Новости

08.10.2014 17:24
Рубрика: Власть

Защищайтесь до последнего

Дела о самообороне предлагают передать судам присяжных
Вызывающие серьезный резонанс в обществе уголовные дела о превышении допустимых пределов самообороны могут передать на рассмотрение судов присяжных. Профессиональные судьи более жестки в своих решениях и чаще всего их приговоры носят обвинительный характер, даже если человек защищал себя или своих близких. Поэтому депутат Госдумы Алексей Журавлев разработал законопроект, меняющий подсудность дел о самообороне. По его мнению, суды присяжных могут оказаться более гибкими в рассмотрении таких дел.

Поправками, внесенными в Госдуму, предлагается внести изменения в 31-ю статью Уголовно-процессуального кодекса. Предлагается передать подсудность уголовных дел о самообороне на уровень судов субъектов Федерации. К примеру, в Москве такие дела предложено сразу направлять в Мосгорсуд, а в Дагестане или Чечне - в Верховный суд республики.

В пояснительной записке к законопроекту напоминается, что Конституцией предусмотрено право каждого россиянина защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. При этом в статье 37 УК РФ пределы возможной самообороны разъясняются очень расплывчато. Прописано, что они должны основываться "на соразмерности действий обороняющегося лица от действий преступника".

Норма, по которой человек освобождается от уголовной ответственности, если его действия признают необходимой обороной, была введена еще в 2003 году. В ней, в частности, зафиксировано, что человека не следует привлекать, если его ответные действия были вызваны неожиданностью посягательства, и он не мог оценить степень опасности. Правда, доказать, что нападение было именно внезапным, до сих пор очень сложно. Никуда не исчез по сей день и главный вопрос, что можно, а что нельзя в отношении нападающих.

Несмотря на всю его дикость вполне конкретно стоит и вопрос о том, за что злоумышленника можно убить, чтобы самому потом не сесть. Юристы, как правило, отвечают, что оказать активный отпор и даже убить нападавшего можно, только если потерпевшему объективно грозила смертельная опасность. Мнения же по поводу того, как оценить степень угрозы, по-прежнему кардинально расходятся.

Не особо помогло и постановление пленума Верховного суда (ВС) РФ от 27 сентября 2012 года, призванное разъяснить судам, как квалифицировать дела о самообороне. ВС пришел к выводу, что ответственность за превышение пределов самообороны должна наступать, только если установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения конкретного посягательства.

По мнению судей, принятые меры всегда должны быть адекватны угрозе. Например, если у нападавшего была только палка, а потерпевший, отобрав её, нанёс неоднократные удары по голове, причинив смерть, это не будет квалифицировано как необходимая оборона.

Вместе с тем в экстремальной ситуации, когда у страха глаза велики и в крови кипит адреналин, мысли о последствиях превышения необходимой обороны находятся где-то очень далеко на краю сознания. Поэтому эксперты из правоохранительных структур советуют заранее создать себе четкую установку для подобных ситуаций: "отбиваться, но не калечить; обезвредить, но не убивать". Обоснованной угрозой жизни суд сочтет только направленное огнестрельное или холодное оружие, угрозы расправы от обладателя такого оружия, попытки нападения.

По словам депутата Журавлева, разработавшего поправки о передаче дел о самообороне присяжным, крайне редко можно адекватно оценить степень опасности действий нападающего. Этому мешают фактор внезапности совершения преступления, недостаточная морально-психологическая подготовка для отражения нападения, зачастую состояние аффекта, отсутствие эффективных средств самообороны.

Именно поэтому отражение нападения, как правило, происходит без оглядки на существующие требования соразмерности самообороны по чисто психологическим причинам. "Люди, защищаясь, даже не вспоминают о том, что существуют какие-то правила соразмерности самообороны, и с чисто человеческой точки зрения, их трудно за это винить. И все же, закон не на их стороне", - отмечает депутат Журавлев.

В результате такой самозащиты гражданин сам становится субъектом уголовного преследования, а его действия начинают квалифицироваться по статьям 108 или 114 Уголовного кодекса РФ. По данным судебного департамента Верховного Суда, за превышение пределов самообороны ежегодно приговариваются к лишению свободы около тысячи человек. За покалеченных преступников оборонявшемуся грозит до года лишения свободы, а за убийство нападавшего - до двух лет.

В настоящий момент по ч. 1 ст. 108 УК РФ ("убийство, совершенное при превышении пределов необходимой самообороны") расследуется уголовное дело против белгородского фермера, который отказался отдать сельхозтехнику заявившимся к нему незваным гостям. Причем визитеры были настроены очень серьезно и прихватили с собой металлические пруты и ножи. Прежде чем хозяин дома достал охотничье ружье и застрелил нападавших, вымогатели жестко избили 51-летнего фермера.

Анализ правоприменительной практики показывает, что имеет место перекос в сторону обвинения граждан, защищавшихся от нападений, а количество оправдательных приговоров в таких делах находится в районе нескольких процентов. По мнению большинства юристов, в обществе в целом и в судебных и следственных органах в частности укоренился стереотип - "убил человека - должен сидеть".

Чтобы убрать этот перекос и искоренить стереотип, депутат Журавлев и предлагает изменить подсудность уголовных дел о самообороне. Стоит отметить, что внесенный законопроект не предусматривает передачи всех дел о самообороне "судьям из народа". Речь идет лишь о предоставлении возможности обвиняемому ходатайствовать о передаче его дела в суд присяжных. Поправками же закрепляется рассмотрение таких дел более вышестоящими судами, нежели сейчас. По мнению депутата Журавлева, рассмотрение дел о самообороне требует максимально высокого уровня судейства. Именно поэтому депутат предлагает перенести все подобные уголовных дел на уровень Верховного суда республики, краевого или областного судов, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа или окружного военного суда, дабы повысить качество выносимых приговоров.

Директор фонда "Общественный вердикт", специализирующегося на правовой поддержке пострадавших от преступлений, Наталья Таубина поддерживает законопроект. По ее словам дела о самообороне должны подвергаться очень детальному рассмотрению, поэтому стоило бы передать их в ведение судов присяжных.

"Эта тема очень важная и чувствуется, что, реагируя на сигналы граждан, депутатский корпус ищет баланс между необходимостью самообороны и границами ее применения, - прокомментировала "РГ" лидер правозащитного движения "Сопротивление", член Общественной палаты Ольга Костина. - Мы понимаем, что где-то люди вообще не могут обороняться без риска уголовной ответственности. Но одновременно не стоит забывать и про спекуляции - люди сами нападают, а впоследствии пытаются выдать это за самооборону".

В связи с этим, по словам эксперта, вопросы, связанные с самообороной несомненно нуждаются в конкретизации. "Но я не готова сейчас сказать, насколько передача таких дел присяжным поможет гражданам. Я бы в первую очередь посоветовала озадачиться более качественной экспертизой, от которой во многом зависит то решение, которое выносит суд. Состояние человека в момент нападения, степень силы удара, который человек нанес нападающему и другие данные, которые фиксируются в материалах уголовных дел, - все упирается в них. И если мы хотим повысить качество расследования по делам о самообороне, нужно бороться за усиление и профессиональное совершенствование имеющихся экспертных институтов", - отметила Ольга Костина.

Управляющий партнер юргруппы "Яковлев и Партнеры" Андрей Яковлев напоминает,что наиболее развит институт самообороны в США. "В США огромное количество споров рассматривается судами присяжных, в том числе и по делам о самообороне. Фактически там ведется "судебное следствие" - этот процесс обеспечивает принцип состязательности во время судебных слушаний. Присяжные, как члены общества, выносят свое суждение на основании доказательств, представленных сторонами защиты и обвинения. Что касается России, то я считаю, что рассмотрение подобных дел просто необходимо отнести к компетенции присяжных, потому что они - более независимы, в отличие от судейского корпуса, на который действует масса "вредных" факторов, таких как статистика и другие", - отметил юрист.

Отметим, что два года назад депутат Журавлев уже предпринимал попытки отрегулировать законодательство по вопросам самообороны, предложив разрешить применять любые виды оружия в том случае, если злоумышленник проник в дом. Дело окончилось отрицательным отзывом на законопроект из Верховного суда. Парламентарий назвал тот отзыв примером "либеральной казуистики".

В настоящий момент аналогичный законопроект разрабатывает вице-спикер Госдумы Игорь Лебедев. Парламентарий предлагает внедрить в российское законодательство концепцию "Мой дом - моя крепость", согласно которой защита гражданами своего дома, семьи и самих себя с помощью оружия не должна подлежать наказанию. Соответствующая интернет-петиция ранее набрала более 100 тысяч голосов на сайте "Российской общественной инициативы" и получила поддержку экспертной комиссии во главе с министром по вопросам "Открытого правительства" Михаилом Абызовым. Однако позднее инициатива не была одобрена Минюстом и МВД. Силовики все-таки опасаются доверять гражданам оружие.

Законопроект депутата Лебедева, вводящий презумпцию невиновности за стрельбу по незваным гостям на своей территории, в ближайшее время, еще до внесения в Госдуму, пройдет экспертизу в Общественной палате.