Новости

06.11.2014 00:01
Рубрика: Культура

Париж за Уралом

Юрий Мамин объявил сбор средств на продолжение популярной комедии
Знаменитый киносатирик Юрий Мамин, первый лауреат первого фестиваля "Российской газеты" "Дубль дв@", собирается снимать продолжение своей популярной комедии "Окно в Париж". Но оказалось, что сегодня делать сатиру в кино значительно труднее, чем в 90-е.

Пронесся слух, что вы запускаете съемки сиквела фильма "Окно в Париж"?

Юрий Мамин: Нет, пока это только проект. Год назад "Ленфильм" его предлагал Фонду кино, но безуспешно. У меня было два проекта: "Радость любви к Джойсу" и "Окно в Париж - 20 лет спустя". Но студия опасалась, что фильм про Джойса может быть признан "некассовым" - и сделала ставку на проект брендовый, раскрученный более чем успешным прокатом фильма "Окно в Париж". Это была наша последняя совместная работа с драматургом Владимиром Вардунасом, и завершить ее я считаю своим долгом - человеческим, товарищеским, гражданским. Но вот - отказано!

Почему? Ведь идея перспективная и с точки зрения кассы!

Юрий Мамин: И директор студии Эдуард Пичугин, и ее Общественный совет были уверены в успехе. Было решение президента России о возрождении"Ленфильма". Проект "Радость любви к Джойсу" поддерживали Екатерина Гениева, Владимир Толстой и покойный Алексей Герман. Что касается "Окна в Париж-2", то оно ведь было продолжением фильма, ставшего хитом проката, который смотрели по многу раз. Защита проектов прошла блестяще. Мы единственные показали развернутые трейлеры будущих фильмов на экране. Никто из ленфильмовцев не сомневался, что один из проектов будет принят. Но получили отказ.

Причин отказа, на мой взгляд, две. В московскую комиссию входят в основном руководители крупных продюсерских компаний-"мейджоров", и они делят отпущенные на кино государственные деньги прежде всего между собой, и только крохи бросают на драку оставшимся. Мы об этом знали, но надеялись, что решение президента сыграет свою роль. Не сыграло. Вторая причина: у нас любят с уважением говорить о Салтыкове-Щедрине, Гоголе, Булгакове лишь потому, что они давно ушли от нас, а новых сатириков нам не нужно, - так считают чиновники от кино.

И вы решились обратиться к краудфандингу - "народному" финансированию?

Юрий Мамин: Это единственная возможность продолжить проект. Краудфандинг работает во всем мире, десятки проектов за рубежом были успешно осуществлены благодаря принципу "кто сколько может". Так снята фантастика "Железное небо" (финская картина режиссера Тимо Вуоренсола, три года назад ставшая сенсацией Берлинского фестиваля и купленная многими странами мира, - В.К.). Мы такими примерам вдохновились, полагаясь на популярность первой картины "Окно в Париж". Как-то Дмитрий Харатьян на фестивале "Киношок" познакомил меня с девушкой, которая смотрела этот фильм 27 раз! Вот - лучший ответ тем, кто обвинял картину в "чернушности": "чернуху" не смотрят снова и снова. Смотрят кино, которое доставляет радость. Фильм был критичен к реальности и показывал ее с позиций человека с веселым, ироничным взглядом. Его пафос был в том, чтобы сделать родину лучше! Видеть ее недостатки, уметь над ними смеяться - первый шаг к излечению общества от недугов.

"Окно в Париж" был портретом нашего общества начала 90-х. Потом были предложения снять по той же схеме фильмы "Окно в Лондон", "Окно в Нью-Йорк", "Окно в Пекин"... Я не хотел этого делать: никогда не использовал свои сюжеты для заработка. Но вот прошло двадцать лет. Какое-то время назад мы с Вардунасом стали думать о портрете современного общества. И опять пришел на ум ход с окном.

Идея, которая в закрытом СССР витала в воздухе. Помнится, в юности я тоже грезил о таком окне: шагнешь - и ты в Париже!

Юрий Мамин: Этот ход придумал Феликс Миронер (сценарист и режиссер, поставивший вместе с Марленом Хуциевым "Весну на Заречной улице" - В.К.). Именно он в разгар застоя изобрел сюжет, где из окна московской квартиры можно шагнуть прямо в Париж. Он рассказывал этот сюжет друзьям, в число которых входил Алексей Герман. Если бы это был мой сюжет, мне бы его снимать, конечно, тогда не разрешили. Но началась перестройка, сценарист Аркадий Тигай искал тему для совместного фильма, и Герман и предложил ему этот сюжет за бутылку коньяка. Мы с Тигаем написали сценарий, а тут как раз приехал французский продюсер Ги Селигманн. Ему сценарий понравился, и договор был тут же заключен.

Получается, что советская цензура была не столь сурова, как нынешняя?

Юрий Мамин: Я как режиссер получил известность в 1986-м - к власти уже пришел Горбачев. Правда, сценарий Вардунаса "Праздник Нептуна" сначала был воспринят на "Мосфильме" как клеветнический, и помогло только вмешательство Эльдара Рязанова. Отношение резко изменилось, когда фильм был закончен. Его показали на съездах кинематографистов, писателей, журналистов. Публика так смеялась, что были случаи, когда зрителей увозили на "скорой помощи". Рязанов хохотал и говорил, что такого идиотизма, переходящего в героизм, он еще не видел. Мне звонили, чтобы выразить восторг, Астафьев, Распутин, Белов... Студии стали предлагать мне практически карт бланш: ставь что угодно, только ставь. Так что никаких проблем с цензурой у меня больше не было. Они возникли только теперь - и я воспринимаю это как попытку реставрировать ценности ушедшего времени. Даже патриотизм у нас предлагают воспитывать на мифах военного времени, хотя некоторые из них - такие, как подвиг панфиловцев - были оспорены еще в советские времена. Но молодежь теперь другая, ее не воспитаешь на мифах более чем полувековой давности. Те же, кто воспримут миф всерьез, узнав правду, сильно разочаруются - а вернуть утраченное доверие всегда очень сложно.


Знаменитому кинорежиссеру приходится самому вести переговоры, чтобы найти деньги на съемки. Фото: Алексей Даничев/ РИА Новости www.ria.ru

Итак, на платформе краудфандинга Boomstarter вы объявили сбор средств на сатирический кинопортрет уже нынешнего общества. Расскажите о нем.

Юрий Мамин: Что предполагается в этом портрете? Конечно, будут и прежние персонажи, и главный из них - учитель, сохранивший свои романтические устремления, веру в добро и красоту. Он остался таким же бессеребреником и продолжает воспитывать детей - в интернате для сирот, для которых он больше чем отец. Но появятся и его бывшие ученики: они подросли, причем сложились уже в условиях постсоветской России. Кто-то спился, кто-то вошел в криминальные структуры, кто-то погиб в Чечне, кто-то вообще уехал... И они предъявляют нашему герою счет: своим романтизмом он испортил им жизнь. У них есть свои планы на окно в Париж. Конечно, сейчас это и так несложно: покупаешь билет - и летишь. Но все-таки это для хитроумного россиянина кладезь - наличие такого окошечка - беспошлинного и безвизового!

Здесь и возникает конфликт в мировоззрении человека честного - и теми, кто воспитан уже в новой системе координат. Изменился и мир. Париж уже не тот город мечты, город тонкой французской культуры, о котором грезили поколения. Там и французскую речь уже не всегда услышишь. И тогда вопрос: а может ли человек жить без города мечты - без идеала? И вот после ряда суровых, но смешных приключений герои фильма едут в Сибирь к одному из бывших учеников. Он стал крупным промышленником и мечтает построить Париж у себя за Уралом. Если города мечты нет - его надо создать - вот о чем фильм.

По моим наблюдениям, он может быть актуальным: на Урале и в Сибири действительно возникают города мечты, способные соревноваться с европейскими столицами.

Юрий Мамин: Так и возникает настоящий патриотизм, а не декларированный.

Как идет сбор средств?

Юрий Мамин: Изначально была объявлена сумма в три миллиона рублей. В масштабах кинопроизводства она смехотворна: весь проект стоит от 130 до 150 миллионов рублей. Но на собранные деньги мы хотим сделать первый шаг - снять убедительный трейлер, из которого будут ясны наши намерения, и который можно показать продюсерам - нашим и французским. А главное - понять, сколько людей готовы поддержать проект. Любыми суммами - от 50 рублей до полумиллиона. Это показатель: проект нужен людям. Это аргумент и для возможных инвесторов - крупных промышленников, патриотов своего края.

Если города мечты нет - его надо создать, вот о чем фильм

Напомню, по сюжету, в Сибири строится новый Париж. Какой крупный промышленник не хочет, чтобы именно его край обзавелся таким Парижем! Они там строят европейские структуры - а никто про это не знает! Наш фильм - о таких людях. Такие переговоры уже велись, и мы без труда бы нашли возможности добыть деньги на главные съемки - если бы Фонд кино дал свою отмашку. Есть и две французские компании, готовые принять в проекте участие.

Как люди реагируют на ваш призыв?

Юрий Мамин: Надо сказать, довольно слабо. Мы активно использовали социальные сети для рекламы проекта. Я снял несколько роликов, связанных с портретом времени. Это все имеет резонанс. Мои френды в Facebook поддерживают проект, но только на словах. Время такое: будущее кажется туманным. Даже помощь больным детям, на которую еще недавно жертвовали очень активно, сейчас почти прекратилась. Все ждут только ухудшения - и любые альтруистические порывы захлебываются.

Тем не менее, вы уверены в том, что люди такой фильм поддержат?

Юрий Мамин: Понимаете, умная комедия у нас с некоторых пор заменилась "народной комедией". Пьяные рожи, шлепки по заднице, свинство, над которым предлагают смеяться, - все говорит о резком падении культуры. И умного смеха, который был свойствен великим сатирикам прошлого, от Свифта до Гоголя, сейчас очень не хватает. И умных комедий, какие делали наши классики Эльдар Рязанов, Георгий Данелия, Леонид Гайдай. Новые студенты киноинститутов этим не интересуются вообще - думают только о том, как получить денежную профессию. Но зрителей, которые тоскуют по такому кино, очень много - я в этом уверен.

Досье "РГ"

  • В мире система "народного" финансирования развивается очень успешно. По данным сайта Crowdsourcing.org, в 2013 году общий сбор средств на различные проекты, от "летающего авто" до строительства пивных, составил 5,1 миллиарда долларов. В этом году, по прогнозам, он удвоится.
  • В кино этот метод сбора средств используется уже более полутора десятилетий. Первооткрывателем его в киноиндустрии считает себя режиссер Даррен Ароновски: его фантастический фильм 1998 года "Pi" обошелся в 60 тысяч долларов, собранных по принципу "шапка по кругу". К этому методу прибегают и такие режиссеры, как Пол Шредер ("Каньоны"), Спайк Ли. С 2006 года шел сбор средств на антирасистскую независимую комедию "Дорогие белые", которую снял в Миннеаполисе по своему сценарию Джастин Симинс, - талантливый режиссер получил за нее Специальный приз жюри на фестивале в Санденсе. Он тоже сначала собрал стартовую сумму методом краудфандинга, и лишь потом получил финансирование от независимых кинокомпаний.
  • В России более 3 миллионов рублей удалось собрать на проект "28 панфиловцев" его продюсеру Андрею Шальопе. К методу "народного" финансирования обратилась продюсер Мира Тодоровская в надежде довести до экранов последний сценарий режиссера-фронтовика Петра Тодоровского "Встреча на Эльбе". Впечатляющую поддержку оказали будущие зрители новой работе Гарри Бардина "Три мелодии": после того, как знаменитый аниматор оказался под угрозой штрафа... за нарушение сроков сдачи фильма, взносы выросли лавинообразно, и всего этот проект собрал более 2 миллионов рублей.
Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и театр с Валерием Кичиным РГ-Видео