Новости

Анатолий Якунин: В Москве резко сократилось количество преступлений
На "Деловом завтраке" в "Российской газете" руководитель столичного полицейского главка рассказал, что под видеонаблюдением находится практически каждый квадратный метр московской улицы.

Благодаря новым полицейским технологиям стало меньше разбоев, автоугонов и квартирных краж, раскрывается подавляющее большинство убийств и изнасилований. О криминогенной ситуации в столице, как наводят порядок на продовольственных и вещевых рынках, обеспечивают безопасность на дорогах и противостоят этнической преступности, рассказал в эксклюзивном интервью начальник Главного управления МВД России по Москве генерал-лейтенант полиции Анатолий Якунин.

- Анатолий Иванович, насколько опасно - или безопасно - обычному человеку жить в Москве?

Анатолий Якунин: Уровень безопасности в Москве повышается. Возьмем знаковые составы преступлений, допустим, грабежи: снижение на 21,1 процента. По разбоям снижение на 25,5 процента. По таким преступлениям, как убийства, снижение на 9 процентов, причинение тяжкого вреда здоровью - на 6 процентов, в том числе со смертельным исходом - на 13,5 процента, изнасилований - на 12,8 процента. Квартирных краж стало меньше на 9,9 процента, краж автомобилей на 10 процентов. На 14 процентов возросло и количество лиц, привлеченных сотрудниками полиции к ответственности за совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Этого удалось достичь во многом благодаря комплексной работе полиции, поддержке общественности, правительства Москвы.

Свою роль играют и технические средства обеспечения безопасности. Например, внедряется комплексная система "Безопасный город". Это видео-, другие информационные технологии. Благодаря новым технологиям значительно улучшилась раскрываемость преступлений: убийств - с 76 до 83 процентов, изнасилований - с 82 до 93 процентов. Мы уже вышли на российские показатели.

- А как должны работать патрули? Когда мы смотрим американские фильмы, знаем, как работает полиция в США: у них есть маршрут патрулирования, они объезжают территорию и никогда с маршрута не уходят.

Анатолий Якунин: Создание четкой продуманной системы патрулирования в условиях крупных городов - это общемировая тенденция. Мы работаем в этом же направлении, с тем, чтобы наши патрульные заступали в рамках единой дислокации, утром конкретно у них был определен маршрут патрулирования, и каждый патрульный понимал меру своей персональной ответственности за преступления, совершенные на маршруте патрулирования.

Вообще, это важный вопрос и с точки зрения восприятия работы полиции на субъективном уровне. Ведь когда человек видит полицейскую машину или пеший полицейский патруль, у него становится спокойнее на душе. Кроме того, одно присутствие полицейского в форме либо полицейской машины, сразу выделяющейся из общей массы транспортных средств, уже является профилактическим воздействием на нарушителя. Сотрудник может и не предпринимать никаких действий, но все видят, что полиция присутствует, а это очень серьезный фактор сдерживания. Поэтому увеличение количества патрульно-постовых нарядов будет, безусловно, способствовать снижению уровня преступности. Особенно в местах, относительно которых сегодня поступают жалобы со стороны граждан. Это касается, к примеру, спортплощадок. Их правительство Москвы оборудовало для жителей столицы, и прежде всего детей. Но туда нередко заходят наркоманы, пьяницы, бомжи, распивают алкогольные напитки, курят, сквернословят. Мы повсеместно их вытесняем, стараемся почаще туда заезжать в ходе патрулирования. Но порой сил патрульно-постовой службы бывает недостаточно, чтобы эту проблему снять окончательно.

- Почему? Зарплата у полицейских выросла, опять же - льготы и прочие социальные бонусы. Людей должно хватать.

Анатолий Якунин: Заработная плата в Москве как раз и считается невысокой для полицейского - это в среднем 43 тысячи рублей, причем со всеми надбавками.

- В общем, в ваших отделах кадров, в отличие от других регионов, очереди не стоят.

Анатолий Якунин: Нет, к сожалению. Патрульно-постовую службу можно доукомплектовать на 3-4 тысячи человек. Но, повторюсь, при условии, если сотрудники получат существенную надбавку к зарплате. Например, два года назад в полиции на метрополитене был некомплект в 1000 штатных единиц. Мэр ввел социальную надбавку - 20 тысяч рублей ежемесячно. Теперь у полицейских, которые служат в метро, зарплата - за 60 тысяч. Все, проблема снята.Но надо отметить, что в этом году по просьбе мэра и министра президент выделил для Москвы дополнительно 3 миллиарда 300 миллионов рублей.

- В свое время ваши машины оснастили маячками, которые позволяли тем, кто руководит патрулями, всегда видеть, где находится машина. А сейчас это есть?

Анатолий Якунин: Да, это и есть часть программы "Безопасный город", которую мы последовательно реализуем все последние годы. Все наши машины оборудованы системой ГЛОНАСС, диспетчерские во всех дежурных частях на электронной карте отслеживают перемещение автомашин, их текущее положение. И если получен сигнал о совершенном преступлении, дежурный определяет, кто из патрульных экипажей ближе всех к месту преступления находится и направляет его туда.

Сегодня мы уже переходим ко второму этапу и работаем над оснащением патрульных экипажей мобильным приложением, которое фиксирует информацию о совершенном преступлении, о том, какой патруль и когда выдвинулся к месту его совершения. В этой же карточке фиксируется и результат проделанной работы - полицейский отработал вызов, сообщил о том, что вызов отработан, он свободен и выезжает туда-то.

- Это в том числе и контроль за самими патрульными?

Анатолий Якунин: Да, службы контроля всегда видят, где находится экипаж. Если он стоит на одном месте час, два часа, выясняем, в чем дело - может быть, спит наряд или возникла нештатная ситуация. Конечно, контроль должен быть и он есть. И сотрудники об этом знают. С субъективной точки зрения это здорово стимулирует, возрастает степень ответственности, меньше желания дать себе послабление. Мы все должны понимать, порой цена такого послабления - чья-то жизнь, чье-то здоровье.

И логика здесь простая. Если на маршруте патруля совершается преступление, он должен его пресечь, задержать преступника. Если этого не происходит, то мы проводим служебные проверки, устанавливаем ответственность каждого сотрудника. Если кто-то по халатности не выполнил свои служебные обязанности, значит, мы привлекаем его к дисциплинарной ответственности.

- Министр внутренних дел России как-то рассказал, как наблюдал с помощью видеокамеры из диспетчерской за патрулем на Манежной площади. И даже поговорил по телефону со старшим наряда, сделал ему замечание, когда тот закурил в машине и выбросил в окно окурок. То есть возможно увидеть изнутри каждую патрульную машину и пообщаться с экипажем?

Анатолий Якунин: Сегодня есть такая техническая возможность. И в кабинете начальника Главного управления, и мэра города, и министра внутренних дел можно посмотреть практически каждый уголок нашей столицы, что там происходит, в том числе дать оценку действиям патрульно-постового наряда. Это возможность оценки ситуации в реальных условиях. Мы часто пользуемся этим.

- А вам не кажется, что видеотехника, которую ставили на улицах, очень плохого качества, со слабым разрешением? Еле видны контуры домов.

Анатолий Якунин: Есть еще и такие, но мы за последние годы многое сделали в рамках все той же программы "Безопасный город". Кроме того, у нас было создано специальное подразделение, которое совместно с департаментом информационных технологий Москвы занялось полной ревизией всех видеокамер на улицах города, а это огромная работа. Нередко они выходят из строя, иногда их характеристики оказываются несоответствующими тем условиям, в которых они работают, или монтаж был проведен неправильно. Одновременно мы совершенствуем и систему самого расположения камер, ведь город - это живой организм. И если вчера какое-то место было вполне безопасным, то сегодня это может быть уже совсем не так. Работа, повторю, очень трудоемкая и сложная, и без содействия со стороны департамента информационных технологий правительства Москвы здесь не обойтись.

- В Израиле разработаны камеры, распознающие отдельного человека. Скажем, заходит каждый день человек на станцию метро "Динамо", и программа его знает, как "своего". А когда появляется новое лицо, то эта программа сразу его выхватывает и начинает "прокачивать" по базам данных - например, не объявлен ли он в розыск. Будут ли у нас такие системы?

Анатолий Якунин: Сегодня уже всем очевидно, что прогресс в цифровых и информационных технологиях не остановить. Еще несколько лет назад трудно было представить, что мы сможем раскрывать преступления не выходя из кабинета - исключительно на основе изучения записей видеокамер. А теперь это реальность. Мы можем сегодня полностью отследить путь преступника, у нас есть ряд раскрытий резонансных убийств, когда с помощью видеокамер мы проследили маршрут предполагаемого убийцы, в том числе по метро - на каких станциях он вошел и вышел, когда прошел в свой дом.

А вообще, современная техника морально устаревает за год-два. Действительно, сегодня уже на повестке дня стоят системы, способные распознавать людей по их биометрическим данным. Я знаком с опытом Израиля, они активно экспериментируют, разрабатываются такие системы и у нас. Уверен, пройдет совсем немного времени, и мы начнем их активное использование, причем не только в отношении лиц, имеющих для нас оперативный интерес, но и в отношении заблудившихся детей, больных и пожилых людей, страдающих потерей памяти.

- Как должны работать экипажи ГИБДД? Нередко наблюдаем такую картину: сломался светофор, образовалась пробка, их там нет, а они стоят толпой по 3-4 человека на каком-то перекрестке, который совершенно не нужно регулировать?

Анатолий Якунин: Сотрудники ГИБДД так же заступают, как и ППС, на маршрут патрулирования. На этом маршруте патрулирования они должны обеспечить безопасность дорожного движения и бороться с преступлениями - ведь на транспорте может перевозиться оружие, наркотики, перемещаться преступники. И, разумеется, принять меры, если увидят какой-то затор, в том числе в ручном режиме регулировать движение, если есть в этом необходимость. Я не могу сказать, что факты наподобие того, о чем вы упомянули, встречаются повсеместно, но ваше замечание абсолютно объективное. И здесь нам никак не обойтись без активных и неравнодушных граждан, информирующих нас о подобных ситуациях. Я, к примеру, сегодня утром тоже наблюдал, как работал инспектор ДПС на одной из улиц города. С его руководителем у меня состоится серьезный разговор.

- Ваше отношение к нашумевшей конфликтной ситуации с эвакуацией машины, когда человека 22 часа не выпускали из своего автомобиля?

Анатолий Якунин: Я учу своих подчиненных и сам стараюсь по жизни руководствоваться таким принципом: если не знаешь, как поступать, поступай по закону. В душе я, может как гражданин, на стороне водителя, но закон гласит: если гражданин подошел до отправки автомашины, которую уже загрузили на эвакуатор, то ему должны вернуть машину, составив на него протокол. Если уже машину погрузили, эвакуатор должен доехать до точки, где определено место стоянки. После этого хозяин машины должен прийти туда, заплатив штраф за то, что нарушил парковку, предъявить документы на машину, забрать ее и уехать.

Если этот закон общество сегодня не удовлетворяет, тогда надо ставить вопрос о корректировке этого закона. Но на сегодня он действует.

- Бывает так, что сотруднику, который в ходе расследования преступления вдруг вышел на каких-либо высокопоставленных, авторитетных людей, предлагают, так сказать, умерить пыл? Бьют по рукам, мол, этих трогать нельзя?

Анатолий Якунин: У меня принцип такой: недосягаемых не должно быть, а если они есть, то это трусость и предательство со стороны сотрудников правоохранительных органов. Да, есть действительно сложные моменты. Но сотрудник должен выполнять свой служебный долг. И должен информировать вышестоящего руководителя, если вдруг на его пути возникли подобные препятствия. Понимаю, о чем вы спрашиваете: приказывали ли начальники своим подчиненным по каким-либо причинам "замять" то или иное уголовное дело, мол, в этом заинтересованы очень влиятельные люди. За два года, что я служу в Москве, именно такие случаи мне неизвестны. Хотя, не скрою, мы вскрывали в своих рядах и факты коррупции, и так называемое "крышевание" притонов и рынков, всякие злоупотребления. Таких "коллег" увольняли и сажали. В общем, поступали как с предателями.

- Сократилось ли в Москве количество нелегальных мигрантов?

Анатолий Якунин: Безусловно. В нашей работе это один из главных приоритетов. Мы многое делаем в этом направлении. Вот и на днях - с 23 октября по 1 ноября - при поддержке правительства города, столичных управлений ФМС и ФСБ мы провели широкомасштабную операцию "Мигрант-2014". Если говорить о криминальной составляющей, то в ходе операции оперативными подразделениями главка была пресечена деятельность 17 организованных этнических преступных групп, включавших в себя более 60 активных участников. Установлены личности 293 иностранных граждан, подозреваемых в совершении преступлений. Проведено более 480 обысков. Все это результат первого этапа такой вот совместной работы. Дальше посмотрим по ситуации, но главная наша задача остается неизменной - улицы города должны быть безопасными, свободными от нежелательных гостей и тем более от представителей криминала.

- Сколько мигрантов вы задержали?

Анатолий Якунин: Итоги уже подведены. Я могу сказать, что в результате операции в отделы полиции для проверки законности нахождения на территории России и причастности к ранее совершенным преступлениям было доставлено более 50 тысяч иностранных граждан. К административной ответственности привлечены 10 тысяч 669 человек. Возбуждено 706 уголовных дел по статье 322.1 "Организация незаконной миграции".

В отношении 410 нарушителей миграционного законодательства были вынесены решения о принудительном выдворении за пределы России, а 2006 иностранцам предписано самостоятельно выехать из страны.

Особо я хотел бы отметить поддержку со стороны москвичей. За время проведения операции к нам по телефону выделенной горячей линии службы "02" поступило 490 сообщений, по результатам которых было возбуждено 5 уголовных дел и составлено 120 административных протоколов.

Ну а в целом я могу сказать, что операция "Мигрант-2014" существенно оздоровила криминогенную обстановку в столице. Об этом говорят и цифры статистики: количество совершенных грабежей снизилось на 22,2 процента, разбоев - на 8,1 процента, краж автотранспортных средств - на 15,4 процента. Считаю, что подразделения Главного управления МВД России по городу Москве успешно справились со всеми поставленными задачами. Но это только начало, первый этап.

- Этническая преступность - больной вопрос . Полиция неоднократно заявляла, что почти половина всех преступлений совершается приезжими, в том числе и иностранцами.

Анатолий Якунин: Для более эффективного решения этой проблемы мы реформировали все наши структуры - уголовный розыск, УБЭП, создали специализированное подразделение по борьбе с этнической преступностью. И уже есть результаты. Не скажу, что я ими удовлетворен, но прирост лиц, привлеченных к уголовной ответственности, - 89,3 процента. А рост выявления сформированных на этнической основе преступных группировок составил 157,1 процента.

- Где и как вы их выявляете?

Анатолий Якунин: Не раскрывая оперативных методик и секретов, скажу, что поставлена задача разобраться со всеми бывшими, еще советскими овощными базами, со всеми промзонами. Кому и что там принадлежит, кто является собственником или арендатором. Именно там в основном работают и живут мигранты. И, разумеется, действуют этнические преступные группировки.

Надо выяснить, чем занимаются здесь люди, практикуется ли там рабский труд, особо пристально присмотреться к работодателям. Если есть там криминальная составляющая, возбудить уголовные дела и поставить вопрос об изъятии.

- С незаконными мигрантами понятно. А насколько безопасно приезжать к нам иностранным туристам?

Анатолий Якунин: Для туристов мы создаем очень хороший, так сказать, климат. Создаем туристическую полицию. Сейчас она находится в тестовом режиме, 184 человека - это целый батальон, который патрулирует пешеходные зоны в ЦАО. Главная проблема на сегодня, которая пока не решена, - комплектование этого батальона людьми, в совершенстве владеющими английским языком. Мы подобрали уже 70 таких сотрудников, и то благодаря тому, что изыскали возможности доплаты по 20 тысяч рублей из бюджета правительства Москвы. Это частично решило проблему. Ввели там дополнительно офицерские должности, более 30 единиц, это тоже стимул, люди пошли туда. Приятно, когда иностранец общается с полицейским не только на темы безопасности или помощи, но и получает подробную информацию о ближайших достопримечательностях Москвы, об удобных маршрутах к ним, причем на хорошем английском. Мы будем все делать, чтобы иностранные туристы чувствовали себя в безопасности.

Продолжение разговора читайте в ближайшем номере еженедельника "Российская газета".

Досье "РГ"

Анатолий Якунин родился 11 февраля 1964 года в селе Кривцово-Плота Должанского района Орловской области. Службу в милиции начал после армии в Должанском районном отделе внутренних дел участковым инспектором.

За более чем 20-летнюю службу в органах занимал должности начальника отдела внутренних дел, начальника управления по борьбе с организованной преступностью и первого заместителя начальника УВД - начальника криминальной милиции УВД по Орловской области. Затем служил в должности первого заместителя начальника - начальника криминальной милиции ГУВД по Воронежской области. С июня 2010 года возглавлял УМВД России по Новгородской области.

Анатолий Якунин имеет высшее юридическое образование. Окончил Академию МВД России, а затем Академию государственной службы при президенте РФ. Удостоен государственной награды - медали "За отличие в охране общественного порядка", награжден знаком "Почетный сотрудник МВД" и другими ведомственными наградами.

На должность начальника Главного управления МВД России по Москве назначен 2 июня 2012 года.

Каждый шестой гражданский "ствол" - у москвичей

- Сколько у москвичей на руках законного оружия?

Анатолий Якунин: На руках у москвичей - 685 тысяч стволов. Из них 331 тысяча - охотничье гладкоствольное, 77 тысяч - охотничье огнестрельное с нарезным стволом и комбинированное оружие, и 268 тысяч газовых пистолетов и револьверов. И еще травматика.

- Как часто это оружие применяется именно для самообороны, на законных основаниях?

Анатолий Якунин: Редко. В Москве было всего 10 случаев в этом году, когда люди в целях защиты применяли зарегистрированное оружие. Зато при совершении преступлений вполне законное оружие применялось 19 раз.

- То есть, такой огромный арсенал, предназначенный, в том числе, и для самообороны, просто так лежит мертвым грузом?

Анатолий Якунин: Да, но владельцам этого оружия, надо полагать, его наличие греет душу.