Новости

15.12.2014 23:05
Рубрика: Власть

Морально неустойчивый? Отказать!

Предлагается уточнить в Гражданском кодексе, какие сделки можно расторгать как безнравственные
Новый законопроект предлагает внести ясность в правила, по которым сделку можно признать недействительной. Сегодня положение на этот счет слишком расплывчато: статья 169 Гражданского кодекса разрешает разрывать сделки, противные основам правопорядка и нравственности. Однако для суда это слишком философское понятие, его надо бы уточнить.

Сейчас комитет Госдумы по по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству заканчивает сбор отзывов на законопроект, полностью переписывающий статью 169. С инициативой выступил один из депутатов. Он обратил внимание, что в судах ежегодно рассматривается масса дел, где истцы просят признать ту или иную сделку недействительной, поскольку она на их взгляд безнравственна. Но суды в большинстве случаев отказывают, ссылаясь на общие формулировки, выработанные еще Высшим арбитражным судом России.

Например, минувшим летом Катав-Ивановский городской суд Челябинской области отказался признать безнравственной и, значит, недействительной, пожалуй, последнюю сделку в жизни, совершенную неким Юрием К. Он продал дом за 500 тысяч рублей мужу свой сестры, оставив при этом без жилья родную дочь. А вскоре после этого умер.

Дочь пришла в суд, требуя расторгнуть сделку. Она рассказала, что отец еще в 2012 году попросил свою бывшую жену забрать заявление на алименты, по которым накопились значительные долги. Взамен пообещал подарить жене и дочери свой дом вместе с земельным участком. Так и договорились. Мужчина оформил доверенность на бывшую жену, чтобы она могла восстановить все потерянные им документы. Нетрудно представить, сколько пришлось побегать женщине. Когда все было собрано, мужчина подписал договор дарения и документы даже были поданы в Росреестр. Однако в самый последний момент Юрий отказался делать подарок и дал задний ход. Регистрация не состоялась, мужчина успел забрать назад документы.

Причины своего решения он так и не объяснил. Зато вскоре после этого продал дом другой родне, а затем умер. По словам дочери, в последние годы отец сильно пил, работал в магазине своей сестры только за еду. Зять (муж сестры), как уверяла истица, воспользовался тяжелым положением родственника, оказал на него моральное давление и заставил продать дом. Истица жаловалась, что у нее самой жилья нет, а ответчику дом необходим для расширения бизнеса. Между тем терем был построен еще во время брака родителей, истица являлась законной наследницей, но ее лишили возможности стать хозяйкой в отцовском доме. Денег она тоже не увидела и полагала, что родня ничего отцу не заплатила.

У ответчиков, как водится, была своя картина мира. А формально к сделке было не придраться: вот договор, вот документы, что деньги переданы, вот свидетельство о регистрации. Поэтому суд отклонил иск. Как сказано в решении, исходя из буквального толкования норм для признания сделки недействительной нужны доказательства, что ее целью было достижение такого результата, который не просто не соответствует закону или нормам морали, а противоречит основам правопорядка и нравственности. Причем данное противоречие должно быть заведомым, то есть очевидным для всех и каждого участников гражданского оборота. Проще говоря, дело должно быть настолько вопиющим, что все вокруг будут видеть, как нарушаются базовые правовые или нравственные нормы, определяющие устои общества.

В данном деле горсуд сослался на постановление пленума Высшего арбитражного суда России, касающееся "безнравственной" статьи и принятое еще в 2008 году.

Там помимо прочего были приведены примеры сделок, которых можно назвать в том числе и безнравственными. Например, если речь о продаже наркотиков, литературы, пропагандирующей войну, поддельных бумаг и прочее. Правда, летом прошлого года данная статья была несколько изменена, и судам нужны новые объяснения. Ведь сделки, совершенные после поправок в Гражданский кодекс, надо рассматривать в новом разрезе.

Преподаватель Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина Екатерина Подузова согласна с тем, что статья 169 нуждается в корректировке. "Понятие "нравственность" - оценочное. Как и любое оценочное понятие, оно предполагает возможность разной трактовки правоприменителями, - говорит она. - Представляется, что есть два пути изменения норм статьи 169 ГК РФ о недействительности антисоциальных сделок. Путь первый - исключение из данной статьи указанного оценочного понятия, поскольку основы правопорядка базируются на постулатах нравственности". Второй вариант, по ее словам, ввести в данную статью признаки понятия "нравственность". Тогда у судов будут четкие ориентиры.

Инициаторы нынешнего законопроекта выбрали первый путь. Они предлагают исключить все ссылки на мораль.

Признавать недействительными предлагается сделки, "заведомо не соответствующие требованиям нормативных правовых актов, охраняющих основы правопорядка". При этом, если умысел будет у обеих сторон, у всех заберут в доход казны все, полученное по сделке.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке