Летят над Римом ангелы

Алексей Федорченко снял фильм о древнем и авангардном

Одним из центральных событий начавшегося IX Римского международного кинофестиваля станет вручение российскому режиссеру Алексею Федорченко почетной премии "Марк Аврелий будущего" и мировая премьера его нового фильма "Ангелы революции".

Обстоятельства, в которых разворачивается сюжет картины, сам режиссер в фестивальном каталоге излагает так: "В 30-е годы, чтобы установить контакт с коренным населением сибирского Севера, Советы построили в тайге близ реки Казым культурную базу, которая включала школу, больницу, ветеринарную клинику и даже музеи. Но местные жители - ханты и лесные ненцы - не принимали эту новую культуру: их древние боги запрещали им это...". "Шаманы противятся новой идеологии, - продолжают рассказ о фильме авторы аннотации в каталоге. - Чтобы примирить две великие культуры - культуру русского авангарда и древнее язычество - в обскую тайгу отправляются художники - композитор, скульптор, театральный режиссер, архитектор-конструктивист, кинорежиссер-примитивист и руководитель отряда - знаменитая "Полина-Революция"… Фильм основан на реальных событиях..."

Короткий рассказ в каталоге интригует, трейлер фильма, уже размещенный на сайте фестиваля, интригует еще больше. Я позвонил Алексею Федорченко в Екатеринбург, чтобы все узнать из первых уст.

Расскажите немного о фильме, который первыми увидят зрители Римского фестиваля, - "Ангелы революции".

Алексей Федорченко: Сначала у нас было две самостоятельные идеи: экранизировать произведение Дениса Осокина "Ангелы и революция" и сделать кинорассказ о Казымском восстании народов северного Приобья - хантов и лесных ненцев - против советской власти. Первый сценарий под названием "Записки чекиста" -  это мозаика из жизни молодого чекиста, ровесника века, и его друзей-художников, об их приходе в революцию и бурной дореволюционной молодости. Отдаленный прототип героя - Блок. Но сценарий  не склеился: Осокин написал очень хорошую литературу, ее можно и не экранизировать - она самодостаточна. И тогда возникла мысль объединить оба сценария: снять фильм о Казымском восстании, где персонажи будут говорить волшебным языком героев Дениса. То есть восстание стало исторической фабульной канвой, история придумана, а диалоги из книг Осокина ее украшают. "Ангелы и революция"  - первая книга, которая принесла известность Денису. Я сразу в нее влюбился: она написана от лица молодого художника, работающего в вятском ЧК, он живет больше женщинами и друзьями, чем революцией. Книга светлая, радостная, грустная, трагическая. А фильм "Ангелы революции" снят по мотивам реальных исторических событий - о людях, которые случайно попали в тиски между двумя великими цивилизациями: цивилизацией советского авангарда и цивилизацией обских шаманов.

К вопросу о шаманстве. У вас репутация творца мифов - пусть и на материале реальной истории. Как это было, например, в "Первых на Луне" или "Овсянках". Новый фильм тоже основан на мифологии?

Алексей Федорченко: Да, конечно. Исторические факты и древние мифы, преломленные через нашу фантазию. Интересно было показать культуру обских угров, не используя набившие оскомину штампы - все эти чумы, бубны и набрасывание аркана на оленя. И советскую власть показать без красных флагов и транспарантов.

В новом фильме вы обещали нарушить законы канонической драматургии. Это случилось?

Алексей Федорченко: Мне кажется, да. Фильм получился ни на что не похожий. Он - сам по себе, я пока не нашел ему аналогов. Удалось сделать нечто особенное. Мне это нравится

А что вас не устраивает в традиционной драматургии? Линейность рассказа? Почему ее нужно преодолевать?

Алексей Федорченко: Я  не занимаюсь нарушением законов драматургии специально, это не цель. Пишу - как пишется. История может быть и линейной, и любой - не важно - главное, чтобы она была самобытной и не банальной.

Тогда скажите хотя бы, где снималась картина - на местах событий?

Алексей Федорченко: Половина фильма снималась в Казыме, на территории бывшей Казымской (Амнинской) культбазы, именно там, где разворачивались те трагические события в начале 30-х годов прошлого века. А половина - в Екатеринбурге и его окрестностях.

В Екатеринбурге - павильонные съемки?

Алексей Федорченко: И павильон, и натура. В фильме много флэшбеков: действие происходит и в Москве, и в Крыму, и на Камчатке, и в Свияжске, и в Мексике. Все это снимали здесь, в Екатеринбурге.

Даже Мексику?

Алексей Федорченко: Да. У нас тут есть очень хороший мексиканский пейзаж. Шикарная натура.

Кто оператор?

Алексей Федорченко: Шандор Беркеши, с которым мы снимали "Небесных жен луговых мари".

Трейлер фильма, должен сказать, производит действительно сильное впечатление. Он необычен, парадоксален в каждом кадре и очень красив. Что там за музыка звучит?

Алексей Федорченко: Это малоизвестная вещь Сергея Прокофьева - он написал ее к 20-летию революции, но она получилась "слишком авангардной", и ее зарубили. А вообще композитор фильма - Андрей Карасев.

Вы из тех редких сегодня режиссеров, которые регулярно выпускают по фильму - примерно раз в два года, и уже выстроилась очередь новых замыслов. Был в этой очереди проект "зомби-хоррора" "Мертвые пашни" который в вашем пересказе произвел на меня сильное впечатление. Что с ним?

Алексей Федорченко: Мы этим сценарием занимаемся. Хочется же снять что-то необычное - уж слишком много картин о зомби! И мы ищем свою нишу. Есть неплохая история о том, что земля российская богата, но если ее забрасывают - она начинает рождать мертвецов. Мы отвлеклись на "Ангелов революции", но, думаю, этот фильм тоже сделаем.

И еще был проект "Енотового города", который вы собирались снимать в Колумбии. Как сейчас помню, предполагалась опять mocumentary - псевдоисторическая фантастическая драма.

Алексей Федорченко: Я бы снимал его сейчас - сценарий готов, и он очень интересный (мы его писали с Денисом Осокиным и Олегом Лоевским). Но уже запустился с другой фантастикой - фильмом "Малыш" по братьям Стругацким. Что выйдет в итоге - пока не знаю, но пока мне все нравится: научно-фантастическое кино, какого у нас еще не было, и к тому же - триллер. Мы придумали для фильма новый жанр  - "научпанк". Посмотрим, что получится. А вообще, конечно, идей больше, чем возможностей. Кино - дело дорогое, и все, что задумано, воплотить вряд ли удастся.

Марко Мюллер, арт-директор Римского фестиваля, который выдвинул инициативу наградить вас призом "Марк Аврелий будущего", характеризует вас как "одного из немногих современных режиссеров, способных время от времени создавать постоянно обновляющиеся перспективы для кино". Вы в кинотворчестве - своего рода авантюрист?

Алексей Федорченко: А иначе зачем этим заниматься! Не хочется повторять то, что делали до тебя. Хочется каждый раз делать что-то принципиально новое. Иначе скучно.

И при этом вступаете в конфликт с массовой публикой, которая как раз привержена к привычным ходам, протоптанным тропинкам и знакомым схемам. Как складывается судьба ваших картин в прокате - удается отбить затраченные деньги?

Алексей Федорченко: Конечно, нет.  Формула коммерческого успеха - это повторение и закрепление. Поэтому так много вторичных фильмов: обкатано, проверено, народ пойдет смотреть. Но, как написано в книге "Путь самурая", жизнь коротка, и глупо заниматься тем, что тебе неинтересно.

Как вы отнеслись к новости о присуждении вам приза "Марк Аврелий будущего"?

Алексей Федорченко: Я узнал об этом вместе со всеми из пресс-конференции Марко Мюллера. Конечно, узнал с радостью, но и с удивлением: в моем возрасте вроде еще рано получать призы за вклад в киноискусство.

Но ведь вклад особый - на перспективу. Мюллер отмечает, что ваши фильмы разведывают новые способы кинорассказа и прокладывают пути в будущее кинематографа.

Алексей Федорченко: Если так - прекрасно - замечательный приз!

На Римском фестивале нет жюри, голосуют только зрители. У вас уже есть один Приз зрительских симпатий за "Небесных жен...", посмотрим, как пойдет дело с "Ангелами революции". До встречи в Риме.

Поделитесь впечатлениями о фестивале Подпишитесь на нашу рассылку