Новости

25.11.2014 00:44
Рубрика: Экономика

ФНС за запись отвечает

Реестр юридических лиц станет достовернее
Текст: Артем Кирьянов (председатель исполнительного комитета Российского союза налогоплательщиков)
Проблема недоверия к бизнесу в России связана с массовыми злоупотреблениями правом на ведение предпринимательской деятельности. Мошенничество, рейдерство, налоговые нарушения, легализация денежных средств, полученных преступным путем - все это, к сожалению, стало обыденным в нашей жизни. За такую деятельность могут и наказать. Но чаще нет. Сформировалась даже отдельная сфера услуг, обслуживающая желающих совершать нарушения. Предлагаются как товар фирмы-пустышки, на которые можно повесить долги или встроить их в цепочку незаконных операций. Можно заказать услуги по "ускоренной ликвидации", чтобы благополучно забыть о долгах и нарушениях.

Такое состояние предпринимательства, основанное на правовом нигилизме, не повышает привлекательность экономики. Ни один гражданин или предприниматель, как отечественный, так и иностранный, не может себя чувствовать в безопасности - любой его контрагент может в одночасье оказаться совсем не тем, за кого себя выдает, или просто раствориться в воздухе. Эта ситуация вынуждает правовую доктрину даже изобретать новые термины, такие как "должная осмотрительность". Существование такого понятия цинично, но весьма точно описывает реальность - у нас никто ни в чем не может быть уверен и от каждого всегда требуется повышенная осторожность, проверка всех и всеми возможными способами.

Закон о госрегистрации юрлиц был инновационным в 2001 году и принес немало пользы хотя бы самим фактом внедрения единого реестра для всей страны. Но при этом регистратор, которым стала налоговая служба, мог только механически вносить сведения, представленные заявителями в ЕГРЮЛ. Ответственность заявителей за достоверность сведений была только продекларирована, действенных мер ответственности не существует до сих пор. В законе нет и того, как проверять внесенные сведения и что делать при их ложности. В условиях, когда экономическая выгода от внесения в реестр недостоверных сведений во много раз превышала возможные издержки, его фальсификация стала обычным, весьма прибыльным бизнесом. Моральные издержки в виде угрозы показаться недобросовестным мало кого останавливают.

Что же делать? Ключом к защите публичных государственных реестров может быть максимально полное выявление нарушений, их фиксация и адекватное реагирование имеющимися способами. Нужно наказать нарушителя и предупредить о последствиях всех остальных.

ЕГРЮЛ не может оставаться незащищенным от фальсификаций. По данным налоговой службы, только к электронной версии реестра на сайте ежегодно обращаются более полумиллиарда раз. Все проверяют всех. Но ЕГРЮЛ не просто самый востребованный федеральный информационный ресурс. После изменения известным 134-м законом норм Гражданского кодекса содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения стали еще и безусловно юридически значимыми. А можно ли получить из реестра официальную информацию? Да. А достоверную? Никакой уверенности в этом нет. Абсурдно, но факт.

Надо отметить усилия ФНС по максимальной публичности реестров и введению новых сервисов - есть сведения о массовых адресах, можно увидеть, кто не платит налоги, кто дисквалифицирован, кого нельзя найти по юридическому адресу, кто не представляет отчетность. Но такая деятельность не повышает достоверность государственных реестров, а лишь информированность об их недостоверности.

Поэтому законодательные инициативы, направленные на повышение достоверности реестра юрлиц и снижение возможностей для злоупотреблений откладывать нельзя. Они не повысят давление на бизнес. Наоборот, они сделают его прозрачнее.

Если оценивать законопроект о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при госрегистрации юрлиц и ИП, внесенный сейчас в Госдуму, то дух законопроекта соответствует мировым тенденциям и последним мерам по оптимизации процедур регистрации в России. Он не мешает продолжать минимизировать препятствия для легализации бизнеса, что позволяет добросовестным лицам не ощущать административных барьеров при регистрации. Но при этом наконец-то появляется пост-контроль, в результате которого выявляются недобросовестные лица и реализуются последствия выявления недобросовестности - в виде фиксации этого в реестре, привлечения к ответственности и ограничений для дальнейших недобросовестных действий.

Только так можно повысить уверенность бизнеса в достоверности ЕГРЮЛ. Наконец-то предлагается на уровне закона механизм внесения в реестр сведений о недостоверности записей. Именно такой подход правилен. Гораздо ценнее не просто стереть информацию, а оставить публичным то, что недостоверная запись существовала. Одновременно наконец-то директора и учредители "поневоле" получат механизм избавления от этого статуса, а контрагенты организаций - информацию о правовых проблемах в статусе юрлица.

Сильная сторона законопроекта - введение ограничений на злоупотребления, связанные с недобросовестными действиями юрлиц, уклоняющихся от исполнения обязательств путем так называемой "упрощенной ликвидации", когда директора и учредители меняются на номинальных. Часто ими становятся личности с антисоциальным образом жизни, а сама фирма внезапно переезжает на другой конец страны. Кроме того, если закон примут, кредиторы получат механизм для противодействия и официальной ликвидации, но без исполнения обязательств.

Интересным видится и подход по ограничениям для лиц, продающих свои данные для организации фирм-однодневок. Если доказано явное злоупотребление правом на предпринимательскую деятельность, такое право вполне обоснованно нужно ограничивать. Поэтому можно только поддержать меры по устранению законодательного несовершенства процедур регистрации. Ясно, что сама возможность беспрепятственно фальсифицировать реестр юрлиц ущемляет права добросовестных предпринимателей, поскольку лица, использующие незаконные финансовые схемы, получают конкурентное преимущество перед теми, кто ведет бизнес легально.

Экономика Бизнес