28.10.2014 00:40
    Рубрика:

    Российское образование может стать новым драйвером роста экономики

    Отечественное образование можно с успехом экспортировать
    В России учится всего около 5% от числа всех иностранных студентов. Это сопоставимо со странами такого уровня, как Новая Зеландия или ЮАР. Однако у российского высшего образования огромный экспортный потенциал.

    Еще с середины ХХ века ведущие мировые государства стали интегрировать образование в свою внешнюю политику, преследуя определенные геополитические цели. Сегодня рынок мирового экспорта образования эксперты оценивают в 1,5 трлн долл. Ежегодно ключевой игрок, США, привлекает на обучение 760 тыс. иностранцев, которые приносят в госбюджет около 24 млрд долл. Другие лидеры рынка - Великобритания, Германия, Франция, Австралия, Испания, Канада.

    Сейчас международный рынок образовательных услуг является одним из самых динамично развивающихся секторов экспорта. ЮНЕСКО прогнозирует, что к 2025 году число студентов, обучающихся за рубежом, может достигнуть 7 млн человек. В ряде стран доходы от экспорта образования настолько велики, что являются, по сути, бюджетообразующими. Например, обучение иностранцев в США - пятая по размеру вклада в национальную экономику статья американского экспорта. Тот приток денежных средств, который обеспечивают приезжие студенты, в 10 раз больше, чем выделяет правительство на высшую школу. Страны, где, казалось бы, развито бесплатное обучение (Германия, Франция, Чехия), также получают существенный доход в виде платы иностранцев за проживание.

    Одновременно с этим сектор образовательного экспорта в России не назовешь сверхдоходным. Однако Россия сохранила у своей целевой аудитории имидж страны с развитой наукой и образованием. У нас в стране приемлемые стоимость обучения и прожиточный уровень. И в то же время - высокое качество подготовки по ряду отраслевых специальностей, что отражает передовые позиции России в соответствующих направлениях. Исторически российскому образованию присуща фундаментальность наукоемких специальностей, а спектр программ и направлений очень широк.

    Эти преимущества позволяют говорить о том, что у нашего образования внушительный экспортный потенциал. При всем том Россия зарабатывает на иностранных студентах всего лишь 1% от объемов мирового экспорта образования. Нашу страну ежегодно выбирают для обучения менее 130 тыс. иностранных студентов. Почти половину иностранцев составляет контингент из стран СНГ, который ориентирован преимущественно на недорогие заочные или дистанционные программы. Так в стране легализуется множество трудовых мигрантов. Значительная часть студентов учится в РФ по квотам, т.е. бесплатно, а значит, они фактически ничего не привносят в российскую экономику. Кроме того, стоимость обучения на коммерческих отделениях в России в 2-3 раза ниже, чем в Западной Европе, США. Все это ставит Россию в один ряд со странами, чьи экспортные возможности значительно ниже. В той же Новой Зеландии, образовательные системы которой не идут ни в какое сравнение с российскими, в прошлом году училось 97 тыс. студентов-иностранцев, что практически сопоставимо с экспортным оборотом в сфере образования в РФ.

    Интерес любого государства к расширению экспорта образовательных услуг объясняется не только финансовыми, но и политическими интересами. Как известно, лидерство в образовании - это один из наиболее эффективных инструментов "мягкой силы". От того, где и как будут учиться иностранные студенты, во многом будет зависеть, какие люди окажутся у власти в разных странах через несколько лет. Наряду со сверхзадачей формирования лояльных элит существует также профилактическая задача создания института "друзей России", доброжелательно относящихся к стране, знакомых с ее культурой, историей, языком, разделяющих традиции и систему ценностей.

    От наращивания образовательного экспорта выигрывает и национальный рынок труда. Проводя активную иммиграционную политику, США, Канада, Австралия и ряд государств Европы получают за год примерно 1 млн высококвалифицированных специалистов из числа иностранцев, обучавшихся в вузах этих государств. И наконец, из-за демографической ямы, по прогнозам, уже к 2018 году число отечественных студентов снизится на 15% относительно нынешних показателей. Это заставит вузы либо сворачивать деятельность, либо конкурировать на внешнем рынке с зарубежными университетами.

    Аналогично транснациональным корпорациям, успешно действующим в разных отраслях экономики, страны-лидеры давно уже создали свои образовательные структуры, которые и являются операторами рынка экспорта образования сегодня. Такие образовательные корпорации - это в основном неправительственные организации с негосударственным финансированием, но с мощной государственной поддержкой. Таких структур достаточно много: DAAD (Германия), British Council (Великобритания), IDP Education Australia (Австралия), CIMO (Финляндия), EduFrance (Франция), NAFSA (США) и другие. Большинство из них занимаются исключительно образованием, а некоторые захватывают смежные сферы - культуру и искусство. Ежедневно зарубежные образовательные корпорации реализуют сотни проектов: поддержка программ распространения родного языка, обмен студентами и учеными, информационно-консультативные услуги, продвижение национального образования, конкретных учебных заведений и программ и пр. И формат таких транснациональных образовательных структур оказывается весьма продуктивным.

    Есть ли надежда на повышение вероятности успешного образовательного экспорта в России? Есть. По мнению экспертов рынка, уже к 2020 году Россия могла бы увеличить свою долю рынка экспорта образовательных услуг до 20 млрд долл., что позволило бы всерьез отнестись к сектору образования как к новому драйверу роста российской экономики. И если с углеводородами образованию не сравниться, то 5% в структуре экспорта оно в состоянии обеспечить. Это примерно столько же, сколько вносят в экспортную корзину страны продовольствие, машиностроительная и химическая продукция.