Новости

30.09.2014 00:01
Рубрика: Культура

Когда приходит барабанщик

Актер Евгений Миронов и писатель Михаил Кураев о том, кому сегодня мешает Александр Солженицын
Публикация "Мнение районного масштаба", в которой Наталия Солженицына ответила главному редактору "Литературной газеты" Юрию Полякову, вызвала мощную и глубокую читательскую дискуссию. Обсуждение вышло за рамки подготовки к 100-летнему юбилею Александра Солженицына, поднявшись к темам творческой свободы в несвободном обществе, исторической честности и принципиальности истинного писателя, не способного на конъюнктурные поступки. Публикуем несколько писем от читателей "РГ".
Писатель

Михаил Кураев

Наталия Дмитриевна Солженицына возмутилась сообщением Полякова о том, что "Солженицын не просто уехал в свое время из Советского Союза... по сути исторической России, но фактически призывал американцев начать против него войну". "Российская газета" поместила ответ Ю. Полякова, словно не расслышавшего сурового обвинения. Казалось бы, проще всего было сообщить читателям и Наталии Дмитриевне известные, надо думать, одному Ю. Полякову подробности того, как арестованный Солженицын "просто уезжал" из Советского Союза в сопровождении бесстрашных чекистов, а заодно указать время и место, когда и где Солженицын призывал американцев воевать с Советским Союзом. И все. Такой ответ послужил бы к укреплению "исторической науки" и в полной мере отвечал бы "здравому смыслу", о чем в первую очередь заботится каждый пишущий и читающий. Вместо этого в интонации, не принятой в приличном обществе, Наталии Дмитриевне указывается, как надо "ваять памятник дорогому человеку", и снисходительно признается "законным" желание "облагородить память мужа". При этом делается вид, будто бы речь идет не о знаковой личности отечественной истории, а о домашних именинах, отсюда и это: "...мне жаль, что я огорчил Вас".

Увы. Громогласный поступок главного редактора "Литературной...", именно литературной, "...газеты" не то что огорчил, обескуражил и поверг в недоумение. Что это? Артподготовка к юбилею? Огонь на поражение? Смею предположить, что указ президента о 100-летнем юбилее А.И. Солженицына обнародован столь заблаговременно как раз для того, чтобы у тех, кто по тем или иным причинам еще не понял значимости Солженицына, его творчества, его вклада в освобождение наших душ от всяческой партийной присяги, было время подумать. Может быть, и перечитать "Красное колесо", прежде чем праздновать столетие со дня рождения автора. Хорошо подумать, почему, к примеру, не Октябрь, а Февраль считает роковым для России борец с коммунистической, а не советской версией нашей государственности. А еще время кому-то понадобится и для того, чтобы спросить себя, есть ли в нашей отечественной истории во второй половине минувшего века личность, по масштабу и значимости сопоставимая с Солженицыным. Можно видеть невооруженным глазом, как сегодня стараются "пригасить" Солженицына, стараются его "задвинуть" в дни минувшие. Дескать, вот та-ам, вот тогда-а, вот "Иван Денисович", вот "Матренин двор" ... А "Красное колесо" читать невозможно. Кому невозможно? Тем, кто воспитан скандально-развлекательными книжицами? Тем, кто живет одним набегом мысли на все, что видит? Тем, кому наша история ясна без знания фактов? "Красное колесо" творение, не знающее аналогов в отечественной. И самый предвзятый читатель не вычитает в романе-эпопее "однобоко понятого прошлого". Такого богатства достоверных исторических фактов и свидетельств, которое питает каждую из многих тысяч страниц "Красного колеса", не знает ни одно художественное сочинение. А еще "Красное колесо" - мастер-класс творческой свободы. А сам Солженицын, его жизнь, творчество, его борьба для меня и, думаю, не только для меня, - это прежде всего пример того, как можно быть свободным в несвободном обществе. Актуально на все времена! Это был подлинно свободный человек, и мы помним, к примеру, разочарование западной прессы, ожидавшей от Солженицына чуть ли не в первый день в Швейцарии "громовых заявлений". А он сказал, что из своего "безопасного далека" не станет сводить счеты со своими врагами и недругами. И жизнь Солженицына в изгнании еще один пример непримиримости на этот раз к лукавству западной демократии, двуличию политики, к заносчивому самодовольству "гостеприимных хозяев" на Западе и в США.

Все, что служит взращиванию самостоятельно мыслящей, независимой, развитой, свободной личности, не может быть достоянием архива. Без духовной, интеллектуальной свободы, без развитого самосознания люди снова и снова будут становиться объектами манипулирования всевозможных барабанщиков. Ибо известно со времен Стерна, если на философский спор приходит барабанщик, он всегда уходит победителем. Сегодня "барабаны" в руках прессы, ТВ, радио. Но пока у нас на полках Солженицын, пока его слово мы слышим, его жизнь способны осознать, его дух свободы впитать, он будет принадлежать и настоящему, и будущему.

Не знаю, о каком "заблаговременном" предъюбилейном ажиотаже писал Ю. Поляков. Но можно с уверенностью сказать, что в хронике юбилейных торжеств его стартовая эскапада займет достойное место.

Актер

Евгений Миронов

Господин Поляков! К сожалению, не могу обратиться к вам по правилам, принятым в приличном обществе, - своими высказываниями в адрес Наталии Дмитриевны Солженицыной вы поставили себя вне каких-либо рамок приличия. Нет никакого смысла спорить с вашими нападками на личность и творчество Александра Солженицына, хотя гнусность тона и лживая суть обвинений в его адрес заставляют с содроганием вспомнить о самых мрачных страницах в истории нашей страны. История все расставит по своим местам, хотя и сейчас уже в общих чертах очевидно, какое место в ней займет Солженицын, а какое - Поляков. Пусть ваши высказывания в адрес великого русского писателя и мыслителя останутся на вашей совести. Но что никак нельзя оставить без ответа, так это способ, которым вы позволили себе общаться с Наталией Дмитриевной. Единственное, что вам следовало бы сейчас сделать, - попросить прощения у нее самой и у всех, кого вы сделали свидетелями своей низости. В противном случае вы будете называться так, как во все времена назывался человек, оскорбляющий благородную даму, - подлец.

Читатели

Katrinity Buscadora

Солженицын - писатель уровня Толстого и Достоевского. Не понимать это может только тот, кто очень мало его читал или не читал вообще. Он заслуживает большого чествования. Причина неприязни к Солженицыну части людей понятна. Они просто не хотят как следует изучить его биографию и творчество. И то и другое очень объемно. Проще поверить какой-нибудь фальшивой информации, чем прочесть в биографической книге архивно-документальное подтверждение того, что это фальшивка. Или прочесть статью Солженицына "Сквозь чад", где он сам попунктно опровергает всю клевету. Критики Солженицына говорят, что Александр Исаевич в "Архипелаге ГУЛАГ" переврал цифры, но почему-то не дают источников, где можно ознакомиться с цифрами достоверными. И вообще, люди больше концентрируются на цифрах, чем на сути явления. Ведь в лагеря попадало большое количество невинных людей, и подвергали их там нечеловеческим истязаниям. Над этим надо задумываться прежде всего. А точные цифры узнать не удастся никогда. А еще многие путают нелюбовь к Родине и нелюбовь к политической системе. Коммунистическую систему Солженицын не любил и жестко критиковал. За очень серьезные недостатки. Чем, скажите, он отличается от Толстого, критиковавшего царскую власть, или Прилепина, критикующего власть современную? Обычное дело для писателя. Да и для любого человека. Но Юрий Поляков напрасно опасается, что после книг Солженицына у молодежи будет однобокое восприятие советского времени. О народных достижениях в культуре, науке и обустройстве страны, о взаимоотношениях между людьми в то время молодежи тоже известно. (Я, кстати, тоже причисляю себя к молодежи. Мне нет еще 30.) Нет однозначно черного или однозначно белого времени. И еще по поводу однобокости. Ни у одного писателя я не встречала столь многостороннего описания событий начала ХХ века, как у Солженицына в "Красном колесе". Люди жили в одно время, но как по-разному жили и насколько разным им виделось справедливое устройство России. Солженицын отличался глубочайшим пониманием своего народа и огромнейшей любовью и состраданием к нему. Больше всего на свете он любил Родину и желал ей нормальной жизни. Считаю заявление Полякова по поводу Солженицына не достойным человека такого ранга.

Сергей Труфанов

...Юрий Поляков прав в главном. Необходимо срочно остановить этот поток очернительства и начать формировать положительный образ нашей советской истории. Для этого ничего придумывать не надо. При всех минусах - это был период мощнейшего и всестороннего развития нашей страны, который достоин уважения, благодарности и чувства гордости всего нашего народа. Произведения Солженицына тут не помогут. Поэтому их место не на авансцене великой русско-советской литературы, а в ее запасниках. Прав Юрий и в том, что надо перестать выпячивать образ Солженицына. Он уже заслоняет собой всех настоящих писателей Советского Союза. Ни нам, ни нашим детям такая подмена не нужна.

Георгий Лебедев

Согласен с ответом Ю.М. Полякова вдове Солженицына, с одним отличием: считаю, что и "Одни день..." читать старшеклассникам не нужно. На фоне незамеченных властью последних прижизненных юбилеев Василия Белова и ряда других выдающихся писателей, нынешний ажиотаж ("ветер времени", как метко и саморазоблачительно высказалась одна комментаторша на форуме), а вместе с ним и гнев Солженицыной, Сараскиной, совершенно не оправданы, хотя предельно понятны.

Наталья Пшеничникова

Люди! Ну это же стыдно, Просто стыдно: писать такое, говорить, думать! Солженицын - человек огромного масштаба. Талантливейший писатель, определивший направление мыслей многих. Тех, кто еще не потерял способность думать и читать толстые книги. Одумайтесь, ведь не отмоетесь потом. Стыдно.