Новости

23.10.2014 00:46
Рубрика: Культура

У столицы свой характер

Стала известна наконец судьба пустыря на стыке Ленинградского проспекта и Третьего транспортного кольца. Там будет построен гостинично-офисный центр в форме башни-высотки. Чем объясняется такое решение архсовета? Какое место вообще отводится высоткам в Москве в наши дни? Об этом "РГ" рассказал главный архитектор столицы, руководитель архитектурного совета Москвы Сергей Кузнецов.

Российская газета: Как известно, проект гостинично-офисного комплекса для этой площади уже существовал. Но на заседании архсовета в ноябре 2013 года его не просто отклонили, но и решили обратиться к мэру Москвы Сергею Собянину с предложением изменить градостроительный план земельного участка, определяющего основные параметры будущей застройки. То есть встал вопрос не доработки проекта, а разработки принципиально нового. Почему?

Сергей Кузнецов: Архсовет всегда рассматривает проекты строго в пределах ГПЗУ, но в данном случае, после долгих дискуссий, эксперты решили в виде исключения предложить городу пересмотреть в заданных параметрах высотность предполагаемого объекта. Пропорции здания, предложенные архитекторами, показались нам не соответствующими площадке и ее роли в структуре города. Все-таки это Ленинградский проспект, очень значимая трасса, которая заслуживает яркого архитектурного акцента. Так и возникла идея спроектировать для этого места башню.

РГ: Какие требования вы выдвигаете к этому проекту?

СК: Хотелось бы избежать излишней глобализации и стремления во что бы то ни стало влиться во всемирный "архитектурный винегрет", потому что в этом случае теряется индивидуальность, и по некоторым новым постройкам уже невозможно понять, Москва ли это, Амстердам, Берлин или Нью-Йорк... А ведь у Москвы есть собственный, ярко выраженный архитектурный характер, по которому ее до сих пор узнают во всем мире. И, в частности, облик Ленинградского шоссе сложился в период энергичной градостроительной деятельности 1930-1950-х годов, в эпоху так называемого сталинского ампира, подарившего городу такое количество потрясающих зданий, что у нас до сих пор есть повод гордиться ими. Конечно, я ни в коем случае не призываю копировать приемы и формы того времени, но игнорировать эту эпоху мне кажется в корне неправильным. Современность должна сохранять преемственность и учитывать genius loci (память места. - Ред.). Вот, пожалуй, мои основные пожелания к этому проекту. Поддержать тональность Ленинградки, найдя в характере застройки этой видовой магистрали импульс для интересного архитектурного высказывания. В качестве примера того, насколько интересным и многогранным может быть такой подход, назову прекрасного итальянского архитектора Чино Дзукки, который, проектируя высотные многофункциональные здания, наполняет их неповторимой аурой истории итальянских городов.

РГ: В чем, по-вашему, состоит тональность Ленинградки, достойная продолжения?

СК: Она очень торжественная. Тверская, центральная магистраль Москвы и ее продолжение - Ленинградский проспект, заполняясь новыми зданиями, выдерживали эту тональность на протяжении веков. На площади, о которой мы говорим, раньше было шикарное здание ресторана "Яр", к сожалению, сейчас утраченное. Но и гостиница "Советская", возникшая на его месте, в своих пропорциях и деталях тоже задает торжественный настрой. Зачем же разрушать его?

РГ: Чья идея построить здесь именно башню?

СК: Обсудить ее предложил я, но не могу сказать, что это моя идея, так как она буквально витала в воздухе. Здесь ведь и раньше обсуждалась возможность строительства высотки. Общее мнение членов архитектурного совета наиболее емко выразил Михаил Посохин, заключив: "Город получит акцент, улучшающий градостроительную ситуацию". В то же время нельзя сказать, что башня встречена с большим восторгом. Все хорошо понимают, что задача стоит очень сложная - найти здоровый баланс между языком архитектуры Ленинградского проспекта и современностью и не скатиться к цитированию сталинок.

РГ: А как к необходимости разрабатывать новый проект отнесся инвестор, который до этого уже потратил деньги?

СК: С пониманием. С просьбой разработать "подходящую башню" он на сей раз обратился к архитектурному бюро из Санкт-Петербурга "Евгений Герасимов и партнеры". Когда мы собрались на очередное заседание архсовета по этому объекту, Евгений Герасимов не просто представил свой проект здания высотой 153 метра, но и результаты проделанного его бюро подробного анализа застройки Ленинградского проспекта на протяжении последних двух веков и его взаимосвязь со всеми близлежащими строениями. Это всем очень импонировало. Как будет выглядеть сама башня, сказать пока трудно. Автор представил два варианта осмысления московского высотного дома - один более традиционный и заостренный, второй - более современный и "плоский". Члены совета рекомендовали ему придерживаться второго варианта.

Предложенный Герасимовым комплекс понравился нам и тем, что в нем предусмотрен целый ряд мер по улучшению качества городской среды в районе. Гостиница, универсам, деловой и офисный центр, а значит, новые рабочие места, спа-салон, кафе и рестораны. Один из ресторанов я предложил расположить на самом верху, сделав его видовым. В Москве таких сейчас не хватает, и он наверняка будет пользоваться спросом. Одобрение вызвало и предложение создать вокруг здания комфортные пешеходные зоны, что уменьшит площадь застройки до 30%, зато вдоль Ленинградского проспекта появится оживленная пешеходная зона, а по оси с отелем "Советский" - небольшой сквер. Это можно считать еще одним маленьким, но этапом по превращению Москвы в город, удобный для пешеходов.

РГ: В итоге Москва получит восьмую высотку?

СК: Ну, как считать. Если к семи существующим сталинкам прибавить 19 высоток Московского международного делового центра "Москва-Сити", то получится, что даже 27-ю. Но тогда давайте не забудем высотку "Триколор" на Ярославском шоссе и "Дом на Мосфильмовской". Какая же из них восьмая по счету? Лично я считаю, что никакая, хотя бы потому, что архитектурное явление, называемое в международном сообществе "Семь сестер", уже случилось и представляет собой единое законченное художественное высказывание. Да и сама постановка вопроса, если вникнуть в суть, отдает абсурдом. Получается, что родители давно умерли, а у них продолжают рождаться дети... Это как свет потухшей звезды - ее уже нет, а мы этот свет все равно рассматриваем в телескопы.

РГ: Тогда спрошу иначе. Что такое вообще высотка по сегодняшним московским меркам?

СК: Если говорить о высоте, то все зависит от расположения. В центре города высотка может быть и восьмиэтажной. Это как самый первый небоскреб, построенный в 1885 году в Чикаго, - он же был всего девятиэтажным. И лишь 30 лет спустя уже в Нью-Йорке появился тридцатиэтажный дом. Лично для меня московские высотки сегодня - это во многом продолжение традиции московского силуэта, который берет начало от башен Кремля и наших колоколен. В отличие от силуэта Санкт-Петербурга или, скажем, того же Рима или Парижа, он всегда изобиловал акцентами, яркими всплесками высоты. Для Москвы само понятие "высотка" всегда означало нечто гораздо большее, чем просто высокий дом. Это, скорее, ландшафтный ориентир, знаковое сооружение. Не случайно в отличие от многих других городов московские высотки, за исключением "Москвы-Сити", не стоят пучком. Как в Венеции, где колокольни тоже разбросаны по городу. Но одна-единственная высотка в какой-то части города, конечно, ко многому обязывает. Она должна быть градостроительно выверена и иметь абсолютные оси. С этой точки зрения расположение башни на пересечении Ленинградского проспекта и Третьего транспортного кольца, то есть двух осей, можно признать прямо-таки хрестоматийным.

РГ: Проект этой высотки - единственный в городе в работе?

СК: Есть несколько выданных решений в "Москва-Сити": двух зданий на 17-18 участках, на 11-м участке, в работе решение на 20-м участке.

РГ: Можно ли надеяться, что эти новые небоскребы станут событием в архитектуре Москвы?

СК: "Москва-Сити" представляет собой большую группу высотных зданий, на фоне которых очень сложно выделиться. Но с учетом того, как много сил и времени мы сейчас тратим на отработку и согласование каждого проекта, я уверен, что это даст свой результат, и каждый следующий дом в Московском международном деловом центре будет лучше, чем предшествующий.

РГ: Проект "Новое кольцо Москвы", по которому к 2015 году планировалось построить 60 высотных многофункциональных комплексов из 200 жилых, офисных, административных 30-45-этажных зданий, каждое из которых должно было стать акцентом в столичных районах, совсем отменен?

СК: Конечно, ибо он был рудиментом советской системы планирования, указывавшей, вот здесь и здесь будут высотные дома... Современные реалии, в том числе экономические, совершенно не учитывались. Захотят ли инвесторы строить высотный дом в "отведенном" им месте? Есть ли там такая возможность? Согласятся ли жители существующих по соседству домов с его появлением? Словом, очень много вопросов, без внятных ответов на которые невозможно реализовать ни один проект в городе.

Прямая речь

Сергей Собянин, мэр Москвы

Мы хотим видеть Москву динамичным, современным городом, в то же время удобным для горожан. Мы хотим, чтобы строились новые микрорайоны, новые здания, новые сооружения, но при этом хотим, чтобы Москва сохраняла лучшие свои традиции, сохраняла памятники истории и культуры.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке