Новости

02.10.2014 00:21
Рубрика: В мире

Чувство причастности

Отрицание частной жизни
Про японцев можно сказать, что их больше, чем самостоятельность, радует чувство причастности. То самое чувство, которое испытывает человек, поющий в хоре или шагающий в строю.

Эта жажда причастности, более того - тяга к зависимости в корне противоположна индивидуализму, понятию частной жизни, на чем основана западная мораль.

Слова "независимая личность" вызывают у японцев представление о человеке неуживчивом, не умеющим считаться с другими. Само слово "свобода" подчас воспринимается как своекорыстие в ущерб групповым интересам.

Японцам присуща обостренная боязнь одиночества. Боязнь хотя бы на время перестать быть частью какой-то группы, ощущать свою принадлежность к какому-то кругу людей.

Когда начинаешь знакомиться с Японией, с ее искусством, философией, может сложиться представление о ее жителях как любителях одиночества. К такому выводу толкает присущая им созерцательность, желание быть наедине с природой. В действительности же японцев привлекает не одиночество, а возможность быть на людях, думать и действовать сообща.

Японская мораль считает узы взаимной зависимости основой отношений между людьми. "Найди группу, к которой бы ты принадлежал. Будь верен ей и полагайся на нее. Без чувства зависимости не может быть чувства уверенности".

Итак, японцы отвергают индивидуализм. Но им чужд и подлинный коллективизм. Вместо этого им свойственно проводить в обществе разграничительные линии, делить людей на своих и чужих, относясь к ним соответственно.

Царство групп

Японское общество - это царство групп. Каждый человек постоянно чувствует себя частью какой-то группы - то ли семьи, то ли общины, то ли фирмы. Он приучен подчиняться воле группы и вести себя соответственно своему положению в ней.

Групповое сознание имеет глубокие корни в японской жизни. Его прототип - крестьянский двор ("иэ"), то есть не просто семья, объединенная узами родства, но и низовая ячейка производственной деятельности.

Патриархальная семья "иэ", основанная на совместной жизни и общем труде нескольких поколений, оказалась в Японии очень устойчивой и способствовала закреплению сословного характера общественных отношений.

Неделимость имущества, которое целиком переходит старшему сыну, а при отсутствии мужского наследника - усыновленному зятю, делает осью семейных отношений вертикальный стержень "оя-ко" (отец - сын).

Слово "свобода" иногда воспринимается японцами как ущерб групповым интересам

Краеугольным камнем японской морали служит верность, понимаемая как долг признательности. Почитание родителей, а в более широком смысле покорность воле старших, в представлении японцев первая из добродетелей, самая важная моральная обязанность человека.

Именно преданность, основанная на долге признательности, делает столь прочной ось "оя-ко", на которой держится вертикальная структура японской семьи и других созданных по ее образцу социальных групп, то есть отношения учителя и ученика, покровителя и подопечного.

Воплощением долга признательности является покорность родительской воле. Конечно, в наши дни сын нередко отказывается жениться на сосватанной ему невесте или наследовать семейную профессию. Видя, как молодые пары гуляют по улицам обнявшись, можно подумать, что от традиционного домостроя не осталось и следа.

А между тем это не совсем так. Пусть самостоятельные знакомства между юношами и девушками вошли в обиход. Главное же не изменилось. Свадьба в Японии до сих пор остается делом не столько личным, сколько семейным. Считается, что в таком важном деле, как выбор спутника жизни надо следовать совету старших.

Стремление иметь сына по-прежнему присуще в Японии любой супружеской паре. Доживать своей век с замужней дочерью не принято. Именно на сына ложится забота о престарелых родителях. Если в семье есть лишь дочери, отец и мать подыскивают одной из них жениха, согласного на усыновление. При такой свадьбе муж берет себе фамилию жены вместе с сыновними обязанностями к ее престарелым родителям.

Зачем нужны визитки

Жизненный путь японца меньше, чем в других азиатских странах, предопределяется его происхождением. Принято считать, что будущее человека зависит не столько от родства, сколько от того, с кем его столкнет судьба между 15 и 25 годами, когда каждый человек обретает "оя" - учителя, покровителя, уже не в семье, а в избранной им сфере деятельности.

- Вы знаете этого гостя? Кто он такой?

- Он с фирмы "Мацусита", начальник цеха.

Подобные вопросы мне доводилось задавать японцам множество раз, и в ответ неизменно называлось прежде всего место работы, а затем должность, ранг.

Шофер грузовика, развозящий бумажные рулоны, скажет, что он из газеты "Асахи". Всемирно известный специалист по ядерной физике отрекомендуется профессором Киотского университета. И дело тут не в тщеславии первого и скромности второго. Так принято. Является ли Ямада-сан директором банка и простым кассиром - это уже второй вопрос. Важно знать ответ на первый: он сотрудник концерна "Сумитомо".

Когда два японца встречаются впервые, они прежде всего стараются выяснить принадлежность друг друга, а также положение, которое занимает в своей группе каждый из них. Без этих сведений им трудно наладить общение.

На свадебных церемониях и сейчас еще можно видеть старинный наряд, предназначенный для особо торжественных случаев: черное кимоно c белыми родовыми гербами. В современной жизни место соперничающих родов заняли конкурирующие фирмы. А роль гербов на кимоно - значки этих фирм, которые носят на лацканах пиджаков.

Еще шире вошли в японский обиход визитные карточки, сразу же позволяющие судить, кого представляет человек и каков его ранг. Японцы нынче совершенно не могут обходиться без визитных карточек, упростивших ритуал взаимного представления.

Думаю, что именно специфика человеческих взаимоотношений, порожденная принципом "оя-ко", стала главной причиной того, что японские предприниматели даже в годы экономического чуда были против того, чтобы в стране появились предприятия, где хозяйничали бы иностранцы.

В мире Восточная Азия Япония