Новости

02.12.2014 00:48
Рубрика: Экономика

Санкции отменит суд

Текст: Татьяна Минаева (советник международной юридической фирмы JONES DAY)
В последнее время внимание общественности приковано к санкциям США и Европейского союза против России в связи с событиями на Украине.

Санкции заметно сказываются на деятельности крупных российских компаний, имеющих в капитале значительную долю государственного участия либо связанных с лицами из санкционных списков. Бизнес теряет стратегических партнеров, сворачивает начатые ранее проекты, не может привлекать на Западе долгосрочные кредиты. И это не полный перечень последствий. Могут ли российские компании бороться с санкциями?

Участники международного бизнеса вынуждены учитывать правовое регулирование в области санкций во избежание ответственности за их нарушение, поскольку такие меры имеют экстратерриториальное применение. Например, за нарушение санкций США активы любого иностранного банка могут быть арестованы (даже размещенные на депозите третьего банка, если он имеет корреспондентские отношения с американским банком). При этом наказания очень суровы: в 2005 году голландский банк ABN AMRO был оштрафован на сумму 80 млн долларов. Три года спустя тот же банк объявил о соглашении с департаментом юстиции США о выплате 500 млн долларов для того, чтобы разрешить проблему с его деятельностью. Примером европейских мер воздействия служит штраф, недавно наложенный в Великобритании на ряд компаний группы Royal Bank of Scotland Group в размере 5,6 млн фунтов стерлингов.

Риск серьезного наказания за нарушение экономических санкций заставляет международные и российские компании ужесточать свою внутреннюю политику. Однако, несмотря на доступность общей информации (например, на сайте министерства финансов Великобритании), соблюдать режим запретов очень сложно в связи с растущим количеством стран, компаний и физических лиц, к которым вводятся ограничения.

Санкции в связи с событиями на Украине еще более усугубили ситуацию для международного и особенно российского бизнеса. Компании и лица, попавшие в санкционные списки, вынуждены обращаться за помощью юристов для оспаривания запретов. Несмотря на явный политический характер, экономические санкции, введенные на уровне Европейского союза или на национальном уровне, можно оспорить в суде ЕС, а также в национальных судах. Примером успешного оспаривания является дело банка "Меллат" (Bank Mellat v Her Majesty s Treasury), одного из крупнейших частных банков Ирана. В октябре 2009 года приказом министерства финансов Великобритании в отношении него были введены санкции в связи с якобы имеющимися подозрениями, что банк был вовлечен в финансирование ядерной программы Ирана. В частности, приказ вводил запрет на ведение каких-либо сделок или иных экономических отношений с банком. В результате ему был нанесен значительный экономический и репутационный ущерб.

Банк оспорил ввод санкций в Высоком суде Англии. В результате в июне 2013 года Верховный суд отменил экономические санкции против финансовой организации, признав их незаконными. Суд не усмотрел обоснованными основания для ввода санкций против банка. Кроме того, суд указал, что "Меллат" - это частный банк, а не государственный, и он не получал уведомления о возможности введения санкций и, соответственно, не мог вовремя предоставить возражения.

Это решение продемонстрировало, что британская система правосудия независима от политических решений, вводимых государством, и служит ярким примером того, что санкции можно оспорить в судебном порядке. Интересно, что несмотря на это решение, санкции против банка продолжают действовать, поскольку в Суде Европейского союза в Люксембурге до сих пор рассматривается апелляция банка на решение ЕС о вводе санкций против него. Однако это обстоятельство не помешало банку "Меллат" подать иск против правительства Великобритании о компенсации ущерба в размере 835 млн фунтов стерлингов. Это дело является беспрецедентным. Несомненно, что если суд вынесет решение в пользу банка, это будет серьезным основанием для политиков пересмотреть свое отношение к санкциям как к мере политического давления, поскольку ущерб, нанесенный санкциями частному бизнесу, будет компенсироваться из карманов налогоплательщиков.

Что касается российского бизнеса, то многие из российских компаний, попавших под санкции, внимательно изучают имеющийся зарубежный опыт, подобный вышеприведенному, и перспективы обращения в суд для оспаривания запретительных мер, наносящих ущерб их деятельности. Успех такого оспаривания зависит от многих факторов. Например, от выбора надлежащего суда для обращения с соответствующим иском, подготовки доказательственной базы для обоснования нарушения прав заявителя и незаконности введенных против данной компании ограничений, а также любых других аргументов, дающих суду основания усомниться в правильности решений правительственных или межгосударственных структур.

Сейчас несколько крупных российских компаний с государственным участием, в том числе Сбербанк, ВТБ и ВЭБ, подали иски в Суд Европейского союза об оспаривании введенных против них санкций. Информации о том, на чем основываются их иски, практически нет (банки объясняют это обычной практикой в таких делах, когда все подробности сообщаются после оглашения окончательного решения суда). Однако поскольку санкции - это политический инструмент, который вводится в связи с определенными событиями, то должна быть очевидной связь между этими событиями и санкциями, введенными против конкретных рыночных субъектов. Так как прямой связи между указанными банками и "Роснефтью", Украиной или Крымом не прослеживается, то существует большой шанс для истцов на успешное разрешение споров. Кроме того, шансы Сбербанка на победу выше, поскольку он (в отличие от ВТБ и ВЭБа) напрямую не принадлежит государству. Главным его акционером является Банк России, а он не принимает каких-либо политических решений. Скорее всего, это будет одним из аргументов Сбербанка.

Экономика Бизнес Санкции и антисанкции