Новости

23.12.2014 08:59

Глубокая разработка

В Калининградской области взвешивают возможные последствия добычи калийных солей
В эксклаве идут подготовительные работы к строительству горно-обогатительного комбината по разработке Нивенского месторождения калийных солей. В калининградской редакции "РГ" собрался совет экспертов, чтобы обсудить экологические риски проекта, который с учетом масштабов и особенностей производства вызывает повышенный интерес общественности.

Мнениями поделились заместитель руководителя службы по экологическому контролю и надзору Калининградской области Юрий Сериков, председатель Калининградского отделения межрегиональной экологической общественной организации "Зеленый фронт" Олег Иванов, независимый эксперт, заслуженный эколог РФ Феликс Алексеев, генеральный директор ООО "Стриктум" (компании, которая будет заниматься добычей калийных солей) Павел Яковлев и главный специалист по экологии этого предприятия Александр Данилов.

Перед началом разговора участникам круглого стола показали два образца породы - добываемой белорусской руды и той, что содержит калининградская земля. Первый образец похож на драгоценный камень красного цвета с вкраплением бело-серых кристаллических полос. На его фоне прозрачно-белый образец калининградской руды смотрится бледно. Однако в этом его достоинство. Красный цвет, пояснил присутствующим Павел Яковлев, указывает на наличие в породе сильвинитов и твердых нерастворимых осадков (глины). В нивенской руде они отсутствуют, что обусловлено глубиной залегания солей и геологическими особенностями месторождения, поэтому терриконов, состоящих из глино-солевой смеси, как в Солегорске (Белоруссия) и Березняках (Пермский край), в Калининградской области не будет.

Народ хочет знать

Красивая картинка может убедить специалистов, но у местного населения, проживающего вблизи Нивенского месторождения, информация о готовящейся промышленной добыче калийно-магниевых солей вызвала большой переполох. Создана инициативная группа, собираются подписи против проекта. Юрий Михайлович, к вам сейчас потоком идут ходоки, что их беспокоит?

Юрий Сериков: Производственная база ООО "Стриктум" - это бывшая база "Лукойла", которая примыкает к поселку Нивенское. Насколько мы поняли, непосредственно в этом месте будет пробиваться шахтное сооружение. Естественно, местные жители задают вопрос: насколько ухудшится здесь окружающая среда?

Обеспокоенность эта, считаю, вполне обоснованна. Я всю жизнь прожил в шахтерском поселке Караганды и очень хорошо знаю, что собой представляет шахта, правда, угольная. Да, ее глубина была меньше, чем будет на калийном руднике в Нивенском, но наземная его часть - это сложный инфраструктурный объект. Наверняка, это будут механические цеха для ремонта оборудования, для производства крепежного материала, станции дегазации и мощные калориферы, которые обеспечивают подачу свежей струи в шахту, подогревают или охлаждают воздух, подаваемый в забои. У нас все это сопровождалось значительной генерацией шума, его мы слышали днем и ночью. Тогда, конечно, были другие технологии и другие нормативы, но людей, которые приходят к нам на прием, а среди них есть те, кто когда-то жил, как и я, в шахтерских поселках, это уже сегодня беспокоит. Беспокоит, не произойдет ли просадка грунта после шахтных выработок. Я сам свидетель - просадка хоть и медленный процесс, но через определенное время (порядка 30 лет) это уже видно визуально и проявляется технически, когда здания дают трещины и возникает необходимость переселять людей.

Тревожит жителей и вопрос транспортной логистики. Я их прекрасно понимаю, потому что огромные объемы добычи калиево-магниевых солей будут сопровождаться погрузкой-выгрузкой сырья. Значит, потребуется значительный парк железнодорожного и автомобильного транспорта. Не знаю, как происходит засыпка минерального сырья в вагоны, но погрузку угля сопровождает инфразвук, который в зимние морозные дни, когда разряжена атмосфера, разносится очень далеко.

Павел Яковлев: Технология выгрузки любого нерудного сырья сильно отличается от выгрузки угля. Соли идут на фабрику и расфасовываются в биг-бэги - полимерную замкнутую тару. Два вида продукта идут практически без обогащения - карналлит и поваренная соль, просто мы ее будем разделять на пищевую, медицинскую и техническую.

Юрий Сериков: Эти и другие вопросы возникли из-за того, что пока нет четкой картины взаимосвязи горнодобывающего производства и обогатительной фабрики. Наибольшее негативное воздействие на окружающую среду оказывает процесс обогащения руды. Потребуется, наверное, большой объем воды. Используемую воду нужно будет очищать, отводить, не нарушит ли это сложившийся биобаланс в районе Нивенского?

Люди спрашивают, почему еще на этом этапе подготовки к общественным слушаниям предприятие не просчитало риски возможного негативного воздействия на здоровье местного населения и риски, связанные с возможным воздействием на их имущество? Каким образом народу будут компенсироваться потери? Ответы на эти вопросы могли бы успокоить нервы.

Зоны рисков

Известно, что ООО "Стриктум" - компания с голландским капиталом, а в Европе экологический аспект деятельности производств контролируют жестко...

Александр Данилов: Да, именно поэтому компанией разработана оценка воздействия будущего строительства промышленного объекта с учетом всех рисков, как на природную среду, так и на социально-экономическую базу. Еще на этапе подготовки технического задания заказчиком были поставлены жесткие требования по снижению возможных рисков.

Юрий Сериков: Вы просчитываете риски, но контур стройки еще не определен, а нам хотелось бы знать конкретно, где будет размещен источник шума, вибрации, выброса химических веществ в атмосферу?

Павел Яковлев: Хочу уточнить: как только будет выбрано место под обогатительную фабрику, а его мы выбираем в достаточном удалении от населенного пункта, отдельно для каждого объекта рассчитаем санитарно-защитную зону. Потому что объекты наземной части предприятия несут большую угрозу для окружающей среды, чем рудник. Хотя замечу, что технологии шагнули далеко вперед, и сегодня, к примеру, приводы подъемных машин, вентиляторы разительно отличаются от тех, что монтировались на шахтах 70 лет назад. Уровень шума будет значительно ниже, это касается и конвейерных линий, потому что качество современных подшипников совсем другое. Обещаю, когда закончим юридическое оформление земли, привязку к месту конкретных объектов, которые технологически должны быть связаны между собой, рассчитаем от каждого источника загрязнения санитарно-защитные зоны с запасом и проведем общественные слушания. Это должно быть в апреле - июне 2015 года. И учтем все требования заинтересованных лиц, прозвучавшие в ходе первых общественных слушаний в Нивенском, а также поступившие в период подготовки ко вторым.

Главный результат слушаний, несмотря на массу негативных оценок, достигнут: мы открыли людям всю имеющуюся у нас информацию, и нам начали задавать вопросы. В активности населения я вижу больше положительных моментов, чем отрицательных. Мы поняли, что интересует жителей. Например, просадка грунта очень волнует население, но для людей, знающих геологию, не вызывает опасений. В Нивенском сама глубина залегания пластов - больше километра, к тому же тектоническая плита без разломов служит гарантией от провалов. Будем больше и понятней рассказывать.

Законом предусмотрены предельно допустимые уровни всех воздействий - шума, пыли, вибрации, химических выбросов. Исходя из этого рассчитывается санитарно-защитная зона. Если в нее попадет жилой дом, необходимо будет проводить отселение. Естественно, до начала получения разрешения на строительство горно-обогатительного комбината мы обязаны получить положительное заключение главгосэкспертизы, в том числе и по санитарно-защитной зоне.

Теория и практика

Положительное заключение главгосэкспертизы - это гарантия спокойствия населения?

Юрий Сериков: К сожалению, на практике картина может оказаться совершенно иной. В области есть такие случаи: предприятие имеет санитарно-защитную зону, просчитанную специалистами, по предельно допустимым уровням шума, а также по предельно допустимым концентрациям вредных веществ. Но сегодня мы вынуждены работать с жалобами населения, и жалобы подтверждаются результатами лабораторно-инструментальных исследований. И это при том, что предприятия используют современнейшее оборудование. Как показывает практика, когда начинается производство, расчетная картина немного меняется. Нужен всегда запас на непредвиденные обстоятельства.

Следует помнить, что превышение шума даже в один децибел - повод для человека требовать через суд переселения. Здесь должен быть выработан определенный баланс. Экономическая и экологическая составляющие должны быть уравновешены.

Кстати, как отметила и. о. руководителя регионального управления Роспотребнадзора Елена Бабура, проект санитарно-защитной зоны горно-обогатительного комбината, который относится к первому классу опасности, на санитарно-эпидемиологическую экспертизу в управление не поступал. Почему?

Юрий Сериков: Сразу сделаю поправку: проект по организации санитарно-защитной зоны для промышленных предприятий первого и второго класса опасности по законодательству, как и все другие экспертизы, касающиеся таких предприятий, согласовывается в федеральных структурах, это не местный уровень. Проект в региональное управление не поступит, пойдет напрямую в Москву.

А вот успокоить население могла бы общественная экологическая экспертиза.

"Зеленые" станут посредниками

Что скажут экологи, готовы они провести свою экспертизу?

Олег Иванов: После проведения ООО "Стриктум" общественных слушаний в Нивенском была создана рабочая группа из инициативных граждан под председательством депутата Багратионовского районного совета Олега Иванина. Он хотел поучаствовать в этом круглом столе, но сейчас находится в командировке в Санкт-Петербурге, проводит в Горном институте консультации со специалистами по подбору квалифицированных экспертов для проведения общественной экологической экспертизы. Кстати, она может проводиться как до госэкспертизы, так и во время ее, параллельно с ней, а в некоторых случаях и после выданного заключения.

Это большая ответственность. Она прописана в законе. Поэтому мы тщательно подходим к подготовке проведения экспертизы, консультируемся с экологами, геологами, юристами, которые будут привлечены к работе.

Юрий Михайлович озвучил проблему одного из предприятий. Так вот, на этапе его проектирования складывалась точно такая же ситуация: народ был против. Нужно понимать, что человек, который построил дом, имеет приусадебный участок, не хочет, чтобы какое-либо крупное предприятие находилось под боком. И априори это будет всегда. Человек говорит: "Я привык так жить, у меня тихо и зелено, а тут трубы какие-то поставят, соли в огород мне навалят, зачем мне это надо?" Реакция абсолютно прогнозируемая. Такие опасения в какой-то степени обоснованны. Для того чтобы их развеять, нужно использовать много разных переговорных площадок, в том числе и СМИ. Я рад, что "Российской газетой" организован такой круглый стол, потому что об этом надо говорить, это надо обсуждать, и внимание властей на проект "Стриктума" обращать. Только общими усилиями общественности, жителей, власти, предприятия удастся все-таки прийти к консенсусу.

Есть факт: предприятие получило лицензию на 39 лет. Значит, будет что-то делать, в проект уже вложены огромные средства. Почему не получилось диалога на этапе общественных слушаний? Просто местные жители не захотели слушать: вот к нам тут пришли иноземные захватчики, о чем нам с ними разговаривать? "Зеленый фронт" готов выступать в качестве посредника между жителями, с одной стороны, властью и предприятием - с другой. Вывести диалог в конструктивное русло, чтобы было найдено приемлемое для всех решение. Самое главное, чтобы не было закрытых вопросов. Если выплывает формулировка "отселение", люди должны понимать, кто попадает в эту зону. У меня пожелание - работать вместе, потому что ситуация находится на грани социального взрыва. На мой взгляд, это происходит из-за недостатка информации и отсутствия позиции у регионального правительства.

Новый сосед готов к диалогу

Недостаток информированности населения действительно уже переходит в какие-то социальные бури? Это не преувеличение?

Павел Яковлев: Я бы выразился иначе: не столько недостаток информации, сколько спекуляции отдельных лиц на тему о том, что информации недостаточно. На самом деле мы открыты, приглашаем к обсуждению широкий круг участников, в том числе власти и простых граждан, но не все откликаются. Замечу, что уголовную ответственность за экологическую безопасность проекта несут не только эксперты, но и в первую очередь я как руководитель предприятия. Если получится, что расчетные нормы после введения предприятия в эксплуатацию не соответствуют законодательству, а это выявит мониторинг, который ведет государственная структура, и мы после замечаний не захотим предпринимать никаких мер, следует финансовое административное или уголовное наказание.

Я понимаю, что мы, наверное, не очень удобный новый сосед для жителей Нивенского сельского поселения. Это как в квартире: живете вы себе, забот не зная, и вдруг появляется сосед и начинает делать ремонт. И вроде не нарушает принятые нормы, но в дозволенное время с утра до вечера долбит и долбит, вывозит мусор, завозит стройматериалы... Это дискомфорт для окружающих. Примерно такая ситуация у нивенцев, я понимаю их волнение и тревогу. Но еще раз говорю, что мы открыты к диалогу. Наша ошибка в том, что стали давать много технической информации, которую публика не готова воспринимать.

Услышал и предложение об увеличении границ санитарно-защитной зоны, мы подкорректируем техзадание и рассчитаем с запасом на "пограничную зону".

Избежать дискомфорта

Людям важно знать: вы лишите их привычного ландшафта за окном, а что дадите взамен? Рабочие места, отчисления в бюджет - это хорошо, но как будет минимизирован возможный дискомфорт?

Павел Яковлев: По проекту планируется высадка нескольких тысяч зеленых насаждений. Буквально на днях заключим договоры на покупку деревьев для благоустройства нашей территории - пустыря, где ничего не растет, кроме камыша. Будем отсыпать грунт и сажать деревья. Предусмотрено также строительство объездной дороги, минующей поселок Нивенское, чтобы избежать неудобства для жителей. Проведем минимум еще одни общественные слушания, в мае или июне. Я понял, что трехмерную картинку, которую мы презентовали в первый раз, люди не восприняли, за исключением бывших жителей Караганды, которые помнят, как устроен рудник. Для простоты понимания, что собой будет представлять наземная часть горно-обогатительного комбината, постараемся сделать модель наземных сооружений, чтобы каждый мог увидеть их в объеме и линейкой вымерить расстояния между производственными объектами. И оценить, насколько мы изменим ландшафт.

А проходка будет обеспечиваться методом взрыва? Каким образом планируется утилизировать большой объем вскрышного материала при бурении?

Павел Яковлев: Соль добывается только комбайнами. Буровзрывной метод может использоваться только при проходке ствола и только в труднопроходимых местах, поэтому в технологии не предусмотрено хранилище взрывчатых веществ. Это один из вопросов, озвученных населением, про взрывчатку. Мы рассматриваем минимум четыре, максимум пять компаний - кандидатов на проходку ствола, каждая применяет свой способ проходки. Будем выбирать наиболее технологичную и экологичную компанию.

Сейчас делается физико-механический и химический анализ свойств пород, после чего будут заключаться договоры на утилизацию отходов и рекультивацию выработок.

Юрий Сериков: Рекультивация - тоже сложный процесс, он должен быть организован в рамках законодательства, потребуется проект и его экологическая экспертиза.

Павел Яковлев: Думаю, что анализ грунтов будет готов в январе, причем мы их испытываем в трех институтах в Санкт-Петербурге, Белоруссии и Лейпциге, будут три результата, полученных с применением разной методологии: какого класса глина, ангидриды... В месторождении есть прослойки ангидридов, которые в принципе можно использовать на отсыпке дорог. Проект будет разрабатываться после получения заключения по качеству грунта.

Глава Нивенского сельского поселения передал нам 23 вопроса от населения, из них 13 технических и 10 социальных. Все острые, есть про взрывные работы, про возможность обрушения грунта рудника, про то, готовы ли предоставить благоустроенное жилье в случае экологической проблемы, какую адресную помощь готовы оказать пенсионерам. Собственно, это те вопросы, которые мы здесь сейчас обсуждаем, но я еще отдельно направлю ответы в администрацию муниципалитета.

Контроль всех степеней

Олег Иванов: У меня есть еще одно предложение. К региональной службе по экологическому контролю и надзору. Прокуратура дважды отменяла результаты общественных слушаний, проведенных в том же Багратионовском районе по проекту строительства мусоросортировочного комплекса полигона ТБО в Марийском. Причина: неверно изданные органами местного самоуправления нормативные акты. Из-за этого возникли вопросы и к "Стриктуму". Юрий Михайлович, хочу попросить вашу службу разработать памятку о порядке участия общественности при обсуждении планируемых видов деятельности на территории муниципального образования Калининградской области. В других регионах РФ есть подобные материалы, где все прописано от и до: какой орган власти должен издавать постановление - поселкового или районного уровня, как проводить слушания.

И еще. Вынести на заседание общественного экологического совета при правительстве Калининградской области отдельно вопрос экологической безопасности намечаемой хозяйственной деятельности компании "Стриктум".

Юрий Сериков: А я бы хотел, чтобы нас предупредили о дате следующих общественных слушаний, чтобы мы держали руку на пульсе. И все вопросы, волнующие как население, так и бизнес, могли координировать. В реализации поручения губернатора, которое было дано после совещания по этому проекту, непосредственно будут участвовать профильные ведомства. Думаю, что теперь будем работать в тесном контакте.

Александр Данилов: Экология не заканчивается 2014 или 2015 годом. Природоохранным законодательством вопросы охраны окружающей среды предусматриваются на всех этапах - проектирования, строительства и эксплуатации. Предусмотрены три степени контроля за соблюдением любым предприятием действующего законодательства: государственный надзор, внутренний производственный контроль (лабораторные испытания, исследования) и общественный экологический кон-троль.

Справка "РГ"

По данным сайта правительства Калининградской области, прогнозные запасы калийно-магниевых солей (сульфатных, сульфатно-хлоридных) в регионе оцениваются в 4,8 миллиарда тонн. Наиболее изученным является Нивенское проявление калийно-магниевых солей с прогнозным запасом 2,9 миллиарда тонн.

Основные компоненты нивенской калиевой руды - галит (поваренная соль), калийные минералы (каинит, карналлит) и сульфат магния в виде кизерита. По мировой классификации вредности химических веществ (таких классов четыре), эти минералы относятся к наименее опасным. Поваренная соль - к 3-му классу, остальные минералы - к 4-му классу. Все названные минералы по отдельности допущены к использованию в качестве удобрений.

Цифра

1180 метров составляет глубина залегания калиево-магниевых солей в Нивенском месторождении

Особое мнение

Феликс Алексеев, заслуженный эколог РФ:

- Оценить, какое воздействие окажет на окружающую среду разработка Нивенского месторождения, можно будет тогда, когда будет готов проект рудника и обогатительной фабрики. Пока речь идет только о руднике, это половина проекта, причем не самая проблемная в смысле экологии.

Но, вообще говоря, идея использовать уникальный минеральный ресурс нашей области должна жить. И людям нужно объяснять, что вопрос состоит не в том, строить или не строить, добывать или не добывать, а в том, как это делать. Месторождение действительно уникальное, его продукт имеет практически неограниченный спрос, а следовательно, принесет приличную прибыль компании. Учитывая такие перспективы, компания может себе позволить современный экологически безопасный проект. И я думаю, что они по этому пути идут. Посылки очень хорошие, упускать такую возможность для области, мне кажется, очень недальновидно. У нас мало серьезных источников доходов, постоянных и позитивных. Нельзя малое предпринимательство возводить в основу всего, когда это малое предпринимательство у нас занимается в основном только торговлей либо перемалыванием бразильского мяса в фарш. На это не проживешь. А здесь серьезное, масштабное, долговечное, прибыльное предприятие с большим количеством рабочих мест. Но вот удастся ли "Стриктуму" добиться разработки отличного проекта и убедить окрестное население - вопрос. Люди у нас довольно консервативны, прошлый опыт у них нехороший, когда никто с ними не считался в реализации всевозможных проектов. Но диалог вокруг будущей стройки нужно вести на всех ее этапах, что сейчас и делается.

Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Калининградская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники