Новости

23.10.2014 00:05
Рубрика: Культура

Золотой циркуль

В Москве исполнили ораторию Йозефа Гайдна "Сотворение мира"
В абонементе Московской филармонии "Грани бессмертия" прозвучала оратория Франца Йозефа Гайдна "Сотворение мира".

Шедевр венского классика, созданный по мотивам Библии и поэмы Джона Мильтона "Потерянный Рай", исполнили в Концертном зале Чайковского российско-немецким составом музыкантов: Камерный оркестр Musica Viva (худрук Александр Рудин), Монтеверди-хор (Гамбург), дирижер Готхарт Штир, солисты - Уте Зельбиг (сопрано), Мартин Пецольд (тенор), Генрик Бём (бас).

Эта поздняя партитура Гайдна - особенная: содержание оратории словно золотым циркулем обводит гигантский круг европейской культуры - библейское повествование о рождении из хаоса порядка, о сотворении мира и человека, само либретто, написанное по мотивам текста - символа английской культуры - "Потерянного Рая" Джона Мильтона и предназначавшееся для Генделя, участие барона Готфрида ван Свитена - покровителя тройки венских гениев: Моцарта, Гайдна и Бетховена.

Именно барон ван Свитен, поклонник ораторий Генделя и Баха, и приспособил для Гайдна либретто, написанное когда-то английским клавесинистом и композитором Томасом Линли.

И в том, что "Сотворение мира" появилось вместо "Потерянного Рая", заключается сама суть оптимистичного взгляда Гайдна на мир, его вера в изначальную гармонию, в способность людей творить, а не разрушать.

Три архангела повествуют в оратории о чуде творения, о мире Рая, о красоте человека до грехопадения: Гавриил (небесный вестник и исполнитель воли Бога на земле), Рафаил (ангел, исцеляющий землю и души людей), Уриил (ангел, изгоняющий Адама и Еву из Эдема: у Гайдна он поет гимн человеку - венцу творения Бога). Адам и Ева, пралюди, здесь не теряют Рай, а живут в нем и наслаждаются гармонией.

Убедить в такой восторженной идиллии мира Гайдну удается потому, что ни в одном эпизоде оратории он не впадает в слащавость, в дешевый сентиментализм, создавая красивые пропорции музыкальных средств.

Изображая первоначальный хаос во вступлении, Гайдн медленно разворачивает динамику и диссонансы, высветляя их затем воздушными репликами хора "Пусть будет свет".

В том, что "Сотворение мира" появилось вместо "Потерянного Рая", заключается сама суть оптимистичного взгляда Гайдна на мир

В оркестре мягкие тутти чередуются с "картинами" рождения земли и небес, светил, тварей земных и птиц, людей - Адама и Евы.

Кларнет здесь изображает песню жаворонка, флейта - соловья, струнные передают бег оленя, в оркестре "рычит" лев, бегут ручьи, пасутся стада.

В исполнении оркестра Musica Viva все 34 номера "Сотворения мира" превратились в упоительную пастораль - неспешную, негромкую (дирижер Готхарт Штир удерживал звук на меццо-форте), выступавшую красочной "декорацией" для солистов - архангелов и Адама с Евой.

Но полноту музыкальной гармонии создал в этом исполнении Монтеверди-хор, поразивший своим нежным безвибратным звуком, напоминавшим движение воздуха. Негромкий, умиротворяющий, взволнованный и ликующий - этот звук, кажется, и стал образом той красоты, о которой Гайдн каждый день молил Бога, создавая свою великую ораторию.