Новости

Средства массовой информации проверят на знание русского языка
Весной минкомсвязь намерена опубликовать результаты мониторинга грамотности федеральных СМИ. И выставит им оценки по пятибалльной системе. Об этом в интервью "РГ" рассказал заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин.

Он объяснил, почему не надо вводить налог на Интернет и зачем необходимо вернуть в СМИ рекламу не только алкоголя, но и табака. По прогнозу замминистра, экономическое положение средств массовой информации таково, что к концу года примерно половина из них может закрыться.

И сегодня, в День российской печати, мы публикуем план стабилизации ситуации на рынке средств массовой информации, который предложил Алексей Волин.

Реклама без паузы

Правительство теперь разрешило рекламировать вина. Но это больше поддержка отечественного производителя, а не самих СМИ. А что нужно сделать, чтобы поддержать их? Разрешить какую-то еще рекламу?

Алексей Волин: Мы считаем, что необходимо предпринять экстренные шаги по либерализации рекламного рынка. Если этого не сделать, то уже к концу 2015 года мы примерно половины СМИ в стране недосчитаемся.

Нужно сделать рекламный рынок более свободным и более гибким. Это касается в том числе и рекламы алкоголя, и не только на телевидении, но и в печатных СМИ. Возможно, речь может идти о рекламе табака. Медиаиндустрия считает, что это тоже могло бы помочь поправить финансовое положение.

СМИ до такой опасной черты довели курсы валют?

Алексей Волин: Пока ситуация следующая. Если говорить про печатные СМИ, то из-за падения курса рубля увеличатся траты на многие компоненты, используемые в полиграфии. Их в основном покупают за валюту. И речь идет не столько о бумаге, сколько о расходных материалах - краске, пластинах, компонентах, предназначенных для промывки машин.

Поэтому прогноз такой: цены на бумажные издания вырастут на 30-50 процентов. И примерно на столько же упадут объемы рекламы в газетах. В глянцевых журналах, кстати, падение будет еще больше. И если не предпринять экстренных шагов, чтобы поддержать прессу, то прогнозы на 2015 год для отрасли будут неутешительными.

И какие у нас есть варианты?

Алексей Волин: Есть два варианта поддержки - дать государственных денег или разрешить зарабатывать на рекламе. Государственных денег нет. Значит, надо разрешить зарабатывать. Не разрешим зарабатывать, получим десятки тысяч безработных журналистов уже в 2015 году.

А как же разговоры о здоровье нации и другие аргументы в пользу запрета рекламы алкоголя и табака?

Алексей Волин: Законы принимались популистские. Мы исходим из того, что травятся больше всего не тем, что рекламируют, а денатуратом.

А те напитки, которые рекламировались на обложках журналов, как раз воспитывали вкус к цивилизованным и качественным спиртным напиткам. И, наоборот, отваживали от бормотухи. Более того, мы прекрасно знаем, что главными лоббистами запрета рекламы на алкоголь и табак всегда традиционно выступали крупные алкогольные и табачные компании. Потому что когда у вас есть раскрученный бренд, он не нуждается в рекламе. Реклама нужна тому, кто выходит на рынок с новой продукцией. Поэтому фиксация статуса кво с запретом рекламы прежде всего выгодна тем производителям, которые давно присутствуют на рынке.

Если реклама табака и алкоголя вернется, нужно вводить ограничения? Допустим, не показывать ее в детское время в эфире?

Алексей Волин: Давайте говорить не про "показывать в детское время", а про "не показывать в детских передачах". У нас все больше и больше фрагментируется телесмотрение. Появляются нишевые каналы, в том числе детские.

Миллион - за статью

В прошлом году предлагалось множество инициатив контролю за интернет-средой, в том числе и с вашей стороны. Неужели не достаточно тех механизмов, которые уже есть?

Алексей Волин: Все, что касается Интернета, происходит в рамках нашей единой политики. В Интернете должны действовать точно такие же правила, как и на остальной территории России.

Если в стране запрещена реклама курительных смесей, значит, она должна быть запрещена и в Интернете. Если запрещена реклама интим-услуг, значит, она должна быть запрещена и в Интернете. Для тех, кто решил переступить закон в Сети, существуют те же меры наказания, что и в обычной жизни.

В том числе было решено ввести штрафы за экстремистские материалы, которые публикуют российские СМИ в Интернете. Не излишняя ли эта мера?

Алексей Волин: Что касается публикаций экстремистских материалов в СМИ - за них предусмотрен штраф в один миллион рублей. Он касается не только Интернета, а принят для всех средств массовой информации, вне зависимости от того, электронные они или печатные.

До конца прошлого года существовало только две возможности наказать нарушителей закона: уголовное наказание за распространение экстремистских материалов или предупреждение СМИ, которые публикуют материалы, признаваемыми экстремистскими.

Но те СМИ, которые создаются специально для распространения экстремистских материалов, предупреждения не пугают: они опубликовали и исчезли. А для серьезного СМИ предупреждение - это очень серьезный вид наказания. Ведь после двух предупреждений оно может потерять лицензию. Штраф - это и есть возможность промежуточного наказания, где СМИ несет ответственность за допущенный промах. Но при этом не встает вопрос о его закрытии. Это для добросовестных участников рынка.

Что касается штрафа в миллион рублей, то сегодня примерно в том же объеме наказывается глумление над историческими и патриотическими символами.

"Гигиена" в Интернете

В социальных сетях специально создают группы, сообщества, цель которых - вовлечь молодых людей в незаконные формирования. Как вы считаете, здесь стоит что-то предпринимать?

Алексей Волин: У прокуратуры есть возможность проводить блокировку собственным решением тех материалов, которые они считают экстремистскими. Поэтому она может воспользоваться своим правом, если в этих материалах увидит серьезное экстремистское содержание.

Что касается семей, то мы исходим из того, что родители должны больше времени и внимания уделять своим детям, в том числе и, следя за тем, куда они ходят в Интернете, что они там смотрят.

Они должны владеть системой родительского контроля, объяснять детям, как надо реагировать на обращение незнакомых людей в Интернете. И рассказывать про основы информационной гигиены в Сети. Родителям не стоит надеяться, что ребенка вместо них воспитает телевизор или Интернет. Не воспитает.

Но зачастую и у самих родителей "гигиена" нулевая. Программа медиаграмотности, инициатором которой было министерство, дала результаты?

Алексей Волин: Да, уровень медиаграмотности в стране за минувший год в целом вырос на 5 процентов. А опросы показали, что количество медиаграмотных людей увеличилось с 15 до 20 процентов.

Очень большое внимание проблеме стали уделять СМИ. Даже если вы просто забьете понятие "медиаграмотность" на новостных ресурсах, вы увидите, насколько увеличилось количество публикаций, посвященных этому вопросу. Многие институты и школы стали вводить у себя короткие курсы медиаграмотности. Есть хорошие, позитивные результаты.

Например, уже в целом ряде регионов начали печататься брошюры, посвященные медиаграмотности. Они распространяются и в институтах, и в школах, и среди родителей. Мы планируем и дальше уделять внимание этому вопросу. Для нас это один из приоритетов деятельности министерства.

Что все-таки будет с налогом на Интернет? Существует ли необходимость все-таки вносить какие-то поправки в только что принятый антипиратский закон, или нет?

Алексей Волин: Если кто-то хочет свести на нет все усилия, которые государство и отрасль на протяжении последних двух лет предпринимали, чтобы бороться с пиратством, то идея глобальной лицензии или налога на пиратство идеально для этого подходит.

Это "торпеда" под государственную политику в области борьбы с пиратством. В отношении этого законопроекта есть однозначная точка зрения и у представителей интернет-индустрии, и у самих правообладателей - это чистой воды вредительство. Инициативу можно считать бомбой замедленного действия под целый ряд вещей в индустрии, включая ту же борьбу с пиратством. Этого делать категорически нельзя.

И наше министерство написало соответствующие документы в правительство. Очень надеюсь, что этот законопроект не будет принят.

Есть прогноз, что доходы населения в этом году не будут расти. Не кинется народ опять качать из Интернета пиратский контент?

Алексей Волин: Скажите, пожалуйста, когда наступает кризисная ситуация и растут цены, начинают ли люди грабить продуктовые магазины, воровать хлеб, больше угонять машин?

Это из той же самой серии. Не надо считать, что народ, если ему становится тяжелее жить, будет больше нарушать закон. Народ достаточно уважительно относится к собственности.

Но идея глобальной лицензии как раз порочна именно тем, что вы говорите людям, что это можно делать. Ты заплатил, а теперь "качай" откуда хочешь. И человек не будет смотреть, где пиратский сайт, а где не пиратский сайт. Он заплатил.

Кстати, на эту инициативу образно, как всегда, среагировал сам народ. В правительство пошли письма в связи с идеей налога на Интернет. Написал один гражданин, рабочий. Он предложил еще ввести тогда и сбор на изнасилование. "С каждого половозрелого мужчины возьмем в месяц по сто рублей, и будем эти деньги распределять между жертвами насилия. И пускай каждый насилует, сколько хочет". Это примерно из той же самой серии, что и налог на Интернет, считает он. Уплачено.

Говорит и показывает Крым

Как в этом году будет выглядеть сетка вещания в Крыму, в других регионах?

Алексей Волин: В Крыму сегодня с телевизионными и радиопрограммами все хорошо. Там вещает около тридцати цифровых телеканалов, аналоговых - еще больше. Плюс огромное количество радиостанций. Причем как крымских, так и федеральных.

Те конкурсы на частоты, которые будут проводиться в Крыму, просто должны легализовать статус каналов, которые вещают на территории полуострова. Сегодня очень многие из вещателей не зарегистрированы как российские СМИ. И выпадают таким образом из российского правового поля. Регистрация даст им возможность получения господдержки, грантов.

Им нужно легализовать свое место в эфире еще и потому, что без этого они станут крайне уязвимы. В частности, чтобы спасти себя от разного рода мошенников и аферистов. Например, есть газета "Крымская правда". Она не зарегистрирована как российское СМИ. Формально ни у кого нет никаких ограничений на то, чтобы не пришел какой-нибудь дядя Вася и не зарегистрировал название "Крымская правда" в России на себя.

Проблема для региональных СМИ по поводу того, что показывать в эфире, сохранилась?

Алексей Волин: У региональных СМИ особых проблем с контентом нет. Потому что самая востребованная информация на региональном уровне - это местные новости. И они обеспечивают максимальную конкурентоспособность местных каналов.

Другое дело, что очень многие региональные телевизионщики производят собственного контента всего на три часа эфира в день, а то и меньше.

Остальное брали до недавнего времени по сетевому партнерству у федеральных каналов. Сетевому партнерству потихоньку приходит конец. Это связано с тем, что у федеральных каналов нет больше проблем, как оказаться в регионе. Они приходят туда по кабелю, они приходят туда по спутнику, они приходят туда через Интернет, они приходят туда через то же самое цифровое вещание в рамках первого и второго мультиплекса.

Поэтому перед региональными каналами сегодня встанет вопрос и задача разнообразить свое наполнение. Им нужно теперь строить свою программную политику, ориентируясь не на каналы-партнеры, а находя свой контент.

Они это потянут?

Алексей Волин: Производить все самостоятельно региональные каналы не смогут, на это не будет экономических возможностей. Но есть библиотеки. Есть программы, фильмы, сериалы, которые производятся коллективными усилиями.

Есть продакшн-компании, у которых большие запасы контента, его уже по одному разу показали на крупных федеральных каналах. Но он никуда не делся и не стал от этого менее качественным. Более того, даже не нужно тратиться на его рекламу фильмов. Например, если у себя в регионе вы решили показать "Диверсант" или "Не родись красивой", то уже не надо объяснять зрителю, что это такое. Или "Семнадцать мгновений весны" - сколько ни показывай, все время рейтинги хорошие. С учетом этого региональным каналам необходимо изменить программную политику. Но эти изменения не будут смертельными.

Как в 2015 году будет проходить борьба за грамотность в СМИ?

Алексей Волин: Мы уже договорились с Институтом русского языка имени Пушкина по этому поводу. Начинаем мониторинг с федеральных СМИ. Мы определили перечень тех, кто попадает под мониторинг на основе опроса общественного мнения.

И теперь специалисты Института русского языка имени Пушкина проведут анализ публикаций в этих СМИ на предмет правильного грамотного русского языка. И я надеюсь, что в самом начале весны, мы опубликуем перечень тех, кто и как говорит по-русски. И выставим им оценки по пятибалльной системе. Исследование, которое мы заказали Институту русского языка, касается и радио, и телевидения.

С блогерами будете бороться за грамотность?

Алексей Волин: Извините, но блогер может быть графоманом, и у него может быть огромное количество последователей. От этого СМИ или журналистом он не станет. Мы отвечаем за индустрию. А у блогеров есть мама с папой, пусть они и борются за их грамотность.

Популярное на сайте

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке