Новости

10.11.2014 00:09
Рубрика: Культура

Смертельная работа

На экранах - самая захватывающая из космических одиссей
Когда перед началом фильма на экране кинотеатра прогнали штук пять рекламных роликов, где стальные монстры беспрерывно спасают человечество, заранее стало тоскливо. Но наши прокатчики не случайно русскому переводу названия "Межзвездный" предпочли звонкий оригинал "Интерстеллар" - фильм Кристофера Нолана относится к космическим кувыркалкам как Шекспир к черепашкам ниндзя.

Он легко обставил даже "Гравитацию" Куарона - хит прошлого года. Его можно поставить рядом только с "Космической Одиссей" Кубрика и "Солярисом" Тарковского - по установке на работу зрительских мозгов, разумеется. Как и в "Солярисе", многое в сюжетном развитии существует на грани с емкой метафорой. Ну, а более знакомый авторам Кубрик здесь не раз с почтением цитируется. По техническому выполнению и зрелищности у "Интерстеллара" тоже мало соперников.

Описание фабулы тут особенно опасно: фильм от начала до конца непредсказуем и предъявит много ловушек, о которых заранее лучше не знать. Скажу только, что действие происходит в близком будущем, когда Земля перестанет кормить свое население, и перспектива умереть от голода заставляет ученых думать о возможном переселении человечества на другие планеты. Ну, а если не всего человечества, то человеческой породы - чтобы не погибла бесследно. Бывший пилот НАСА Купер волею судеб или неких неведомых науке сил попадает в секретный центр, откуда уже направлялись разведывательные экспедиции в другую галактику на поиски подходящей планеты. И в составе группы ученых-астронавтов летит через некую "крысиную нору" в другое измерение, где и пространство, и время искривлены.

Здесь фильм вступает на очень зыбкую почву, где научные представления легко смешиваются с микродозами мистики и мегатоннами отчаянно раскрепощенной фантазии. Для правдоподобия у картины был научный консультант, и она без всякого 3D сражает реализмом космического быта так, как не снилось фильму Куарона. Но сценарий, написанный Ноланом вместе с его младшим братом Джонатаном, включает отчаянные сюжетные виражи, и временами авторы, похоже, теряют контроль над происходящим: они взялись за авантюру, которая кажется неподъемной. Мы в фильме существуем на пересечении сложнейших категорий астрофизики, непостижимых для обыденного разума аберраций пространства и времени и чисто человеческих, тоже непредсказуемых, психологических состояний, возникающих на пике стресса и на границе с безумием. Линия с героем Мэтта Дэймона доктором Манном, например, возникает как некий отдельный психологический этюд, в котором еще разбираться и разбираться, а пока она оставила скорее привкус необъяснимого. Несмотря на трехчасовую протяженность, фильм непривычно спрессован, и в этом сверхплотном пространстве героям-ученым иной раз приходится разговаривать друг с другом на языке ликбеза - чтобы мы в зале могли врубиться в происходящее. Конечно, страдает то, что называют художественностью, но глыбы философского материала, которые в кино пока затрагивались легким касанием, на этот раз проплывают перед нами во всей пугающей безбрежности. Фильм напрямую вышел к Непознанному, оставаясь при этом на почве науки и ни разу не соблазнившись легкой возможностью все объяснить с позиций теологии.

При этом он сохранил все приметы кино, во-первых, остро авантюрного, во-вторых, фантастически земного. И люди в нем как люди, и большинство поступков логичны, и антураж нигде не тронут стандартным межзвездным гламуром, и само приключение воспринимается как неподъемно смертельная работа. Есть моменты настоящего саспенса. И есть интрига - загадка, которая держит вас в напряженном неведении до самого конца. Причем финал не разочаровывает, как часто бывает, простотой, какая случается от бессилия авторов придумать что-то поинтереснее.

Психологическую достоверность обеспечили актеры. Мэттью Макконахи, год назад совершивший прорыв в собственной судьбе, сыграв в "Далласском клубе покупателей", подтвердил, что в его лице мы имеем актера экстра-класса. На опасном стыке межзвездной авантюры и семейной мелодрамы он столь убедителен, что в зале лезут за носовыми платками. Его отношения с дочерью Мерфи - сюжет, который мог бы лечь в основу полноценного фильма. Парадокс времени, сыгравший с его героем злую шутку, здесь не просто еще один лихой авторский кульбит, а глубоко земная, человечная история. Как и пристало серьезному искусству, она отсылает зрителя к близким ему коллизиям и переживаниям - что для "космического" зрелища уж вовсе диковинка.

И не беда, что сам расклад персонажей, которые понадобились авторам, более чем стандартен: к мужественному герою в спутницы непременно придана красивая девушка (в роли профессора Амелии Брэнд - Энн Хэтэуэй), - но и здесь наша уверенность в том, что эти двое в полете обречены полюбить друг друга, будет опрокинута самым коварным образом. Нолан так последовательно отказывается эксплуатировать любой из возникших по ходу дела фабульных соблазнов, что кажется, он поставил сопротивление штампу отдельной сверхзадачей.

Ошеломляюще тонкую, почти незаметную зрителю работу проделал композитор Ханс Циммер: музыки немного, но она включает и давящую, абсолютную, клаустрофобскую тишину дальнего космоса, переводя ее в почти философскую категорию кошмарного одиночества в пустоте. Или сверхплотностью звучания воплощает спрессованность пространства и времени.

В создании своих межзвездных миров Нолан меньше других полагается на компьютер: он находит вполне космический пейзаж в Исландии, где снят весь поединок с доктором Манном на его заледеневшей планете. И надо признать, что, отказавшись от ультрамодного 3D и многих атрибутов будущего (ученые свои теории и здесь иллюстрируют с помощью карандаша и листка бумаги), то есть выбрав, по нынешним меркам, изобразительную аскезу, Нолан создал один из самых изобретательных и зрелищных фильмов всех времен.

Придираясь, можно отметить, что почти часовая экспозиция фильма, пожалуй, могла быть короче, а некоторые из сюжетных линий - более внятными. Но в целом эта космическая симфония фантастическим образом работает на всех уровнях - от захватывающих дух полетов через "черную дыру" и головоломных научных концепций, обрушившихся на головы зрителей, до перевернувших душу семейных отношений и весьма скорбных раздумий о близком будущем нашей планеты.

Культура Кино и ТВ Мировое кино Кино и театр с Валерием Кичиным Гид-парк РГ-Видео РГ-Фото