Новости

06.11.2014 00:25
Рубрика: Общество

Безработицы у врачей не будет

Леонид Печатников: В поликлиниках столицы не хватает 5000 участковых терапевтов, 7500 педиатров, 2000 хирургов
Модернизация здравоохранения, которая проходит в столице, вызвала множество вопросов как у медиков, так и у москвичей. На 10 из них, которые звучат чаще всего, журналистам ответил заммэра Москвы по социальным вопросам Леонид Печатников.

1. Зачем нужна модернизация?

Говоря об этом, Леонид Печатников напомнил, что, пытаясь двинуть вперед здравоохранение города, развитие которого остановилось на 80-х годах, правительство Москвы выделило на его современное оснащение невероятное количество денег.

- Из федерального и московского бюджета потрачено 105 млрд руб. Мы оснастили больницы так, как они никогда не были оснащены. Примерно в равные условия поставили и поликлиники, чтобы они могли оказывать помощь в полном объеме и ничуть не меньшую, чем в самых развитых мегаполисах мира. После этого силами трех экспертных групп провели исследование, как используется эта техника. Мы были абсолютно уверены, что в больнице теперь не нужно неделями лежать, чтобы перейти от одного анализа к другому и лишь к концу первого месяца пребывания ставить диагноз, а потом начинать лечить. К тому же когда во всех хирургических отделениях появилась лапараскопическая техника, среднее время пребывания больного на койке должно уменьшиться, а оборот койки - увеличиться.

В крупных многопрофильных больницах так и произошло. Но в ряде учреждений закупленная техника работала не очень эффективно. Происходило это, как правило, в больницах с неполным набором отделений. Там возникают парадоксальные ситуации. Например, в гинекологической больнице доктора пошли на гинекологическую операцию и уже на столе обнаружили, что это аппендицит, а у них нет даже лицензии на общую хирургию. В мире такого уже нет, так как организация здравоохранения основана на разделении коек на интенсивные и социальные.

2. Сколько и каких больниц останется в Москве?

- Мы сохраняем 35 многопрофильных больниц, каждая по 1000 коек, для интенсивного лечения, - сказал Леонид Печатников. - Эти койки будут работать в системе ОМС и предназначаться для больных с острыми заболеваниями и обострениями хронических заболеваний. В Сеуле, например, при населении 10 млн человек таких коек 25 тысяч.

3. Сколько в Москве будет социальных коек?

- Это будут решать главные врачи более мелких больниц, не приспособленных под оказание высокотехнологичной помощи. Они и будут ориентированы под социальные койки для хроников вне обострения. Мы сможем финансировать их из бюджета Москвы.

Инфекционные, туберкулезные и психиатрические койки, имеющиеся в городе, модернизация не затронет.

4. Правда ли, что закроются лаборатории в районных поликлиниках? Где же горожане будут сдавать анализы?

- В Москве создаются 9 так называемых "лабораторных фабрик". Что они собой представляют, можно увидеть на примере диагностического центра N 6 и больницы N 67. Там три человека обслуживают лабораторный комплекс: с одной стороны этого станка закладывается пробирка, с другой выходит бумажка со всеми результатами анализа. Логистику постараемся выстроить так, что москвичи будут сдавать анализы в родной поликлинике, куда ходили всю жизнь. Затем биологический материал доставят в центральную лабораторию и выполнят исчерпывающий перечень исследований. Мириться и дальше с тем, что человек приносит в больницу результаты поликлинических исследований и больничные врачи на них даже не смотрят, так как не доверяют им, нельзя. Все исследования, не важно, где они проведены, в больнице или поликлинике, должны быть выполнены в одних стандартах.

5. Что ждет врачей закрываемых подразделений?

- Им предложат вакансию в своей больнице, если она есть. Если нет, нужно пойти в департамент здравоохранения поискать другое место работы. Не нашли и там? Придется переучиваться. Налогоплательщик готов потратить свои деньги на то, чтобы, скажем, из физиотерапевта сделать терапевта. Из департамента здравоохранения только на образовательные программы идет 1,5 млрд руб., мы не потратили пока и половины. Не так уж много находится желающих пройти переквалификацию. В этом проблема. В США и во Франции люди делают это за собственные деньги.

6. Возможна ли в Москве безработица людей в белых халатах?

- О какой безработице может идти речь, если дефицит педиатров в поликлиниках составляет 7515 человек? Имеется 5300 вакансий терапевтов общей практики. Не хватает 5000 участковых терапевтов, 2041 хирурга. Конечно, подтягивать электроды к ягодицам не так сложно, как ходить по домам и нести ответственность за пациента, хотя труд врача в поликлинике сейчас оплачивается хорошо - до 100 и более тысяч рублей в месяц.

7. В какие сроки пройдет реорганизация здравоохранения?

- Пока мы анализируем дорожные карты, рекомендованные специалистами. Для нас важно не только привести здравоохранение к состоянию экономической эффективности, нужно, чтобы не было социальных последствий, так как мы понимаем, в какой системе координат живем. Я очень рассчитываю, что подробный план реорганизации медицины департамент здравоохранения города даст мне к Новому году. Наши планы - это не то что мы завтра объявили, а послезавтра начали исполнять. Этот процесс у нас носит непрерывный характер, и начался он с 2011 года.

8. Признан ли удачным эксперимент с ГКБ N 63, переданной в частные руки?

- Пока он удачен уже потому, что городом за нее получен и потрачен 1 млрд руб. Новый комплекс еще не построен. Проект я видел, он очень красивый. Сейчас там приступают к сносу зданий, которые были аварийные и использовать их было нельзя.

9. Чем же может гордиться московская медицина, служившая образцом для России?

- За три года мы более чем вдвое - до 9%, снизили смертность от инфаркта миокарда. При этом сделали лишь то, что в абсолютном большинстве европейских мегаполисов существует уже 10 лет. Это так называемая "инфарктная сеть" - система логистики от момента обращения больного в "скорую помощь", которая меньше чем за час должна доставить его только в больницу, где есть круглосуточная ангиографическая служба. А там в течение часа ему должна быть открыта затромбированная коронарная артерия, что и было причиной инфаркта и в этой артерии установлен стент. Такова общая мировая практика лечения инфаркта. Раньше в Москве сделать это было невозможно, так как не было достаточного количества ангиографических центров. Сейчас их 21, в то время как на весь Лондон - всего 8. Если мы научим москвичей раньше вызывать "скорую помощь", а не терпеть, то летальность будет еще меньше.

Есть еще один показатель, которым Москве можно гордиться. С 2012 года в городе действуют новые нормы живорожденности, по которым ребенок весом 500 г считается рожденным живым, а не 1 кг, как недавно. Тем не менее младенческая смертность у нас по-прежнему, как и при старых нормах, не превышает 6,1%. Это очень хорошо. К тому же не стоит забывать, что москвичи живут на 5 лет дольше, чем россияне в среднем.

10. Московских врачей посылают за счет бюджета на стажировку в Швейцарию, Израиль, Германию. Не слишком ли дорогое удовольствие?

- Да, 500 докторов уже прошли такие стажировки. Прибегать к ним вынуждены, так как мы либо потеряли свои медицинские школы, либо находимся в процессе их потери. Богатые люди будут сами ездить в Америку, Израиль, Германию, Австрию - они оставляют там в медцентрах 2 млрд долларов в год. Нам надо понять: невозможно перестраивать здравоохранение, не перестроив медицину. Человек - он один, что американец, что японец, что русский. И медицина одна. Она бывает правильной и неправильной. Так получилось, что у нас сейчас медицина не совсем правильная, значит, нам надо соединяться со всем миром. Суть медицина одна: вы приходите ко мне, и я вам должен дать такое же лечение, как в любой цивилизованной стране. Но начинать надо с обучения, базового обучения - здесь и сейчас. И не надо стонать про ужасы перестройки - это всего лишь то, что необходимо сделать, чтобы выжить.

Кстати

Предупреждая упреки в экономии средств на здравоохранение, мэр Москвы Сергей Собянин сообщил в ходе отчета в Мосгордуме, что финансирование отрасли за последние четыре года выросло на 80%, в 2015 году оно увеличится еще на 10%.Он рассказал, что до 2017 года в столице планируется ввести 80 новых объектов медицинского назначения. Среди них две уникальные клиники - новый корпус Морозовской детской больницы и перинатальный центр для новорожденных с патологиями сердца горбольницы N 67. Кроме того, город получит 20 современных амбулаторных центров.

Общество Здоровье Москва Правительство Москвы Реформа здравоохранения