в Россию.

А сколько украинцев уехали в период перемирия домой и не вернулись?

Константин Ромодановский: Если смотреть только по Ростовской области, то с прошлого понедельника уезжают обратно на 3 тысячи больше человек, чем приезжают.

То есть поток беженцев все равно не иссякает? Сколько же Россия сможет принять их?

Константин Ромодановский: Сейчас ежедневно в Ростов продолжают приезжать от 5 до 9 тысяч украинцев. Всех, кто приедет, - примем. Я уже говорил о том, что это братский народ, исторически, культурно и в языковом плане очень близкий нам. Мы рассматриваем этих людей как своих.


Многим украинцам в России приходится, по сути, начинать жизнь заново. Поможем. Фото:ИТАР-ТАСС

Есть прогноз, сколько человек могут к нам еще приехать?

Константин Ромодановский: Давайте снова считать. Русский язык, как указывает официальная украинская статистика, является родным для 75 процентов населения Донецкой и 68,8 процента Луганской областей. В этих регионах числится 6,5 миллиона человек.

Очевидно, что при наиболее драматичном сценарии дальнейшего развития событий значительная часть русскоязычного населения регионов может выехать в Россию. А это около 4,78 миллиона человек.

Вынужденные мигранты - это в основном женщины с детьми, старики, пожилые люди или приезжают полными семьями?

Константин Ромодановский: Нет, полными семьями не приезжают. Из 51 тысячи беженцев, за которыми мы вели наблюдение, 18 тысяч - дети. То есть треть малышей. На первых порах количество женщин среди украинских мигрантов увеличилось на 30 процентов, а детей - в два раза.

Какой процент вынужденных мигрантов из Украины уже работают, начали сами себя обеспечивать?

Константин Ромодановский: Таких данных у нас нет. Но каждый из приехавших обязательно заполняет анкету, где указывает не только свои намерения по срокам пребывания в России, но и те профессии, которыми он готов заниматься. Мы это все передаем в минтруд.

Очень привлекателен с точки зрения трудоустройства и обеспечения жильем механизм государственной программы содействия переселению соотечественников. Если в прошлом году там в ней участвовали 8 процентов украинцев, то после начала кризиса уже 22 процента. Благодаря этой программе у них появляется работа, место пребывания или жительства. В этом случае у них больше шансов "зацепиться" в России. Человек может работать, жить и постепенно принимать решение остаться здесь навсегда. Хотя говорить о том, что он на сто процентов будет гражданином нашей страны, ни в коем случае нельзя. Если мы половине дадим такой статус - очень хорошо, если четверти - тоже неплохо.

Пока же хотят остаться в России навсегда только процентов 30. Но раньше - в начале конфликта - эта цифра была меньше, не хотел уезжать обратно только каждый десятый. Это самый яркий пример "консенсуса" между юго-востоком и Киевом.

Скажите, есть ли данные об украинских беженцах в Европе? Может, в скором времени начнется отток украинцев именно в Европу? Или Россия останется для них приоритетным направлением?

Константин Ромодановский: Мы выяснили, что сейчас их там малая толика от того количества, которое есть в России. Не едут они в Европу и не поедут. Во-первых, им нужна виза, во-вторых, они не знают языка. Если и поедут, то единицы. Хотя наверняка какие-то пиарные шаги в этом плане ЕС будут сделаны. Сторонники европейской интеграции Украины тоже говорят о возможности трудоустройства украинцев в ЕС. Но я считаю, что в обозримой перспективе переориентация миграционных потоков украинских граждан с Российской Федерации на Европейский союз будет маловероятной. Европе не нужна такая дополнительная миграционная нагрузка.

К тому же европейский рынок труда находится не в лучшей форме - в 2014 году прогнозируется рекордный уровень безработицы, около 12,3 процента (в Испании и Греции в 2014 году безработица может подняться до абсолютного максимума за всю историю ЕС - более 28 процентов). Очевидно, что Европа нацелена на приоритетное устройство своих граждан, есть достаточно ощутимое обременение социальной системы в ЕС за счет беженцев из североафриканского региона, Сирии, Ливии.

И еще. Сегодня каких-либо преференций для украинцев в ЕС не предусмотрено. Исключения есть только для высококвалифицированных, обладающих дипломами и квалификациями, признаваемыми в ЕС. Здесь вновь работает правило защиты национального рынка труда. Будут дальнейшие преференции - будут протесты со стороны граждан государств ЕС. Им самим нужна работа.

В большинстве своем украинцы могут рассчитывать в Европе только на место необразованной обслуги, которая стрижет газоны и убирает. Больше ЕС никто не нужен.

А на что они могут рассчитывать у нас?

Константин Ромодановский: У нас в силу исторических факторов украинские мигранты находятся в выигрышном положении перед гражданами других государств СНГ - русский, как я уже говорил, для многих из них родной язык. По последним данным российских служб занятости, у нас в стране оперативно решаются вопросы по трудоустройству украинцев врачами и медицинским персоналом, ремонтниками, механиками, машинистами, электросварщиками, токарями, плотниками - то есть людей, обладающих реальными специальностями. Очень востребованы они в качестве домашнего персонала. Учитывая прогнозируемый значительный рост безработицы на Украине можно сделать вывод, что дальнейшая миграция украинцев сохранит свой вектор и по принципу наименьшего сопротивления будет направлена в сторону России.

Вы сказали, что сегодня уровень квалификации украинских беженцев не очень высокий. О каких профессиях идет речь?

Константин Ромодановский: Исследования Международной организации по миграции показывают, что трудовыми мигрантами до начала украинского кризиса становились люди с профессионально-техническим и полным средним образованием (около 59 процентов).
Не случайно в Российской Федерации был создан по сути уникальный для пространства СНГ режим миграционных преференций для украинских граждан! Например, освобождение от постановки на миграционный учет в течение 90 суток. В приграничных районах наши соседи пересекают границу даже без заполнения миграционных карт.

В Европе украинцы могут рассчитывать в основном на место обслуги, которая стрижет газоны и убирает

А сейчас среди мигрантов водителей только три процента. Три процента - повара. Один процент - медсестры. И дальше примерно такого уровня профессии. В основном это такая категория, которая используется в бюро по найму, персонал. Рекрутинговые агентства зафиксировали снижение спроса на работников из Украины, именно из-за отсутствия у них профессиональных навыков. Да, они приезжают, но ничего не умеют. С парогенератором работать никто не может. А кому нужна горничная, которая сожжет костюм? И заниматься их переподготовкой в России не планируется.

А будет ли упрощен процесс принятия российского гражданства для украинцев?

Константин Ромодановский: Эта процедура уже упрощена. Во-первых, мы даем возможность им длительно пребывать в России, увеличив квоту на разрешение на временное пребывание более чем на 50 тысяч человек. И готовы увеличить еще в ряде регионов. Ведь это практически родные люди. Поэтому фактически это внутренняя миграция.

Но этих родных людей приехало очень много. Не возникнет ли конкуренции на рынке труда в связи с этим?

Константин Ромодановский: Конкуренция на рынке труда должна быть, это нормальное явление. Главное, чтобы не было ущемления прав россиян. Думаю, что критической ситуацию считать нельзя, ведь минтруд инициировал выдачу украинцам разрешений на работу без квот, значит, компетентное ведомство такой угрозы не видит.

И все-таки о каких мерах идет речь? И когда они могут быть введены?

Константин Ромодановский: Вы же понимаете: мы априори в этой ситуации должны защитить российского гражданина. Мы намерены отслеживать этот процесс. И если будет какая-то угроза для наших работников, то будем вносить предложения по ограничению миграционного потока или менять режим въезда в Российскую Федерацию.

Что конкретно и когда будет сделано, сказать не могу, будем следить по ситуации. У нас, например, сейчас почти миллион человек в группе риска, которым мы потенциально можем закрыть въезд, но мы их пока не трогаем с учетом нашего гуманитарного подхода. Это те, кто нарушил срок пребывания, и те, кто имеет два правонарушения в год. Мы понимаем ситуацию и сопереживаем, но это, по сути, нарушение миграционного законодательства. Поэтому им могут запретить въезд в Россию на срок более трех лет.

Ведь что может случиться? Украинцы, которые не нашли работу, будут искать способы заработать. И не всегда честно, ведь на грязную работу приезжие из Украины, как правило, не идут. Они могут начать хулиганить, нарушать порядок и так далее. Поэтому здесь есть элемент криминального напряжения в перспективе. И на это тоже придется смотреть.

Остаться в России навсегда хотят 30 процентов украинцев. Раньше не хотел уезжать обратно только каждый десятый

Мы будем жестче относиться к украинским гражданам, если надо, ограничим срок пребывания. Так или иначе - решим вопрос. Но аккуратно. Проведем трехмесячный мониторинг после того, как стабилизируется ситуация на Украине. И уже потом сделаем выводы о целесообразности введения каких-то защитных мер. Я не люблю сразу шашкой махать, сначала надо все "взвесить".

Не отразится ли растущее количество трудовых мигрантов из Украины на их доходах в России? Ведь рост предложения стимулирует снижение спроса на их услуги и снижение уровня зарплат.

Константин Ромодановский: Возможно, украинцев уже в недалеком будущем ждут экономические потери. Увеличение числа потенциальных работников на рынке труда приведет к тому, что даже востребованные специалисты высокой квалификации, не найдя предложений в своей нише, перейдут на более низкий уровень. Отсюда рукой подать до профессиональной деградации.

Приехало, к примеру, не сто, а тысяча человек с Украины. У работодателя появляется выбор. И люди начинают между собой конкурировать. А когда возникает конкуренция, что тогда с заработной платой? Она падает, по экономическим законам. А это значит, что украинцы уже не смогут в таких огромных количествах перечислять или перевозить в карманах деньги из России на Украину.

Есть такие, что вообще не хотят работать?

Константин Ромодановский: Есть. И такие есть, кто в России просто пережидает украинский кризис. Они устроили себе, если можно так сказать, летние каникулы. То есть мы такие несчастные, поэтому мы работать не будем. А наши люди добрые - кормят их, поят.

Думаю, осенью начнутся их попытки трудоустраиваться. А пока пример. Молодого парня 18 лет спрашивают: "Почему ты не идешь работать?" "А у меня денег на патент нет!". Извините, но 1200 рублей у кого-то занять и купить патент, потом с зарплаты в 30 тысяч долг отдать, любой здравомыслящий человек это сделает. Тем более, тысяча рублей, это не такие безумные деньги.

А где сейчас размещают украинцев? В детских лагерях и палаточных лагерях становится холодно.

Константин Ромодановский: В Ростове на прошлой неделе ликвидировали последний палаточный лагерь. И сейчас люди размещены в 11 пунктах временного размещения, которые на свои деньги содержат регионы. А потом из бюджета им это компенсируется из расчета 800 рублей за каждого находящегося человека в сутки. Естественно, будем стараться сокращать эти пункты - освобождать школы и другие социально значимые и культурные заведения. И распределять людей по регионам - с учетом востребованности в рабочей силе как раз в рамках госпрограммы "Переселение соотечественников". За последнее время мы уже "раскидали" таким образом 20 тысяч человек, чего ни в один год не было.

А куда "раскидали", где больше всего нужны люди?

Константин Ромодановский: Скажу сразу, что не на Дальний Восток. 34 процента - это Центральный и Сибирский федеральные округа, но не Москва и Санкт-Петербург. Там им дают работу и жилье. Собственную квартиру им, конечно, никто не дает, у нас и россияне по много лет не могут квартиру получить, но мест хватает всем. Хочу отметить для понимания - что жилье нужно только 10 процентам беженцев, остальные 90 процентов живут в частном секторе, у родственников и знакомых.

Осилит ли Россия свалившийся на нее груз? У нас и так детских садов не хватает, а здесь места украинским детям приходится отдавать. Недавно передали, что первые пенсии мигранты получили, жилье дают, пособия, не вызовет ли это на местах негативное отношение коренных жителей? Если ли случаи недовольства?

Константин Ромодановский: Если ситуация не будет прогрессировать, то мы уже практически осилили этот груз. А если она станет ухудшаться, тогда мы будем готовы получить какие-то советы от зарубежных коллег, какую-то организационную поддержку, методическую, методологическую. Но финансово Россия справится с этой бедой сама.

Надеюсь, что и негатива со стороны россиян не будет, потому что у большинства из нас есть родственники на Украине.

Между тем нам звонили читатели и жаловались, что пенсионерам и инвалидам отказывают в бесплатных путевках в санатории, потому что они сейчас заняты беженцами. Значит, есть все-таки недовольные люди?

Константин Ромодановский: Наверное, определенных обид не миновать, когда возникают неудобства. Но эти неудобства не будут носить постоянный характер. Пункты временного размещения в пансионатах и т.п. постепенно сворачиваются. Повторю: на бытовом уровне проблем нет.

На уровне экономических моментов - придется контролировать, мониторить. И, возможно, как я уже говорил, принимать решения. Взвешенные, продуманные! Чего хотелось бы и от наших соседей. Пока же решения правительства Украины в условиях острого социально-экономического кризиса принимаются без учета степени взаимной интеграции экономик наших государств, базовых принципов торговли крупных партнеров и миграционных связей Украины с Россией.

Как живется вам в России?

"Мы на шее сидеть не привыкли. У меня есть профессия, которую я люблю и которая меня кормила", - говорит Оксана Гайдамака. С мамой и маленькой дочкой она бежала из осадного Донецка на Алтай.

Оксану пригласил на работу Барнаульский станкостроительный завод. В сентябре женщины выйдут на работу. В детском фонде дали немного денег на обустройство. Одеяла. На рынке помидоры, овощи предлагают без денег. Чужие, незнакомые люди принимают как родных…

"Теперь точно знаем: возвращаться незачем, - говорит новый работник Кемеровского химкомбината 26-летний Александр Жигинас из города Снежный Донецкой области. - Будем работать, повышать квалификацию, постараемся зарекомендовать себя с лучшей стороны. У меня три специальности - сварщик, водитель, строитель. И жене, повару-кондитеру найдется работа".

"Когда мы еще были в Украине, с экранов телевизоров твердили: "Давайте, давайте, езжайте в Россию! Вас там в Сибирь сошлют, в тайгу отправят!" - вспоминает Людмила Геннадьевна. - Сейчас я говорю всем: это не ссылка, а счастье. Вы еще попробуйте попасть в Сибирь, где живут такие милые, отзывчивые люди".

С 1 сентября открыта подписка
На первое полугодие 2017 года
Скидка до
Действует при подписке
на сайте или в редакции
15%