19.12.2014 00:10
    Рубрика:

    В Киргизии разработана новая программа соцзащиты населения

    В республике разработана новая программа соцзащиты населения
    Несмотря на сокращение бюджетных расходов и значительный внешний долг, финансирование социальных программ в стране будет сохранено. О том, на какую помощь смогут рассчитывать сироты, инвалиды и малоимущие в 2015 году, рассказал "РГ" министр социального развития КР Кудайберген Базарбаев.

    Кудайберген Базарбаевич, в этом году заканчивается срок действия первой стратегии социальной защиты населения. К сожалению, многое из намеченного выполнить так и не удалось. Только ли из-за отсутствия необходимых средств, либо есть и другие причины?

    Кудайберген Базарбаев: Думаю, было бы слишком самонадеянно рапортовать о том, что все намеченные планы нам удалось выполнить. Были как финансовые, так и законодательные проблемы. Однако надо учитывать, что документ, о котором вы упомянули, в стране был принят впервые, и, естественно, его реализация была связана с определенными трудностями. Тем не менее, по оценкам международных экспертов, первая стратегия социальной защиты населения была выполнена больше чем на 80 процентов. Нам удалось поднять базовую часть пенсий, увеличить почти в два раза сумму, выделяемую на питание детей в интернатах. Кроме того, ежегодно на протезно-ортопедическом предприятии изготавливают около семи тысяч пар специальной обуви, которые бесплатно передают инвалидам. Выдается до тысячи кресел-колясок, также предоставляются путевки на санаторно-курортное лечение и многое другое.

    Вы говорите о финансовых трудностях, но ведь бюджет в Киргизии всегда был социально ориентированным. Это ведь предусматривает первоочередное выделение средств на социальные программы?

    Кудайберген Базарбаев: Относительно бюджета вы правы, но на деле деньги на нужды

    малоимущих киргизстанцев в прошлые годы почему-то выделялись по остаточному принципу. Ситуация изменилась только в последние два года. Средства на наши проекты теперь поступают без задержек. Тем не менее, чтобы охватить все области социальной защиты, выделяемых сумм все равно недостаточно. В респуб-лике более 155 тысяч граждан с ограниченными возможностями здоровья. Из них 26 тысяч - несовершеннолетние. В общей сложности в декабре 2014 года объем государственной социальной поддержки превысил 525 миллионов сомов.

    В республике принят закон, на основании которого работодатели не имеют права отказать в приеме на работу людям с ограниченными возможностями здоровья (ЛОВЗ). На деле же происходит наоборот, именно инвалидность становится поводом для отказа.

    Кудайберген Базарбаев: Закон такой есть, но дело вовсе не в нем, а в самом отношении к людям с ОВЗ. Работодатели опасаются, что такой сотрудник будет чаще болеть, следовательно, не выполнит свои обязанности как положено. Чтобы найти компромисс между сторонами, мы предприняли определенные шаги. Во-первых, будет пересмотрено само определение степени инвалидности. Во-вторых, по-другому оценят способность самого человека с ОВЗ к труду. При найме инвалида будут учитываться образование, опыт работы, если такой имеется, место проживания, наличие семьи, детей. Кроме того, мы предпринимаем попытки заинтересовать самих людей с ОВЗ возможностью открыть собственное дело.

    И уже есть примеры?

    Кудайберген Базарбаев: Конечно. С декабря прошлого года в Оше и Нарыне работает проект "Продвижение людей с ограниченными возможностями в устойчивом экономическом развитии". Граждане получают начальный капитал для открытия малого бизнеса. В селе Чет-Нура, например, для Кенжебека Кадыралиева - у него проблемы с опорно-двигательным аппаратом - приобрели оборудование для шитья обуви. Он прошел обучение в Бишкеке на предприятии протезно-ортопедических изделий и теперь сможет самостоятельно изготавливать специальную обувь у себя в регионе для своих же товарищей. Недавно в Караколе открыт центр раннего вмешательства и реабилитации детей с ограниченными возможностями. В нем созданы все условия для самореализации и индивидуального обучения. В центре уже находятся 20 детей с ОВЗ. С ними индивидуально занимаются психологи, логопеды, дефектологи и педагоги. Аналогичные примеры есть и в других регионах страны.

    Сейчас активно обсуждается вопрос о зачете трудового стажа и выплате пенсий матерям и опекунам, ухаживающим за детьми-инвалидами. При скудости госбюджета это выполнимо?

    Кудайберген Базарбаев: Еще в апреле текущего года для оказания социальной поддержки лицам, ухаживающим за инвалидами, мы разработали проект постановления правительства КР, где предложили выдавать тем, кто ухаживает за инвалидами, специальный документ. На его основании начислялся бы трудовой стаж, что давало бы в будущем возможность получать хоть какую-то пенсию. Речь шла о надбавке в размере 50 процентов от суммы ежемесячного социального пособия, назначенного ребенку- инвалиду. На эти цели в бюджете необходимо было предусмотреть чуть больше 33 миллионов сомов. Однако документ был возвращен нам с замечаниями со стороны министерства труда, миграции и молодежи. Думаю, что до конца года мы доработаем проект и повторно отдадим на согласование. На сегодняшний день по республике насчитывается свыше четырех тысяч только детей с ограниченными возможностями, которые нуждаются в уходе.

    Почему в Киргизии плохо приживается прак-тика фостерного усыновления?

    Кудайберген Базарбаев: Говорить, удался ли данный опыт или нет, еще рано. Систему фостерной, или, если сказать понятнее, временной семьи наше министерство начало полноценно внедрять только в этом году. Обучение по проекту прошли 17 пар. Однако только шесть из них взяли к себе на временное содержание по одному ребенку. Добавлю, что расходы на оплату труда приемных родителей и содержание детей на сегодня составляют в месяц больше 11 тысяч сомов.

    В некоторых странах практикуется поселение в фостерные семьи и стариков. Помнится, в Киргизии тоже хотели попробовать провести такой эксперимент.

    Кудайберген Базарбаев: Эта идея рассматривалась, но дальше разговоров дело не пошло. Слишком много законодательных барьеров. Дело в том, что гражданско-правовые отношения при назначении опеки над несовершеннолетними и недееспособным взрослым человеком - разные. В первом случае это регулируется Гражданским кодексом, где нет ни слова о помещении стариков во временные семьи. Кроме того, пожилые вправе принимать решения самостоятельно, в отличие от несовершеннолетних, а во-вторых, старики получают пенсию. Следовательно, имеют материальную возможность позаботиться о себе.

    Проблема обеспечения жильем выпускников детдомов так и остается нерешенной?

    Кудайберген Базарбаев: Мы неоднократно ходатайствовали перед мэрией Бишкека и Оша о предоставлении земельного участка под строительство жилья для сирот. В настоящее время без выделения финансовых средств дело с мертвой точки не сдвинется. Полагаю, что для решения проблемы обеспечения жильем сирот необходимо включить этот вопрос в проект госпрограммы "Доступное жилье".

    Могут ли иностранцы усыновить ребенка из Киргизии

    Пару лет назад в республике разразился скандал, связанный с международным усыновлением детей из Киргизии. Ваше ведомство как-то отслеживает судьбу ребят, которые сейчас проживают за границей в приемных семьях? Сохраняют ли такие дети гражданство КР?

    Кудайберген Базарбаев: Приоритетным у нас является национальное усыновление. Международное же предлагается лишь в том случае, если для ребенка в Киргизии семья так и не нашлась.

    На усыновление в 2014 году иностранцам отдали 14 маленьких киргизстанцев. Сотрудники наших посольств за рубежом регулярно навещают приемные семьи, проверяют, в каких условиях воспитываются детишки. Кроме того, приемные родители предоставляют каждые три месяца письменный отчет. Аттестат аккредитации на усыновление детей в Киргизии на сегодня имеют 11 организаций из США, Германии, Финляндии, Швеции и Нидерландов. Добавлю, что при усыновлении ребенка иностранными гражданами за ним сохраняется статус гражданина страны до достижения 18 лет. После он сам принимает решение, подданным какого государства хочет быть.