Новости

11.11.2014 00:50
Рубрика: Общество

"Абвер" с чистого листа

Германия подала свыше ста прошений о реабилитации нацистских преступников
В Главной военной прокуратуре обращают внимание на тревожную тенденцию: растет поток обращений из-за рубежа с просьбами о реабилитации нацистских преступников. Только в этом году в ГВП поступило более сотни подобных заявлений. Почему ими занимаются именно военные прокуроры России? Дело в том, что они не только возвращают честные имена жертвам политических репрессий, но и, согласно действующему законодательству, занимаются фигурантами уголовных дел о преступлениях нацистов в годы Второй мировой войны.

Кого просят реабилитировать на Западе, почему ни при каких обстоятельствах не могут быть прощены люди, совершавшие преступления против мирного населения? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью "Российской газете" заместитель Генерального прокурора РФ - Главный военный прокурор Сергей Фридинский.

Сергей Николаевич, за реабилитацией в Главную военную прокуратуру в основном обращаются граждане нашей страны. А аналогичные просьбы из-за рубежа вы часто получаете?


Судебный процесс над главными немецкими военными преступниками в Нюрнберге. Фото:Центральбильд/ ТАСС

Сергей Фридинский: Мы рассматриваем достаточно много заявлений иностранных граждан и их родственников. Скажем, за девять месяцев текущего года только из Германии в Главную военную прокуратуру с подобными просьбами обращались 117 раз. Количество таких обращений растет из года в год.

Если в прошлом году в окружном военном суде рассмотрено 21 уголовное дело в отношении граждан Германии, то за 9 месяцев нынешнего года - свыше 24 таких дел. Среди заявителей есть и гражданские лица, и бывшие военнослужащие вермахта, охранных частей и войск СС, которые обвинялись в совершении военных преступлений.

Все они признаны судом не подлежащими реабилитации.

Многие ходатайства, о которых вы спрашиваете, воспринимаем как попытку сгладить шрамы прошлого. Но встречаемся и с откровенным желанием обелить фашизм. Эта тенденция, к сожалению, сейчас наблюдается кое-где на Западе. На наш взгляд, подобные обращения вызваны либо незнанием истинных обстоятельств того, что творили нацисты, либо попыткой представить военных преступников рядовыми исполнителями чужой воли.

То есть когда кто-то пытается доказать, что некий гитлеровский офицер, на чьих руках кровь мирных жителей, просто выполнял приказы начальства и на этом основании требует его реабилитировать, вы с этим не соглашаетесь?

Сергей Фридинский: Категорически. К примеру, в сентябре этого года к нам через посольство Германии в Москве поступило заявление от гражданина ФРГ Хейко Зура из общественной организации "Саксонский мемориал". Он просил проверить обоснованность уголовного дела в отношении некого Ганса Пикенброка и реабилитировать его.

Когда мы подняли материалы, выяснилось немало интересного. В 1937-1944 годах в состав военной разведки гитлеровской Германии - Абвера - входило пять отделов. Ведущим по значимости был "Абвер-1", занимавшийся шпионажем против иностранных армий, сбором сведений о военной промышленности, сырьевых ресурсах, средствах связи и взаимоотношениях с другими странами.

Так вот, в годы Великой Отечественной войны этим отделом как раз руководил генерал Пикенброк. Возглавляемая им структура играла ключевую роль в операциях немцев на восточном фронте.

Вот почему мы написали в заключении, что Пикенброк был обоснованно привлечен к уголовной ответственности за шпионаж и участие в планировании, подготовке и ведении агрессивной войны против СССР. В соответствии с российским законодательством он реабилитации не подлежит. Думаю, что с такой оценкой согласятся в судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного суда РФ, куда мы направили свое заключение.

Но почему за реабилитацией Пикенброка немцы обратились именно к вам, а, к примеру, не в Гаагский трибунал?


Генерал-лейтенант Вермахта Ганс Пикенброк. Фото:/ wikipedia.org

Сергей Фридинский: Гаагский трибунал, напомню, создали для расследования военных преступлений в бывшей Югославии. Что же касается реабилитации лиц, виновных в преступлениях против мира и против человечности, то тут действует закон N 10 Контрольного Совета в Германии от 20 декабря 1945 года . Согласно этому документу, "реабилитационные" обращения немецких граждан рассматриваются в нашей военной прокуратуре. Она выносит по ним заключения и направляет материалы в суд. А уже там решают, заслуживает человек оправдания или нет. Такая практика действует почти семьдесят лет.

Про Пикенброка так скажу: он отпетый негодяй и убийца. Тем не менее дожил до старости, власти ФРГ еще и "повышенную" пенсию ему выплачивали.

Его разве не казнили после войны? Все-таки генерал, один из руководителей фашистской разведки...

Сергей Фридинский: Не просто один из руководителей, а заместитель ее шефа адмирала Канариса.

Пикенброк работал над дезинформацией, связанной с нападением на нашу страну. Усиливая деятельность против СССР, он установил тесный контакт с разведками союзников - Финляндии, Венгрии, Болгарии, Румынии и Японии, обменивался с ними информацией о Советском Союзе.

Но ошибочно думать, что "Абвер-1" занимался только сбором и передачей сведений об СССР. На счету его сотрудников мощная подрывная и диверсионная деятельность. Одного слова Пикенброка было достаточно, чтобы решить судьбу тысяч людей.

К тому же он имел самое непосредственное отношение к плану "Барбаросса", ведь в его основу, в том числе, легли шпионские сведения о нашей стране. Они использовались как при подготовке к нападению на СССР, так и для проведения диверсий против ключевых советских предприятий. Для выполнения таких заданий Пикенброк направил в Советский Союз огромное количество агентов.

Кроме того, в разведывательных целях он использовал германских подданных, приезжавших по различным делам в СССР. А с целью координации всей подрывной деятельности против Советского Союза в мае 1941 года создал разведывательный штаб "Валли-1". Позже по его подобию в других подразделениях Абвера сформировали аналогичные структуры.


Судебный процесс над главными немецкими военными преступниками в Нюрнберге. Фото:ТАСС

А что же наша разведка, куда она смотрела?

Сергей Фридинский: На этот вопрос, по сути, ответил сам Пикенброк на Нюрнбергском процессе. Цитирую: "... чтобы сохранить в тайне подготовку нападения на Советский Союз, в моем отделе о значении плана "Барбаросса" знали только два-три ответственных сотрудника". То есть добыть сведения о намерениях немцев в то время было чрезвычайно сложно. Хотя советская разведка, конечно, не сидела сложа руки.

Между прочим, Пикенброка очень ценил Канарис. Да и вся верхушка Третьего рейха считала его одним из лучших разведчиков. Некоторые приказы Пикенброк получал непосредственно от фюрера. Этот нацистский генерал создал целую армию шпионов и диверсантов, за что имел 23 награды.

Все эти сведения подтверждены документально, в том числе протоколами допросов самого Пикенброка. Под его руководством немецкая разведка усиленно насаждала свою агентуру и направляла ее деятельность против СССР в прибалтийских странах, приграничных с Советским Союзом районах Польши, Венгрии и Румынии, которые в последующем составили территорию Западной Украины, где и теперь неспокойно.

В начале войны Пикенброк неоднократно выезжал в оккупированные районы СССР для инструктажа и инспектирования.

И с такой "богатой" биографией он умудрился избежать казни после Нюрнбергского процесса?

Сергей Фридинский: Как ни странно, но умудрился. Когда руководители Германии выяснили, что подготовленные Пикенброком данные о военно-промышленном потенциале СССР не только отрывисты, но и отчасти не соответствуют действительности, разразился скандал. Пикенброка направили в действующую армию. С конца 1943 года в должности командира полка, а затем - дивизии он участвовал в боях под Орлом, Киевом, в районе Житомира, Винницы и Каменец-Подольского.

А в Нюрнбергском процессе Пикенброк участвовал. Но не как обвиняемый, а в качестве свидетеля. В это время он уже был в советском плену, и его показания о диверсионно-разведывательных операциях использовал обвинитель от СССР.

Если человек не фигурирует на процессе в роли обвиняемого, еще не значит, что он не является преступником. Когда речь идет о Пикенброке и масштабе вреда, который он нанес нашей стране, это вполне очевидная истина. Поэтому позже его все-таки судили в СССР - в 1952 году признали виновным в военных преступлениях против мира и против человечности. Приговор - 25 лет тюремного заключения.

Однако тремя годами позже нацистского генерала передали властям ФРГ. А на родине его героизировали как "вырвавшегося из сталинских лагерей". Правительство Германии даже выплатило ему крупную компенсацию и назначило генеральскую пенсию. Умер Пикенброк в 66 лет, так и не понеся заслуженного наказания.

Такая безнаказанность и лояльность к нацистским преступникам во многом способствовала тому, что мы сегодня наблюдаем в отдельных европейских странах. Да и на той же Украине, где фашистская идеология, по сути, становится государственной политикой.

Общество История Правительство Генпрокуратура Главная военная прокуратура Вторая мировая война
Добавьте RG.RU 
в избранные источники