Новости

23.10.2014 00:09
Рубрика: Культура

Ну какой из меня черный лебедь?

Гость "СОЮЗа" - ведущий мастер сцены Национального академического Большого театра оперы и балета Беларуси Людмила Хитрова
Будто сама природа сотворила для балетной сцены эту черноволосую красавицу. Легкая, воздушная (всего 46 кг!), почти невесомая - на сцене от Людмилы Хитровой невозможно оторвать глаза.

В прошлом артистка Красноярского государственного театра оперы и балета, уже шестой сезон она выходит на минскую сцену, танцует ведущие партии в "Золушке", "Анюте", "Ромео и Джульетте". Прошедший год стал для Хитровой особенным: художественный руководитель балета Юрий Троян доверил 26-летней солистке новую роль - легендарную Одетту-Одиллию в "Лебедином озере" Петра Чайковского. Партию, которую в театральном мире традиционно считают экзаменом на профпригодность, Хитрова справилась с задачей великолепно: талант молодой балерины отметил в том числе и Президент Беларуси Александр Лукашенко. Не так давно Людмила Хитрова была удостоена высокой государственной награды - медали Франциска Скорины.

- Многие думают, что медали нам с Костей Героником (партнер Хитровой по сцене. - Ю.Л.) дали после победы на IV Международном конкурсе артистов балета в Стамбуле - одном из самых престижных конкурсов балетного искусства в мире. Но на самом деле документы на награду театр представил еще весной, задолго до нашего отъезда в Турцию. И вот представьте себе: первый конкурсный день, мы с Костей в Стамбуле, вокруг - несколько десятков самых талантливых танцовщиков со всего мира... Все волнуются, напряжены. И тут из театра мне приходит эсэмэска: "Людок, поздравляем! Медали Скорины - ваши!" Настроение моментально улучшилось, мы буквально порхали по сцене, чем, видимо, и покорили членов жюри. Из Турции вернулись в родной театр не только с Гран-при фестиваля, но и в статусе обладателей медалей Франциска Скорины. Сейчас вот собиралась к вам на интервью и думала: "А действительно ли все это было со мной?" Посмотрела на награды в шкафчике - точно было!

Как девочка из простой российской семьи стала балериной?

Людмила Хитрова: Я родилась в Караганде, но в пятилетнем возрасте переехала в Нижний Новгород - родной город родителей. Когда мне исполнилось девять, мы отправились с мамой в Нижегородское хореографическое училище - узнать, как можно туда поступить. Оказалось, набор уже закончен, следующий - только через год. Но педагог неожиданно согласилась принять меня с тем условием, что я обязательно нагоню программу. И я решила: похожу недельку ради мамы, а там будет видно. Но неожиданно для себя втянулась и поняла, что больше свою жизнь без балета не представляю. Однажды на гастролях в Италии меня и еще нескольких девочек заметил балетмейстер из Красноярска. Позвал на работу в местный театр - и я уехала за три с половиной тысячи километров от дома.

Решение уехать из Нижнего Новгорода далось, наверное, нелегко? Чем вас привлек Красноярск?

Людмила Хитрова: Перспективой - раз, интересными гастролями - два. Мама, конечно, отпускать не хотела, однако сказала, чтобы я принимала решение сама. Решение о переезде мне далось тяжело еще и потому, что я очень домашний ребенок. Помню, расплакалась на вокзале... С тех пор не люблю перроны и поезда, они ассоциируются у меня с расставанием и долгой разлукой.

Как вас приняла труппа?

Людмила Хитрова: Настороженно. Мы же целой группой пожаловали, человек шесть-семь. Меня, семнадцатилетнюю, сразу взяли солисткой. Годом позже я впервые станцевала партию Золушки. Удивительно, но никакого страха тогда не испытывала, чувствовала себя абсолютно в своей тарелке. В Красноярск я приехала вместе с Сашей Бутримовичем - постепенно он стал моим партнером не только на сцене, но и в жизни. В 2008 году Валентин Елизарьев пригласил его в белорусский Большой театр. Я уволилась и отправилась следом за ним.

Почти как жена декабриста...

Людмила Хитрова: Вроде того. Но проблема заключалась в том, что для Саши место в труппе было уже подготовлено, мне же пришлось начинать все с нуля. 6 октября, в мой день рождения, из театра позвонили и сообщили, что зачисляют в кордебалет. Сказать, что это был удар - значит, не сказать ничего. Ведь в России я была солисткой, исполняла главные роли, а здесь - всего лишь кордебалет... Но постепенно мне стали предлагать и крупные партии. Первая удача - па-де-труа из спектакля "Лебединое озеро". Перед выходом на сцену так волновалась, что мне казалось, еще минута - и потеряю сознание. Но ничего страшного не случилось. Станцевала хорошо, но то ощущение запомнила на всю жизнь.

Людмила, а как становятся примами? Ведь вероятность на всю жизнь остаться седьмым лебедем у пятого пруда есть всегда...

Людмила Хитрова: Знаете поговорку "терпение и труд все перетрут"? Она очень точно описывает балетные будни. Потому что балет - искусство штучное, за чужими спинами здесь не отсидишься. Не будешь над собой работать - расстанешься с профессией, будущим. Ну или навсегда останешься пятым лебедем.

В театре говорят: если балерина не умерла прямо на сцене, свой номер она непременно исполнит до конца. Правда ли, что есть у сцены такое необъяснимое анестезирующее свойство: с вывихами, растяжениями и даже с более серьезными травмами артисты могут танцевать весь спектакль? От напряжения, мол, боль не чувствуется. И только потом, уже в гримерной, замечают, что ноги-то разбиты в кровь...

Людмила Хитрова: Когда ты выходишь на сцену, то должен быть готов ко всему. Феномен балета - в полной самоотдаче. Если состояние позволяет, то нужно остаться и закончить номер. Хотя жестких указаний на этот счет никаких нет. У меня, слава богу, серьезных травм пока не было.

Если верить режиссеру Даррену Аронофски, снявшему четыре года назад триллер "Черный лебедь", подсознание балерин рождает демонов. В жизни все так же: неврозы, истеричность, галлюцинации?

Людмила Хитрова: Нервозность, стресс - все это, конечно, есть. Но они не проявляются в таких, как у Аронофски, гиперболизированных формах. Конечно, когда готовишь роль, ты в нее погружаешься, пытаешься нащупать сходство между собой и персонажем, но это нормальное состояние. У меня, например, иногда по ночам мозг никак не может отключиться: все думаю, как лучше сделать? А фильм "Черный лебедь" - одно сплошное преувеличение.

А как насчет зависти, о которой в балетном мире слагают легенды? Или это тоже выдумки режиссера?

Людмила Хитрова: Некоторые театры России и Украины как раз и живут по принципу борьбы за роль не на жизнь, а на смерть. В нашем театре такого, слава богу, нет. Драк за ведущие партии никто не устраивает. Напротив, более опытные коллеги всегда помогут и подскажут. Восемьдесят процентов времени я провожу в Большом, поэтому практически все мои друзья - артисты театра. С некоторыми мы настолько сдружились, что даже выходные проводим вместе.

Путь балерины - как путь самурая: дорога вечного воздержания. Вы срывались хотя бы раз?

Людмила Хитрова: Только однажды. В прошлом сезоне, когда готовилась к роли Одетты-Одиллии. Мне всегда нравились характерные героини, но близости ни с белым, ни с черным лебедем я никогда не испытывала. Была убеждена, что понимание этого персонажа приходит с возрастом, опытом. У меня другая мечта: Жизель из одноименного балета Адольфа Адана. Но в начале прошлого сезона Юрий Троян неожиданно предложил мне партию в "Лебедином озере". Я честно сказала, что не вижу себя в этой роли: ну какой из меня черный лебедь? Но он настоял. Первая репетиция закончилась истерикой и слезами. Я смотрела на себя и понимала - роль не моя. Педагог Людмила Бржозовская тоже не знала, за что взяться. А до премьеры оставалось всего три недели...

В ночь перед спектаклем я никак не могла уснуть, мне, как в фильме, повсюду стало мерещиться лебединое озеро. В обед пришла в театр, и меня охватила самая настоящая паника. На глазах - слезы, в голове - десяток мыслей. "Интересно, а если я убегу, меня уволят?", "А если уволят, то сразу или сначала выговор дадут?" И все в таком духе. Но спасибо труппе: они верили в меня больше, чем я сама. Перед выходом на сцену волнение внезапно отступило. И все получилось! После спектакля я сразу же поехала на вокзал, а оттуда поездом домой, в Нижний Новгород. Ту ночь в поезде я вообще не спала, тело было напряжено, и мозг все время танцевал "Лебединое". Утром на вокзале меня встретил папа, и я буквально рухнула в его объятия - так сильно была истощена физически и морально.

Скучаете по Нижнему Новгороду?

Людмила Хитрова: Очень. К сожалению, из-за занятости в театре выбираться домой получается крайне редко. Но стараюсь приезжать летом, когда заканчивается сезон, и после продолжительных гастролей. Всем курортам предпочитаю родительский дом - только там я могу по-настоящему расслабиться и отдохнуть. Возвращаться обратно в Минск, с одной стороны, тяжело, а с другой - радостно. Потому что там меня ждут работа, театр и любимые зрители. А что еще нужно для счастья?

Культура Театр Музыкальный театр