20idei_media20
    10.12.2014 20:23

    Уральские приставы ускорили взыскание долгов с помощью IT

    Судебные приставы ускорили процесс взыскания с помощью компьютерных технологий
    Судебные приставы Свердловской области за десять месяцев фактически исполнили, то есть завершили, более 562,5 тысячи исполнительных производств на общую сумму более 10 миллиардов рублей. В том числе 900 миллионов взыскано в пользу граждан. О цифрах, фактах и тенденциях в этой сфере "РГ" рассказал руководитель регионального управления ФССП - главный судебный пристав Свердловской области Сергей Щебекин.

    Сергей Юрьевич, у приставов есть право снимать деньги с банковской карточки должника. Пользуетесь ли вы такой возможностью?

    Сергей Щебекин: Это первейшая обязанность пристава - арестовать наличные деньги должника или средства, размещенные на банковских счетах, а потом уже имущество, находящееся в собственности. Эту операцию мы довели до совершенства. Раньше с момента отправки запроса в банк о списании средств в счет погашения долга до получения ответа кредитного учреждения  проходило столько времени, что должник мог не один раз закрыть счет и спрятать деньги. Теперь в связи с изменениями в законодательстве запрос пристава должен исполняться день в день. Не требуется отправлять по почте конверты по 90 адресам (именно столько банков работает на территории Свердловской области) - действует система электронного обмена документами. Это выгодно и банкам, потому что даже самый крупный из них не "переварит" наши полтора миллиона запросов в стандартном почтовом варианте. К системе списания средств в режиме онлайн подключены все ведущие банки в нашем регионе. Выросла и эффективность работы приставов, ведь у них высвободилось время на исполнение других, более сложных дел.

    К слову, в этом году мы привлекли к административной ответственности свыше ста почтальонов за нарушения, связанные с недоставлением судебных повесток адресатам. Должностные лица почтовых отделений оштрафованы на сумму до 500 рублей.

    Судебные приставы активно пользуются таким инструментом, как ограничение выезда должника за рубеж. А можно ли применять эту меру к руководителям организаций-неплательщиков?

    Сергей Щебекин: Можно. Только когда речь идет о юридическом лице, нужно пройти этап доказывания, что оно имеет возможность расплатиться, но этого не делает. Затем привлекаем руководителя к административной ответственности за неисполнение требований судебного пристава и обращаемся в суд, который и вынесет решение об ограничении выезда руководителя за границу. Такая практика действует, и руководители-должники этого боятся.

    База данных ФССП совмещена с компьютерными базами других ведомств: налоговой службы, ГИБДД, пенсионного фонда?

    Сергей Щебекин: С каждым из этих органов мы имеем отдельный защищенный канал. По-моему, у нас единственных в России все это есть. Алгоритм такой: к примеру, из налоговой мы получаем документ в электронном виде и помещаем в нашу базу одним нажатием клавиши, ничего специально заводить не надо. Также нажатием нескольких клавиш пристав накладывает арест на счета, списывает сумму и переводит в ту же налоговую через свой депозит.

    Создавать эту программу мы начали в январе, завершили в сентябре, и теперь - никакого обмена бумагами. С ГИБДД с октября мы тоже перешли на электронный документооборот, в результате срок взыскания по их штрафам в среднем составляет 15 дней вместо двух месяцев. Это дает не только временной, но и экономический эффект: например, штрафов мы взыскали на 145 миллионов рублей больше - всего около 340 миллионов рублей. Акцентирую внимание на штрафах, так как они поступают непосредственно в бюджет Свердловской области. Если по налогам, то здесь взыскано долгов почти полтора миллиарда рублей - плюс 226 миллионов к уровню прошлого года. Кроме того в бюджет РФ взыскали более 250 миллионов рублей исполнительского сбора (на 30 миллионов больше, чем в прошлом году). Это результат внедрения электронного документооборота.

    Базы данных ФСПП, содержащие сведения о должниках, общедоступны. Люди публичные, представители власти не обращаются в вашу службу с просьбами убрать информацию о них? И должны ли такие сведения находиться в общем доступе?

    Сергей Щебекин: К нам с такими просьбами никто не обращался, потому что удовлетворить их невозможно. Общедоступный банк данных должников - это требование закона. Более того, если раньше данные человека, выплатившего долг, удалялись из базы навсегда, то теперь мы обязаны в соответствии с законом три года сохранять эту информацию в базе. Удалить из банка данных эти сведения невозможно, поэтому проси-не проси - не получится чисто технически. Но еще это сильный стимул к тому, чтобы больше в базу не попадать.

    Что нужно сделать, чтобы узнать о своих долгах, например административных штрафах?

    Сергей Щебекин: В наш банк данных можно не только свободно зайти, но и бесплатно подписать на любой гаджет соответствующее приложение. Если, не дай бог, вы станете должником, вам придет сообщение об этом - будете проинформированы о любых появившихся у вас долгах. Я сам, кстати, тоже на этот сервис подписан. Очень полезная штука. Собрались, к примеру, за границу по турпутевке, зайдите в банк данных нашей службы, проверьте: а вдруг эта турфирма является должником и сотням людей уже испортила отдых? Да и о задолженности у себя и своих близких не помешает узнать перед отъездом за рубеж, чтобы не остановили у трапа самолета. Мы часто проводим акции "Узнай о своих долгах" на крупных предприятиях, семинары с бухгалтерами и кадровиками, чтобы умели пользоваться нашей информацией, могли проверить тех, кого берут на работу, с кем заключают договоры. Кстати, информацию о должниках активно используют правительство Свердловской области, Законодательное собрание, городская администрация - проверяют соискателей при трудоустройстве в эти структуры.

    Люди постепенно привыкают пользоваться электронной информацией: так, в банк данных ФССП зашло в этом году четыре миллиона пользователей - на два миллиона больше, чем в 2013-м. Информирование граждан - одна из основных задач, стоящих перед службой. Нужно создать условия, чтобы люди знали о своих долгах и могли максимально комфортно их оплатить. Если у нас это получится, то количество исполнительных производств резко сократится.