Новости

01.11.2014 18:48
Рубрика: Культура

В Большом театре Варшавы поставили "Венецианского купца"

Текст: Владимир Дудин (Варшава - Санкт-Петербург)
В Большом театре Варшавы состоялась польская премьера оперы, написанной по пьесе Шекспира "Венецианский купец" пианистом и композитором Анджеем Чайковским, имя которого восстанавливают в истории европейской музыки после долгого забвения.

Обретение еще одного Чайковского (связанного с нашим Петром Ильичом лишь посредством псевдонима) сфокусировало ряд сюжетов, остро актуальных для культурно-политической жизни Польши. Вместе с обретением ярчайшего композиторского наследия Анджея Чайковского, поляки восстановили имя еще одной жертвы Холокоста -урожденного польского еврея Роберта Анджея Краутхаммера, как назвали в 1935 году в Варшаве новорожденного его мать Фелиция и бабушка Целина.

"Венецианский купец" Анджея Чайковского, а также вечер из его произведений, который накануне оперной премьеры прошел в одном из фойе Большого театра Варшавы, стал подлинным открытием нового, очень яркого композиторского имени, которое можно смело ставить в ряд с классиками ХХ века Бергом, Бриттеном, Лютославским. Забытое имя оказалось забытым незаслуженно: музыка нового Чайковского представила полноценную, очень выразительную, сложную систему художественного языка, основанную на традиции модернизма ХХ века. Неспроста в буклете к премьере вышла "оговорка" по Фрейду: вместо фотографии польского Чайковского на одной из страниц по ошибке оказался русский Чайковский - Петр Ильич, который словно по велению свыше вторгся, чтобы благословить своего "однофамильца".

При том, что композиторское наследие Анджея Чайковского невелико и насчитывает около двадцати опусов, куда входит камерно-инструментальная музыка, концерты для скрипки и фортепиано, вокальные циклы (сонеты Шекспира, стихи Уильяма Блейка), сочинения для театра, каждый из них достоин пристального слушательского и исследовательского внимания. Свой отпечаток и масштаб обостренных, глубинных переживаний жизни наложил автобиографизм творчества композитора, покалеченного судьбой. Так, десять инвенций для фортепиано - это десять портретов друзей композитора. А соната для кларнета и фортепиано посвящена одному из близких людей Чайковского - британцу Майклу Риддаллу.

Что и говорить, если даже выбор "Венецианского купца" был сделан, благодаря наличию в нем главного героя - еврея Шейлока, о котором снят уже не один голливудский фильм и который сфокусировал в своем образе целый комплекс проблем, кровно близких Чайковскому. Постановка режиссера Кейта Уорнера и художника Эшли Мартина-Дэвиса, созданная в копродукции с фестивалем в Брегенце и Институтом Адама Мицкевича, в максимально ясной системе художественных координат, где комедия и трагедия заглядывают друг другу в лицо, идеально высветила и генеральную идею всепрощающей христианской любви, попирающей лукавый закон, и тему старости, и тему мужской дружбы.

Музыки у польского Чайковского могло быть больше, если бы не его головокружительная пианистическая карьера, которая зафиксирована в множестве звукозаписей на разных лейблах, с которыми можно познакомиться на его сайте. Но прежде чем взобраться на музыкальный Олимп, Анджею было суждено пройти круг ада сначала в гетто, а затем на так называемой арийской территории Варшавы, где бабушка прятала его в шкафу. Мальчик выжил в войну лишь благодаря находчивости бабушки, которая вывела его из гетто, переодев в девочку-блондинку, после чего она подделала документы и нарекла Анджеем Чайковским. Мать, с которой Анджея связывали крепкие узы сыновьей любви, осталась в гетто и погибла в Треблинке.

В 1948 году уже в Париже он стал самым юным студентом, которого выдающийся педагог Лазарь Леви выбрал из 340 кандидатов. В том же году он дал там свой первый концерт из произведений Шопена, а в 1950 году окончил Парижскую консерваторию с золотой медалью. Тогда же он вернулся в Польшу, где продолжил учебу в Варшаве как композитор у Казимежа Сикорского, а спустя пять лет стал лауреатом конкурса Шопена. Его феноменальный пианистический дар покорил легендарного Артура Рубинштейна, порекомендовавшего его на конкурс королевы Елизаветы в Брюсселе, на котором Анджей в 1956 году, в один год с участием в нем Владимира Ашкенази получил третью премию. Всемирно известный импресарио Сол Юрок, предложивший Анджею стать Андре Чайковским, сделал на него большую ставку, но непредсказуемый и вспыльчивый музыкант быстро вышел из-под его "опеки". Свой череп Анджей Чайковский официально завещал шекспировскому театру "Глобус", в частности, использованию в "Гамлете" и сохранилась фотография, на которой актер Дэвид Теннант держит именно его. Умер композитор и пианист Анджей Чайковский в 46 лет 26 июня 1982 года в Оксфорде.

В предпремьерные дни "Венецианского купца" в залах Польской Национальной оперы проходила выставка, посвященная художественной и спортивной жизни польских евреев послевоенной Польши. На обложке одного из главных общественно-политических журналов Polityka красовался молящийся иудей и заголовок "Возвращение евреев" с подзаголовком "Современные поляки открывают еврейскость". Этой же теме были посвящены передовицы главных газет страны, передачи на телевидении.

В дни премьеры произошло событие века: открылась постоянная экспозиция "1000 лет истории польских евреев" в огромном современном Музее истории польских евреев, построенном по проекту архитектора Райнера Маламяки. Музей, чьи эффектные внешние формы напоминают расступившиеся воды во время перехода евреев через Красное море, описанного в библейском Исходе, был создан по инициативе Общества Еврейского исторического института и появился в Муранове, на месте бывшего центра старого района Варшавы, где когда-то располагалось гетто. Проект стоимостью около 320 миллионов злотых стал одной из первых культурных институций в Польше, созданных при поддержке общественно-частного партнерства. Таким массированным приношением поляки, история которых знает немало темных эпизодов, среди которых печально знаменитые еврейские погромы, в частности, в 1941 году в местечке Едвабне (о котором снят художественный фильм "Последствия"/Poklosie Владислава Пасиковского) демонстрируют свое покаяние, крепнущее национальное самосознание, возрастающую европейскую толерантность. Впрочем, пишут и говорят в Польше в эти дни и о том, что еврейская тема - некий культурный тренд: быть евреем, соблюдать субботу и кошерно питаться там просто стало считаться модным.

Культура Театр Музыкальный театр В мире Европа Польша Гид-парк