Новости

29.12.2014 16:39
Рубрика: Культура

Кто придумал "Матрицу"

29 декабря родился сценарист и режиссер Энди Вачовски, часть творческого тандема братьев (а позднее брата и сестры) Вачовски, давшего миру самую знаменитую киноантиутопию - "Матрицу".

Вышедший на экраны 15 лет назад фильм сразу получил статус культового. Эффектные драки с зависанием в воздухе и ловким уклонением персонажей от пуль копировались и пародировались с тех пор несчетное количество раз. Главная идея картины о том, что, возможно, вся наша реальность - фальшивка, за которой есть реальность другая, настоящая, была для Голливуда как минимум свежей. Хотя и не новаторской - в том же году вышли "Тринадцатый этаж" Йозефа Руснака и "Экзистенция" Дэвида Кроненберга.

Наверное, каждый, кто в 1999-м году впервые увидел в "Матрице" сцену погони агентов за Тринити, как минимум воскликнул "Ого!", а досмотрев до финальных титров, задумался о метафизике. В России "Матрицу" хвалил в одном из редких интервью наш лучший современный фантаст Виктор Олегович Пелевин и в буквальном смысле воспевал писатель Михаил Елизаров.

Чем же обязан голливудский блокбастер столь сильному повсеместному обожанию? Все просто. Главная его заслуга, помимо несомненной чисто эстетической ценности, состоит в передаче массовой культуре нового века идей и пророчеств немассовой культуры века прошлого. О них и пойдет речь в данном тексте, представляющем собой обзор некоторых произведений писателей-фантастов, рекомендуемых к прочтению для лучшего понимания сути вещей.

"Город живых мертвецов" (1930), Флетчер Прэтт, Лоуренс Мэннинг

Далекое будущее, начало пятого тысячелетия нашей эры. Города стоят пустые и заброшенные. По их улицам бродят только дикие животные. В давно покинутых домах ржавеют останки причудливых машин непонятного назначения. Последний человек ушел отсюда много лет назад. Но куда? Наступает ночь, город погружается во мрак, и лишь кто-то очень внимательный может заметить несколько горящих окон в одном из исполинских небоскребов. Там, этаж за этажом, в длинных залах живые мертвецы раз за разом проживают жизни, о которых мечтали. Они стоят, как памятники самим себе и человечеству в целом, опутанные тысячами тонких серебряных проводов, каждый из которых одним концом присоединяется к человеческому нерву, а другим - к машине, которая заменяет жизнь в этом смертельно наскучившем мире другой, той, о которой вы всегда мечтали. Там вы можете делать все, что захотите и быть тем, кем захотите. Навсегда. И бесплатно.

Новелла "Город живых мертвецов" была написана двумя ныне забытыми писателями во времена зарождения научной фантастики, в далеком 1930-м году. Тогда, во время активного прогресса и индустриализации, страх того, что машины могут заменить человека во всем от физического труда до интеллектуальной деятельности, был популярен и велик. Но Прэтт и Мэннинг пошли дальше, предположив, что будет, если машины заменят человеческую жизнь. Зачем жить в скучном мире, где все и так делается за вас, где не нужно зарабатывать на хлеб и беспокоиться о чем-либо вообще, когда можно отдать себя во власть электрических механизмов, которые вечно будут развлекать вас неотличимыми от настоящих приключениями?

Неизвестно, позаимствовали ли братья Вачовски сюжет своего знаменитого творения у рассказа, напечатанного когда-то давно в дешевом журнале, и спрашивал ли кто-нибудь их об этом. Но совпадений много: вымерший мир, люди в коконах из проводов, ставшие рабами машин, даже избранный, который должен спасти человечество. К сожалению, данное произведение не издавалось на русском языке, но его можно найти в оригинале и убедиться, что люди боялись проиграть мир своим же изобретениям еще за 70 лет до "Матрицы".

"Неприятная профессия Джонатана Хога" (1942), Роберт Хайнлайн

Хайнлайн был одним из первых, если не самым первым писателем, кто распознал во Вселенной театральную декорацию и рискнул проткнуть ее поверхность. Так появилась повесть "Неприятная профессия Джонатана Хога". Одинокий мужчина Джонатан Хог тихо живет в своей квартире, каждое утро идет на работу, вечером возвращается, иногда ходит в гости, но в один прекрасный день обнаруживает, что понятия не имеет, где конкретно работает и чем занимается. Такое положение дел ему, конечно, не нравится, поэтому он обращается к частным детективам, супружеской паре Эдварду и Синтии Рэндалл. Детективы начинают расследование и раскрывают пугающий секрет о природе того мира, в котором мы живем.

Постараемся обойтись без спойлеров и не будем этот секрет раскрывать. Лучше остановимся на главном. А главное, как известно, - любовь, которая реальнее любой из бесконечного количества возможных параллельных или пересекающихся вселенных. Именно такой вывод делает Хайнлайн в результате своего эксперимента по проверке на прочность материи мира. И именно эта идея также нашла воплощение в "Матрице", правда, несколько неоднозначное. Задумайтесь: полюбила ли Тринити Нео потому что он Избранный, или, наоборот, он стал Избранным, когда Тринити призналась в своей любви?

"Нейромант" (1984), Уильям Гибсон

Этот роман стал точкой отсчета для всего жанра "киберпанк". Написанное местами нарочито грубым языком, изобилующим ненормативной лексикой и неочевидными метафорами, множеством выдуманных жаргонизмов и терминов, которые никак не объясняются и не расшифровываются, произведение обволакивает читателя мрачной и потрясающе детализованной атмосферой. Вселенная Гибсона состоит из могущественных организаций, компьютерных террористов, киберпреступников, искусственных интеллектов, творящих свои виртуальные миры, и человечества, обреченного гнить в декадентстве и обвешивать себя гаджетами.

В не таком уже и далеком будущем после войны между США и Россией, начавшейся с локального конфликта в Восточной Европе (ой!), страны Западной цивилизации теряют свою мощь. Им на смену приходят править Землей межнациональные корпорации, в основном, японские. Скачок развития технологий приводит к появлению так называемого киберпространства, или матрицы. Оно представляет собой гибрид виртуальной реальности и интернета, который, напомним, в 1984 году находился еще в зачаточном состоянии. Кстати, некоторые всерьез склонны полагать, что обликом нынешней всемирной сети мы обязаны Уильяму Гибсону.

Главный герой романа - Генри Дорсет Кейс, один из лучших хакеров на планете. Правда, в книге его профессия называется "ковбой". Бледный болезненный молодой человек, сидящий на наркотиках и жизни своей не представляющий без киберпространства. Умен, хитер, остроумен, склонен к рефлексии и саморазрушению. Характер скверный. Не женат. Послужил прототипом для Томаса "Нео" Андерсона. Персонаж, в отличие от своего экранного воплощения, сложный и объемный.

Главная героиня - Молли, в разных местах кибернетически улучшенная девушка, совершенная машина для убийства. Знает кунг-фу и любит Кейса. Послужила прототипом для Тринити, но так же, как и в случае с Кейсом и Нео, гораздо интереснее своей голливудской реинкарнации. Также в романе присутствуют: искусственный интеллект, способный принимать человеческий облик, создавать реальности и помещать в них человеческие сознания, свободная колония растафариан под названием "Сион" и, собственно, сам термин "матрица".

Таким образом, "один из лучших и точных", по мнению Пелевина, фильмов в массовой культуре по сути является не чем иным, как выжимкой из нескольких литературных произведений, перенесенной на широкий экран с добавлением массы эстетских спецэффектов. Хорошо это или плохо - судить трудно и бесполезно. Главное - помнить об истоках, стремясь к прогрессу, и не верить тому, что считает себя объективной реальностью.