Новости

25.09.2014 00:22
Рубрика: Общество

"Кто мы такие, чтобы прощать..."

Евгений Гришковец говорил со своими читателями о войне и гневе, обидах и прощении, о соцсетях и одиночестве
Писатель Евгений Гришковец провел несколько встреч с читателями в Москве, поводом для которых стал выход книги записей из его блога "Одновременно: жизнь" (за год, по май 2014-го).

Евгений Гришковец появлялся на всех встречах минута в минуту, никому не делал замечаний по поводу пиликающих мобильников и даже не просил их выключить (как известно, за звонки на мобильники во время его спектаклей Гришковец, бывало, даже просил зрителей покинуть зал). Но на встречах с читателями в Москве был доброжелателен, терпеливо отвечал на самые, казалось бы, странные и дурацкие вопросы. А потом часами подписывал желающим свою новую книгу. К слову, аудитория на всех встречах оказалась на удивление молодой, людей старшего возраста было очень немного.

Публикуем некоторые интересные моменты с этих встреч.

О писателях и читателях

- Почему вы закрыли комментарии в своем блоге?

- Потому что мало вдумчивых комментариев. Какие-то "лайки"... Я не присутствую в соцсетях, не пишу в "Фейсбук". Со мной там подружиться невозможно. Со мной вообще подружиться сложно... Как у Тарковского в "Сталкере": "Обругает какая-нибудь сволочь - рана, другая сволочь похвалит - еще рана..." Писателю это не нужно, должна быть дистанция. Интернет - это инструмент, а человек обожествляет его. Мы доживем до того времени, когда будет массовый исход из социальных сетей. Но там задействованы такие деньги, что людей так просто оттуда не выпустят. (Улыбается).

- Вы от руки в блог пишете, а потом текст печатается?

- Все тексты пишу от руки. Считаю, что текст от руки более качественный. Его качество зависит порой даже от качества ручки. Бумажный текст предполагает правки. Бумага хранит следы работы. А от компьютерной правки никаких следов не остается. Пишу медленно. На 6-7 страниц текста, которые вы будете читать 3-4 минуты, у меня уходят сутки работы. Не умею писать быстро. У меня мало текстов. (Гришковец вспоминает чей-то текст: "Так хорошо было бы лежать, смотреть в потолок, думать о жизни... если бы не было Гришковца".) В 22 года я писал скверные стихи, которые уничтожил. Но самое обидное, что я их помню. (Смех в зале.)

- Зачем играете в своих спектаклях?

- Я писатель, который играет в театре. Зрителю важно, что свое произведение исполняет автор. Если бы Владимиру Высоцкому кто-то писал, он бы не стал великим исполнителем.

- А сами бы хотели снимать кино?

- Я пишу книги, которые сам хотел бы читать. Если начну снимать кино, знайте: я сошел с ума. (Смех в зале.)

- Не планируете ли сниматься?

- Меня почему-то не приглашают. Недавно пригласили. Спрашиваю, о чем фильм. Неважно, о чем, отвечают, главное - где: в Крыму. Понятно, есть госзаказ, Крым, но если неважно, о чем фильм, я не могу в нем сниматься. Хотя, по-моему, я очень хороший актер. (Смех в зале.) У меня 7 картин, считаю съемки высокооплачиваемым отдыхом. Все тебя любят, носятся, кормят, весело... но меня не зовут. Возможно, опасаются, что я как писатель буду предлагать отсебятину. Но я очень дисциплинированный... (Смех в зале.)

О вдохновении

- У вас есть увлечения?

- Мои дети. У меня коллекция детей (смех в зале).

- А путешествия?

- С октября у меня поездки: Нижневартовск, Сургут, Магадан, но это не путешествия. Ехать туда у меня много причин. Не хочу никуда ехать как турист. Не переношу жизнь в гостиницах - она для меня отдыхом быть не может. Хочу побывать в Новой Зеландии, но хочет ли Новая Зеландия, чтобы я приехал? Есть причина впервые поехать в Китай - там выходит моя книга. Буду общаться как с инопланетянами: зачем вам это? что вы поняли? (Смех в зале.)

- Нужно ли человеку браться за перо, если вдруг пришло вдохновение?

- Если вы работаете врачом или бухгалтером и к вам пришло вдохновение писать книги, то засуньте его подальше. У книги своя анатомия, устройство, его надо знать. Настаиваю: вдохновение чаще всего связано с графоманией.

- Но ведь Чехов был доктором и Булгаков, и они стали знаменитыми писателями?

- Если бы у Чехова не было сестер, братьев, родителей, он вряд ли пошел бы в медицинский. И если бы он написал только свои докторские рассказы, мы не знали бы такого писателя. А Чехов посвятил жизнь литературе. То же и с Булгаковым. Врач в свободное от работы время не может написать "Белую гвардию" и "Мастера и Маргариту".

- Какого читателя вы представляете, когда пишете?

- Он похож на меня. Это я и есть. Написание книги - это очень медленное чтение. Мои читатели не те, кто глотает книги, это мои соплеменники, не бездельники.

- А что вы сами читаете?

- У меня сейчас длительный период нечтения. Думаю, что значительную, могучую литературу ежедневно читать невозможно: душа устает. В ежедневное чтение не верю и не считаю это глубоким.

- Как вы относитесь к тому, что некоторые ваши произведения включены в школьную программу?

- Не считаю, что это полезно. Школьная программа лишает тебя будущего читателя. (Смех в зале.) Виталию Бианки уже все равно, а мне нет. Я бы на моих книжках указал: от 14 лет. Раньше не надо.

О переживаниях, а не о политике

- Какие ваши политические взгляды, вы кто - либерал, демократ, патриот, как относитесь к власти?

- Я не либерал и не демократ, я просто живу в России. Зачем ставить штамп? Я сложный человек. Если бы я вам сказал, что люблю Путина или не люблю Путина, вы не захотели бы со мной разговаривать... Или что люблю Бунина - и вы бы стали со мной разговаривать, а я, допустим, не люблю Бунина... После текста в моем блоге от 3 сентября (текст про Украину, вызвавший большой резонанс. - Авт.) часть людей перестала со мной здороваться, часть - почувствовала родственную душу. Я писал текст 3 дня. Что с ним дальше происходило, я не знаю, я отключился. Меня занимает не вопрос, что происходит, а переживания, связанные с тем, что происходит. Я сторонник задавать вопросы и сам на них отвечать. Ощущение Родины - это как религия, и кричать об этом человеку не стоит. Если люди в Украине готовы ударить "колорада", они не любят родину, они любят идею. А Родина состоит из людей. Не любишь их - не любишь Родину.

- Пойдете ли на "Марш мира"? Считаете, что прийти - это поступок?

- Если бы был в этот день в Москве, не пошел бы. И уж точно не потому, что боюсь. У каждого человека, который придет, будет причина там находиться. Сколько людей будет - столько причин. У кого-то это будет поступок, у кого-то - за компанию. В песне, которую я пою с грузинской группой "Мгзавреби", есть слова: "Меня спросили: Ты с кем? А я сказал: Конечно, я с вами. А потом? А потом я хочу побыть с ними. А потом? А потом я хочу побыть один". Почему люди ставят перед выбором?

- Сможете говорить с тем, кто убил?

- Не смогу и не буду. Я вообще не буду говорить с человеком, который хочет не разговаривать, а высказаться. Когда человек ненавидит, гневается, он несчастен. Он предает какие-то главные условия жизни.

- Чего людям не хватает, чтобы жить в мире и согласии?

- Напротив, избыток - гнева. Я интересовался у священника, бывает ли гнев праведным? Нет, ответил он, гнев не может быть праведным.

- Доброты не хватает в мире?

- У меня друг в Кемерово, 47 лет, добрый. Поехал на Донбасс добровольцем. Другой друг, бывший, - большой, сильный человек, участвовал в событиях в Одессе, когда сжигали людей... Доброта, понимание - все под гневом отключается.

- Вы сегодня говорили о политике...

-О политике ни слова сегодня не было. Мы говорили о переживаниях.

- Вы умеете не обижаться и не завидовать?

- Я ревнивый, но завидовать не умею. Обида - это защитная реакция, это упрощение ситуации. Когда человек живет в состоянии обиды - это как инвалидность.

- А как научиться не обижаться?

- Можно посердиться, но не говорить человеку, что он негодяй, дурак. Позвонить первому, даже если вы правы.

- То есть простить?

- Кто мы такие, чтобы прощать...

Кстати

Запись в блоге Евгения Гришковца от 3 сентября "Я так думаю" об Украине и происходящем сегодня, вызвавшая большой резонанс.