Новости

Первый выход нового музрука Большого театра Тугана Сохиева с хором, оркестром и солистами Большого театра был внушительным. На Исторической сцене представили монументальную оперную партитуру Петра Чайковского "Орлеанская дева". Исполнение приурочили к грядущему 175-летию композитора.

К слову, предыдущая и единственная премьера "Орлеанской девы" в Большом театре состоялась в 1990 году по случаю 150-летия композитора. Спектакль тогда ставил великий Борис Покровский. На этот раз "Орлеанская дева" прозвучала в концертном формате, но огромные силы Большого театра - более двухсот артистов хора и оркестра, солисты представили под руководством Тугана Сохиева впечатляющее музыкальное прочтение партитуры Чайковского. Событие неординарное, поскольку представляло собой не только юбилейный оммаж композитору, но и дебют Сохиева с коллективом Большого театра, и продуманный проект, изящно выстраивающий музыкальный контекст русского и европейского. "Орлеанская дева" - с одной стороны, русская опера с французским артиклем, написанная о французской героине Жанне д Арк, цитирующая подлинную старинную французскую мелодию, французские танцы (что удачно для Сохиева, руководящего оркестром Тулузы и владеющего тонкостями французского стиля), но по своей драматургии - более объемная. В "Орлеанской" - ораториальные по масштабам хоровые сцены, балетные номера, симфонические интродукции, многоголосные ансамбли, оркестр за сценой, массовые апофеозы. Здесь традиции и русской, и европейской музыки - от мадригала до Реквиема, от песен до полифонии. И надо заметить, что дирижерская координация всех этих слоев партитуры оказалась безупречной.

Оркестр, поднятый из ямы на сцену, звучал в "Орлеанской деве" в полновесном симфоническом формате - с твердыми рельефами инструментальных групп, с отличными соло деревянных, с четко организованным звуковым балансом, позволявшим не затмевать ансамбли и арии солистов. Качество работы Сохиева было слышно в отделке деталей, в звуковой дисциплине, в том, как дозированно выстраивались марафоны крещендо, как тонко вписывались в оркестровую массу отдельные соло, как кристаллизовались мощные тутти. Оркестр Большого театра звучал более рационально, диситиллированно, и одновременно - театрально, "зрелищно". Особенно в массовых сценах - многочисленных хоровых "глориях": "Да здравствует спасительница...", "Славься" и т.п. Сцена аутодафе - сожжения Иоанны (Жанны д Арк) с медленно вырастающим из похоронного шествия давящим звуком оркестра, по которому пробегали фигурации "языков" пламени, превратившиеся в страшное сплошное тутти, - прозвучала так, что не нуждалась ни в какой сценической иллюстрации.

Надо заметить, что хор Большого театра в "Орлеанской деве" представил впечатляющий музыкальный результат: сто с лишним голосов звучали слитно, внятно по дикции, объемно, мгновенно переключаясь от нежных девичьих песен к изящным гимнам менестрелей, от массовых хоровых апофеозов к тонким ангельским звучаниям. В партии Иоанны на сцене Большого театра дебютировала Анна Смирнова, выступающая на всех ведущих сценах мира.

прямая речь

Туган Сохиев, музыкальный руководитель Большого театра России:

- Я выбрал "Орлеанскую деву" потому, что Чайковский связан с самой историей Большого театра. Кроме того, я пытался найти оперу, где могли бы быть максимально задействованы музыкальные и творческие коллективы Большого театра: хор, солисты, оркестр. "Орлеанская дева" - одна из самых монументальных, массовых опер Чайковского. И несмотря на то, что сюжет ее трагический, она очень торжественная, возвышення, благодаря образу Иоанны. Эта опера редко исполняется, потому что партия Иоанны очень трудна. Чайковским было написано два варианта партии Иоанны - для сопрано и для меццо-сопрано. В свое время Иоанну замечательно пела меццо-сопрано Ирина Архипова, а в постановке великого Бориса Покровского на протяжении многих лет блистала сопрано Маквала Касрашвили. На мой взгляд, сопрановый вариант более близок драматургии, которую задумал Чайковский. Вообще эта партия написана словно для двух голосов - там сложный верхний регистр, крепкая середина и низкий регистр. И трудно найти певиц, обладающих таким широким диапазоном. Нам посчастливилось найти Анну Смирнову, российскую певицу, которая поет в Метрополитен, в Ла Скала, в Вене, но еще не пела в Большом театре. Это ее дебют. А мне очень хотелось бы, чтобы дальше последовала постановка "Орлеанской девы" на сцене Большого театра. Многие считают эту оперу не сценичной, и нам бы хотелось развеять этот миф.