Новости

24.09.2014 00:56
Рубрика: Власть

Назовем приоритеты

Текст: (депутат Государственной Думы, Чрезвычайный и Полномочный Посол, доктор юридических наук, профессор)
Парламентская дипломатия России действует в режиме онлайн
Совет Федерации и Государственная Дума как составные части Федерального Собрания России вступили в новый политический сезон. Он, естественно, имеет свои законотворческие, информационные, политико-юридические, социально-экономические особенности. Все они напрямую связаны с современной идентификацией России, ее эффективным позиционированием в миросообществе и, конечно, многоаспектным процессом реформирования страны в соответствии с вызовами геополитики и геоэкономики.

В центре внимания будет и международная составляющая. Согласно Концепции внешней политики Российской Федерации, подписанной Президентом РФ В.В.Путиным в 2013 году, Федеральное Собрание, его компоненты – Совет Федерации и Госдума – полноценные и эффективные игроки в международном пространстве. За ними закреплены существенные функции, которые входят в международные практики России. Их реализация, накопленный многолетний прагматичный опыт привели к возникновению и действию парламентской дипломатии РФ. Ее отличительные черты – опора на Конституцию, основные принципы международного права и Устава ООН, широкая география партнерских и деловых связей, согласование с внешнеполитическим курсом, проводимым Президентом, Правительством, МИДом России, другими министерствами и ведомствами, наличие договоренностей (двусторонних и многосторонних) с парламентскими контрагентами из более чем 100 стран мира.

Несомненный позитив этой дипломатии – многопрофильное участие российских парламентариев в деятельности международных организаций: как всемирного (ООН, ЮНЕСКО, Межпарламентский Союз), так и регионального (ПАСЕ, ПА СНГ, ПА ЕврАзЭС, ПА ОБСЕ, АТПФ) масштаба. Упоминание этих фактов носит не механический характер. Взятые в единстве, они демонстрируют потенциал парламента России действовать креативно, позитивно, работать на результат, конкретно обеспечивать национальные интересы своего государства и всеобщие (легитимные) интересы международного сообщества. Можно сказать, что в целом внешняя политика РФ, ее составляющая в лице парламентской дипломатии, несли и несут особую ответственность за устойчивое развитие миропорядка в очень сложных, противоречивых условиях истории XXI века. Действительно, если посмотреть на сегодняшнюю картину международных отношений, то увидим, что палитра красок в ней сдвинулась в сторону темного, мрачного и даже черного. В этих реалиях, порой, трудно оставаться на позициях оптимизма, убежденности в эволюции взаимообщения государств по формуле трех "Д" (доверие, диалог, действие) с исключительной опорой на императивы международного права. Но надо. Хотя одна линейка негативов, создающих критическую массу, которая, заметим, подтверждает недавний вывод Ф.Фукуямы, о движении мира от порядка к упадку, говорит предельно четко о тревожных тенденциях международных отношений. Как следствие – наличие угроз и вызовов для цивилизованного, справедливого и правового движения миропорядка вперед.

Набор охватывает различные явления. Среди них – сужение и отход от политики стратегического партнерства (Евросоюз); деление стран на входящих в НАТО и ЕС и остающихся за пределами этих объединений (очень напоминает раздел мира в начале XX века на "цивилизованные" и "не цивилизованные", "христианские" и "не христианские" народы); жесткая идеологизация международных отношений; политика "цветных революций", являющая собой пример вмешательства в дела суверенных государств; национальный эгоизм (декларация Б.Обамы об исключительности США); международно-правовой нигилизм; злоупотребление правом (практика западных стран – постоянных членов Совета Безопасности); растущая пассивность международных организаций при решении различных конфликтов и коллизий; возрождение неонацистских и неофашистских воззрений (партии на Украине, в Прибалтике, Нидерландах, других европейских субъектах); продолжающиеся нарушения прав человека (Латвия, Эстония); русофобские подходы и риторики (Конгресс США, Верховная Рада Украины, Европарламент, ПАСЕ, ПА ОБСЕ); возрождение призывов к гонке вооружений, постулатам "холодной войны" … На этом фоне очевиден объективный запрос на мобилизацию дипломатического ресурса России в целом и его отдельных видов (публичная, парламентская, регионов, бизнес-сообщества). Важны интенсификация внешнеполитической работы, более активный и продуктивный процесс материализации Концепции внешней политики РФ 2013 г., обсуждение возможных корректив ее содержания (например, с точки зрения углубления кризиса региональных систем безопасности, роста нарушений общепризнанных принципов международного прав, подрыва гуманитарного правопорядка).

Задача совершенствования (организованного, нормативного, структурного) потенциала актуальна и для парламентской дипломатии России. Закономерно она демонстрирует свою деятельность практически в режиме онлайн, невзирая на официальные каникулы. Поэтому весьма позитивно, например, воспринимаются проведенные в этот период встречи Председателя Государственной Думы С.Е.Нарышкина с Генеральным секретарем Совета Европы Г.Ягландом, Председателем Парламентской Ассамблеи СЕ А.Брассёр, лидерами политических группа ПАСЕ, депутатом Бундестага ФРГ П.Гаувайлером, бывшим премьер-министром Японии Ё.Мори. Руководитель нижней палаты принял от имени Российской Федерации участие в церемонии инаугурации президентов Египта и Турции.

Политически содержательно проявила себя в это время и Председатель Совета Федерации В.Н.Матвиенко. Она имела плодотворные встречи с Председателем Национального Собрания Республики Армения Г.Саакяном, с Председателем Парламентской Ассамблеи ОБСЕ К.Канервой, другими официальными лицами. 1 августа 2014 г. руководитель СФ выступила с Обращением по случаю 100-летней годовщины начала Первой мировой войны 1914-1918 гг.

Делегация Федерального Собрания принимала участие в международном наблюдении за выборами президента Республики Абхазия (август), в мероприятих у "Русской часовни" (Словения), посвященных 100-летию Первой мировой войны, на других международных площадках, демонстрируя внешнеполитические принципы РФ, ориентированные на эффективное межпарламентское взаимодействие. Координация работы двух палат в международном пространстве также существенная деталь парламентской дипломатии. В новом сезоне она должна получить дополнительные стимулы, исходя из содержания запросов на энергетику внешней политики Российской Федерации, срочности и эффективности стоящих перед ней задач, обладающих существенной инновационностью и геополитическим значением.

Концептуально и практически более совершенной координации требует и взаимодействие Федерального Собрания с Министерством иностранных дел, другими структурами. К сегодняшнему дню сложился интересный опыт, требующий развития. Так, весьма позитивны выступления министра иностранных дел С.В.Лаврова в рамках "правительственного часа" в Госдуме и СФ (очередное запланировано на ноябрь). Налажены связи Комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и делам соотечественников, Комитета по международным делам Государственной Думы, Комитета Совета Федерации по международным делам с большинством из 36 департаментов МИД. В постоянном диалоге с Парламентом России по вопросам мира и безопасности находятся и такие профессионалы, как министр обороны С.К.Шойгу, руководитель Агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству К.И.Косачев, глава Федеральной миграционной службы К.О.Ромодановский и другие официальные лица. Работа в информационном поле по принципу "из первых рук" повышает уровень конкурентности российских парламентариев перед их зарубежными коллегами.

В целях повышения согласованности действий органов законодательной и исполнительной власти России в международном, дипломатическом пространстве целесообразно проведение научно-практической конференции с выработкой рекомендаций по оптимизации (в широком смысле) управления внешней политикой РФ. Среди неотложных задач, стоящих в оперативном смысле перед парламентской дипломатией, определение среди множества проблем наиболее значимых, существенных для политико-экономического, государственно-правового реформирования страны.

Что можно включить в число приоритетов? Назовем некоторые. По двустороннему направлению – углубление отношений стратегического партнерства с ВСНП Китайской Народной Республики, расширение сотрудничества с парламентами стран постсоветского пространства, ШОС, БРИКС, СНГ, ЕврАзЭС, АТПФ,

Меркосур; содействие государственному строительству Южной Осетии и Абхазии; реконструкция прагматичных связей с Конгрессом США; мониторинг действующих договоров и соглашений; разработка международных политических и юридических инициатив, связанных, например, с борьбой с идеями неонацизма, милитаризма. Часть из них должна быть ориентирована на памятные даты 2015 г. – 70-летие Великой Победы и 70-летие ООН. Особое место должна занимать принципиальные, основанные на принципах международного права, работа с парламентским сообществом Украины. Она предполагает формулирование четких и ясных оценок событий внутри этой страны (ущербность власти в Киеве, сложившейся в результате государственного переворота; совершение её представителями триады преступлений на Юго-Востоке: против человечности, мира, и военные преступления, приведшие к гуманитарной катастрофе, угрозе реальной потере Украиной собственного суверенитета), а также инициативы по установлению контактов с новым составом Верховной Рады после выборов в октябре 2014 г. Мы должны содействовать гуманитарно-цивилизованному, справедливому и правовому развитию Украины и её многонационального народа, сохранению исторических связей двух стран.

Значительный объем работы ожидает российских парламентариев в многостороннем сотрудничества. Историческим событием станет ратификация (октябрь) Договора о Евразийском экономическом Союзе, подписанном в Астане 29 мая 2014 г. По завершении соответствующих процедур в России, Белоруссии и Казахстане ЕАЭС начнет действовать с 1 января 2015 г. в качестве одного из ведущих центров мировой интеграции. Много усилий, причем в тесном контакте с МИД РФ, придется приложить для создания нормальной атмосферы взаимопонимания и делового настроя в тех международных парламентских организациях, в которых Россия является членом или с которыми она сотрудничает в качестве контрагента. Так, применительно к ПА ОБСЕ (соберется на пленарное заседание в Женеве в начале октября) представляется важным добиться практического запуска идеи С.Нарышкина о группе связи парламентариев по Украине. Такое решение было принято на июньском сборе организации в Баку, поддержано большинством делегаций. Группа имеет все возможности войти в процедуры миротворчества, которые настоятельно и срочно требует ситуация на Юго-Востоке.

Другой вектор – наш, национальный, мониторинг деятельности ПАСЕ, которая весной 2014 г. лишила российскую делегацию права голоса, участия в наблюдательных миссиях. Возвращение российских парламентариев в январе 2015 г. в Страсбург не должно быть механическим. Имеет смысл к этому шагу подготовить собственные предложения по искоренению из организации подходов необъективных, русофобских, национально-эгоистических, заангажированных подчас из Вашингтона. Большую ценность получат ожидаемые идеи Москвы по совершенствованию организационной, материальной и нормативной базы Парламентской Ассамблеи Совета Европы. В том, что она требует реформирования, сомнений нет. И в этот проект РФ должна внести существенный вклад. Для решения задачи следует более активно задействовать потенциал двусторонних контактов России с членами Совета Европы, а также наращивать строительство межпартийного общения. По крайней мере, думские партии – Единая Россия, КПРФ, ЛДПР, Справедливая Россия имеют широкие к тому возможности, в том числе и партии – их зарубежные визави, которые готовы к такому взаимодействию. Думается, подобная методология будет полезной и при восстановлении отношений, прагматичных и равноправных, в соответствие с постулатами Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейскими Сообществами 1994 г. – с представителями Европейского парламента. Это предельно важно. И не потому, что Европарламент образца 2014 г. – новая, после выборов, структура. Дело в том, что в осложнение международной обстановки в Европе, привнесение в нее нестабильности, различного рода санкционных лихорадок, потворства политическому и правовому нигилизму, посеву зерен русофобства, предыдущие составы

Европарламента внесли заметный и, к сожалению, отрицательный вклад. Один факт принятия им в последнее время более 10 резолюций, которые полны субъективизма в отношении оценок внутренней и внешней политики России, говорит о многом. Европейский парламент часто становился местом старта антироссийских компаний, которые как по заказу подхватывали Европейский Совет и Еврокомиссия. Такая "гармония" поведения органов ЕС имеет своим следствием антистратегическое состояние отношений с Российской Федерацией, неэффективное решение многих международных проблем и ослабленную перспективу их регулирования в случае отсутствия России. Нет сомнения, что в такой ситуации подрывается принцип неделимости международной безопасности и универсальности геополитики в её позитивном выражении.

Названные императивы стимулируют и прогрессивное влияние российского парламентаризма на функции других региональных организаций, которые входят в поле интереса нашей страны. Сегодня, например, актуальна задача сравнительного мониторинга работы парламентских структур многостороннего характера на пространстве СНГ, их вклада по решению политических, экономических, научно-технических вопросов. Её следует рассматривать в числе приоритетов парламентской дипломатии. К ним же надо отнести и поиск оптимальной практики координации этих структур в деятельности парламентских организаций более широкого плана, например, Межпарламентского союза. О МПС надо сказать особо, поскольку он в каком-то смысле единственный такого рода. Вряд ли иная международная организация даст более широкие возможности для коммуникаций, изложения своих позиций, имиджевых достижений.

Использование его потенциала потребует разработки и соответствующих инициатив с опорой на прогнозы развития международных отношений МИД РФ. Интерес к МПС усиливается и продолжающимися дискуссиями о парламентском измерении ООН, его вкладе в полноценное обеспечение Устава ООН, строительство международного порядка, адекватного вызовам и угрозам XXI века. Решаемое на международном уровне, предполагает и участие парламентского сообщества, в том числе и в лице Межпарламентского Союза, государств его членов. Следует использовать эту площадку для декларации российской доктрины эволюции Организации Объединенных Наций в современных условиях. В свою очередь этот продукт, имеющий, конечно, интернациональное значение, мог бы быть результатом работы российского Оргкомитета по 70-летию ООН. Неотложность создания подобной структуры очевидна. Естественно, в нее должны войти и профессионально подготовленные законодатели, специалисты по международной проблематике из Государственной Думы и Совета Федерации. Ими могут быть позиционированы важные прагматичные идеи, которые, например, касаются прогрессивного развития современного международного права, императивного применения его основных принципов, взаимосогласования с национальными юридическими системами, укрепления судебных, арбитражных, третейских процедур при решении международных споров и конфликтов.

Таким образом, перед парламентской дипломатией России стоят актуальные и прикладные задачи. Многие из них носят долгосрочный характер, привязаны к мировым трендам, запросам геополитики и геоэкономики. Этот сектор внешней политики России не только идентифицирован, но и генетически связан со всем инструментарием, который обеспечивает, содействует международной деятельности России. В этом единстве – существенная концептуальная, практическая, методологическая предпосылка эффективного функционирования российского государства как мощного, творческого и авторитетного полюса действующего миропорядка и миростроительства.