Новости

15.10.2014 20:55
Рубрика: Культура

Наследие купеческое

Историки проводят параллели между уральскими предпринимателями XIX и XXI веков
В Екатеринбургском музее изобразительных искусств открылась выставка под названием "Купеческий портрет". Полсотни портретов XVIII - начала XX века из коллекций Государственного исторического, Екатеринбургского и Нижнетагильского музеев не просто формируют визуальный образ предпринимателей того времени, они подталкивают к изучению истории, будят желание узнать, какими были представители уральского торгово-промышленного сословия, чем отличались от современных бизнесменов. Кстати, параллели с сегодняшним днем возникают постоянно.

- Все эти люди внесли огромный вклад в развитие России, свои миллионы они тратили на пользу Отечества. Благотворительная деятельность для них была как "Отче наш": если богат - должен помогать сирым и убогим, - говорит куратор выставки Ольга Горнунг. - Соответственно и их изображения выполнялись по определенному канону: со строгими, застывшими лицами, с атрибутами учености и благочестия (например, с моделью построенной на средства благотворителя церкви), при всех регалиях. Недаром на медалях третьего сословия выбивались слова "За усердие", "За полезное" и даже просто "Благодарю".

Оказывается, изначально на Урале торговая прослойка выполняла, по сути, служебные функции при горном начальстве. Купцы "вышли из тени" лишь в середине XIX века - по завершении "темного" периода накопления капитала (так же, как впоследствии в конце XX-го). До этого торговлей занимались в основном старообрядцы - в рамках организации, имеющей, по мнению историков, определенное сходство с ОПГ: такое же закрытое объединение с общей кассой, откуда под честное купеческое слово выделялись беспроцентные ссуды. "Сальники" (перепродавцы скота, мяса, сала и тому подобных товаров) свой доход от налогообложения скрывали: числились крестьянами, платили минимальную подать, не афишируя барыши. "На свет" предпринимателей вывели политика государства, супердоходы "золотой лихорадки" и промышленная революция.

- Источник первоначального накопления капитала - торговая прибыль. Из-за слабого развития рыночных связей ее значительные размеры были результатом неэквивалентной торговли. Эта картина весьма напоминает нынешнюю ситуацию в экономике - с большим количеством посреднических структур, стремящихся извлечь из обменных операций спекулятивную прибыль, - считает профессор Виктор Байдин.

Запись в купеческое сословие накладывала существенное налоговое бремя, однако давала право открыто торговать в городах, а не только на ярмарках. При этом средства, ранее целиком крутившиеся в обороте, приходилось вкладывать в капитальные объекты.

- Появление каменных ампирных особняков в Екатеринбурге - свидетельство легализации капитала уральских купцов. Недвижимость использовали как залог для получения ссуд, - рассказывает историк Евгений Бурденков. - Так что все памятники истории и архитектуры - это прежде всего капиталовложения, аналогичные современным торговым центрам. Сегодня мы говорим, что "высотки уродуют город". Так вот, новостройки с колоннами в свое время тоже воспринимали неоднозначно.

Богатейшие люди Екатеринбурга заседали и в городской Думе. Однако если современный бизнес зачастую стремится урвать кусок от "бюджетного пирога", то в те времена было наоборот.

- В XIX веке бюджет города оставался небольшим по размеру и функционалу. Все крупные городские проекты оплачивали предприниматели, они же состояли в гордуме, они же формировали бюджет в качестве налогоплательщиков. Порой городской голова брал деньги из своего кармана и тратил на нужды Екатеринбурга, - продолжает Евгений Бурденков.

Так, в учреждение женского училища казна вложила лишь пятую часть, остальное - спонсоры. Частный капитал оплачивал содержание учебных заведений, больниц, сиротских домов, ночлежек, храмов. Библиотеку, которая сегодня носит имя Белинского, и театр строил бизнес, а после передал городской общине.

- Все же купцов не стоит переоценивать. Их "души прекрасные порывы" отчасти вызваны вульгарными меркантильными соображениями, - считает профессор Виктор Байдин. - Престиж, популярность - это тоже экономические категории. Орденоносцу скорее доверят господряд, верно?

И действительно доверяли, хотя и не без критики. Например, градоначальник и щедрый благотворитель Михаил Нуров в числе прочих наград получил персидский орден Льва и Солнца. Когда "львами и солнцами" он украсил ворота своей усадьбы, был высмеян в масштабах страны столичным журналистом Немировичем-Данченко.

- Быть может, я идеализирую екатеринбургских купцов, но мне кажется, что они платили "добровольный социальный налог" из чувства внутреннего долга перед городом, - резюмирует Евгений Бурденков. - Надеюсь, и современных предпринимателей со временем неизбежно посетит мысль о том, что они должны обществу. Либо их дети это поймут, а внуки в процессе неизбежной культурной адаптации образуют элиту, цвет нашего города.
Быть может, знание истории поможет современным бизнесменам понять: времена "дикого капитализма" проходят, и второе поколение деловых людей приходит к осознанию своей социальной ответственности, а третье уже, как правило, формирует интеллектуальный капитал.

между тем

Полтора века назад бюджет Екатеринбурга в основном (около 80 процентов) формировали стабильные бюджетные источники: аренда городского недвижимого имущества, доходы от общественного кирпичного завода и скотобойни, оплата того, что сейчас называется госуслугами, различные сборы с предпринимателей, а также оценочный сбор с недвижимости (2,5 процента ее стоимости, причем депутаты пытались увеличить этот налог до десяти). Порядка 20 процентов составляли внеплановые поступления: бюджетные займы, пособия от казны и земства, а также проценты от внесенного в банк городского капитала. Последняя статья при невысоком банковском проценте (от трех до шести) обеспечивала десятую часть горбюджета.

К обязательным расходам относились содержание городского общественного управления, благоустройство города, а также траты на "силовые ведомства" - на воинский постой, отопление и освещение тюрьмы, содержание полиции и пожарной команды. Самой внушительной статьей расходов, как и сейчас, было содержание учебных заведений: в 1876 году на эти цели потрачено 14 процентов бюджета (в 2014-м - 46).

Земская реформа дала старт бурному развитию города. Каждую пятилетку доходы бюджета Екатеринбурга увеличивались примерно на треть. За четверть века, с 1870-го, они выросли в пять раз - с 47 до 245,1 тысячи рублей. Конечно, сравнивать суммы полуторавековой давности с современными в абсолютных цифрах некорректно. Но можно сопоставить удельные, в расчете на одного жителя, величины. Так, в те давние годы поросенок стоил 45 копеек, баран - полтинник, пуд первосортной муки - 1,2 рубля, мяса - 2,2,сливочного масла - 8, сахара - 6,2 рубля. Таким образом, в 1876-м на доходы городского бюджета можно было приобрести более тысячи тонн муки - 36,1 кило на одного екатеринбуржца. 36 миллиардов рублей, поступивших в 2013-м, эквивалентны почти миллиону тонн муки в сегодняшних ценах, или 802-м килограммам на одного жителя. Так что сейчас мы имеем, без сомнения, более социально ориентированный бюджет.

Культура Арт Живопись Экономика Бизнес Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург