Новости

28.01.2015 21:02
Рубрика: Общество

"Большая тройка" в Ялте

70 лет назад состоялась историческая встреча Сталина, Рузвельта и Черчилля
За 8 дней Крымской конференции (4-11 февраля 1945 г.) лидеры союзных держав антигитлеровской коалиции договорились о зонах контроля и влияния в послевоенном мире. Они перекроили госграницы в Европе и на Дальнем Востоке, установив новые "правила игры" с отведением роли мирового арбитра ООН. И по схеме "Большой тройки" мир на планете худо-бедно, но сохранялся последующие полвека.

Три дворца для трех лидеров

Встрече в Крыму предшествовало полгода согласований. Первым о ее необходимости высказался Рузвельт в послании 19 июля 1944 г. к Сталину: "Поскольку события развиваются так стремительно,я думаю, в скором времени следовало бы устроить встречу между Вами, Премьер-министром и мною". Такое же пожелание Сталину в своем письме выразил и Черчилль. Президент и премьер предлагали встретиться "где-нибудь на севере Шотландии" в сентябре 44-го. Но Сталин сослался на занятость по военным делам и невозможность длительных переездов, которые категорически воспрещены его врачами. Через дипломатов договорились, что встреча возможна на черноморском побережье СССР в ноябре 44-го, но уже Рузвельт попросил перенести ее на время после выборов президента США (20 января). Окончательно определились, что оптимальным сроком будет начало февраля 45-го, а местом - Крым. Перед началом большой дипломатической игры Сталин имел не только преимущество "своего поля", но и владел стратегической инициативой - на момент встречи наши войска находились в 60 км от Берлина, а союзники - в 500 км.

За два месяца (декабрь-январь 45-го) на полуострове с разрушенными городами и сожженными селами в авральном режиме произвели колоссальный объем работ. В Крым подогнали 1 500 вагонов с дефицитными в годы войны материалами, оборудованием и мебелью. Туда заехало 4 полка войск НКВД, 1200 оперативных работников и мотоциклетный отряд в 120 человек. Резиденциями делегаций на время конференции стали три дворца - Ливадийский, Воронцовский и Юсуповский.

Все парки и подъездные пути были приведены в порядок. Делегациям США и Великобритании выделялись по 15 легковых авто, 20 "Виллисов" и 5 грузовиков. Ко всем АТС были прикреплены сотрудники, владеющие английским. В резиденциях созданы запасы живности, дичи, бакалейных, кондитерских изделий и напитков, организована доставка вин и фруктов. Специально была оборудована хлебопекарня, на месте организована ловля рыбы. Для обеспечения своевременной доставки корреспонденции из Москвы на время работы конференции выделялось 10 самолетов. Для выполнения специальных заданий Сталина стояли в готовности два самолета дивизии особого назначения ВВС, пилотируемые генерал-майором авиации Грачевым и подполковником Асафьевым.

Для приема англо-американских самолетов был подготовлен аэродром Саки. Запасными на случай тумана стали аэродромы Сарабуз, Геленджик и Одесса.

4 февраля 1945 г. в 17 часов в Большом зале Ливадийского дворца открылось первое заседание Крымской (Ялтинской) конференции. За большим "круглым столом" встретились делегации СССР, США и Англии.

Рузвельта кормили щами и парными котлетами

За тем, как проходила встреча "Большой тройки", Евгения Шульгина наблюдала в белом фартуке и с блюдом в руках. 17-летнюю красавицу, воспитанницу детдома, пригласили на работу официанткой в Ливадийский дворец. Люди из НКВД, подбиравшие обслуживающий персонал на время конференции, заметили симпатичную медсестру в военном госпитале, который временно располагался в Свитском корпусе бывшей царской резиденции.

- Вместе с госпиталем я переехала в Ялту из казахского Актюбинска, как только ее освободили в 44-м, - рассказывает Евгения Ивановна. - Я уже была медсестрой, менять профессию не собиралась. И тут такой поворот в моей судьбе. Меня и еще четырех девчонок-медсестер вызвали в комендатуру и сообщили, что нам выпала честь обслуживать важную делегацию в качестве официантов. Со всех взяли подписку о неразглашении. А неразглашении чего - так и не объяснили. Все это было удивительно, потому что мы умели перевязывать раненых, но понятия не имели, как сервировать столы.

Всем тонкостям нового дела их обучала кремлевская сестра-хозяйка. Им выдали батистовые платья с белыми фартуками и туфли, к каблукам и подошвам которых была приклеена вата - чтобы не цокать на паркете. А чтобы не звенела посуда, под скатерть на столы предусмотрительно стелили байковые покрывала. Соблюдение тишины было особым требованием.

Насколько важную делегацию ждут в Ялте, девчонки даже не подозревали. Об этом они узнали только вечером 3 февраля, когда во дворец приехали первые гости - делегация США во главе с Рузвельтом. На время конференции Ливадийский дворец стал не только местом проведения главных заседаний тройки, но и резиденцией американского президента. Это был тактичный жест организаторов в его сторону, чтобы создать максимально комфортные условия - у Рузвельта после полиомиелита были парализованы ноги и он передвигался только в инвалидной коляске. Так как заседания проводили в парадной царской столовой, то для питания гостей отвели императорскую бильярдную.

Каждый пост охраны состоял из трех военных - советского, американца и англичанина. 17-летнюю Женю особенно впечатлил 2-метровый негр-исполин, который возил коляску с президентом.

- Казалось, у него форма треснет по швам от таких мощных мышц, - вспоминает Евгения Ивановна. - Перед ступеньками он поднимал коляску вместе с Рузвельтом и нес ее как пушинку.

По меркам военного времени советские повара потчевали гостей богато и вкусно. Но американцы старались "упростить" свой рацион, так как с утра на завтрак не готовы были кушать русские пирожки и черную икру.

- Они заказывали овощные салаты и омлеты, - рассказывает Шульгина. - Причем из яичного порошка, который с собой привезли. На кухне по этому поводу шутили: "Американцы к нам со своими яйцами пожаловали!". На обед мы подавали бульон в чашках с сухарями и рюмкой водки на первое, телячьи отбивные и картофель фри с портвейном на второе, фрукты с мускатами на десерт. Как-то дали попробовать американцам и наши щи. Рузвельту очень понравилось, и он просил подавать "русский борщ" и все последующие дни. Как правило, президент США и его окружение были немногословны, ели в полной тишине, но для официантов вежливые слова находили. Здоровались и благодарили по-русски, это было смешно.

Вместе Сталин, Рузвельт и Черчилль садились за стол в бильярдной Ливадийского дворца всего дважды: во время ужина после первого дня конференции и обеда в день последний.

- Но в этих случаях их обслуживали мужчины-официанты в костюмах с бабочками, - вспоминает Евгения Ивановна. - Нам же посчастливилось наблюдать из окна, как они позировали для фотокорреспондентов в Итальянском дворике. Этот снимок облетел весь свет, и мы были его очевидцами.


Евгения Шульгина с подругами в Крыму после войны. Фото: Из архива А. Коноваловой

Конференция изменила не только послевоенный мир, но и личную жизнь Жени Шульгиной. В феврале 45-го медсестра военного госпиталя была зачислена в структуру Госбезопасности СССР на должность сестры-хозяйки с окладом в 250 рублей. Впоследствии она стала метрдотелем ресторана "Лесной" у крымского озера Караголь, а потом и "Мраморного" гостиницы "Ялта-Интурист".

Мебель везли из Москвы

Иван Зазвонов был среди советских солдат, которых в декабре 44-го направили в Крым для проведения масштабной "хозяйственной операции" накануне Ялтинской конференции. Бойцам ставили задачу за 1,5 месяца привести в порядок дороги, парки и здания в Алупке, Кореизе и Ливадии.

"Мы представления не имели, зачем нас из Москвы за 1,5 тыс. км привезли к морю, - вспоминает Иван Васильевич. - Погода в конце декабря была прекрасная, большой наружный термометр на Львиной террасе дворца показывал + 16 С. Нашу роту расселили в 2-этажном доме, и в первые дни ничем кроме строевой подготовки мы не занимались. Лишь когда стали выходить на уборку дворцовой территории, появились догадки. Правда, никакой конкретики от командиров добиться не могли - они наверняка и сами еще не знали, что дворец предназначен для английской делегации".

Зазвонова и его нескольких товарищей направили для разбора подвалов Воронцовского дворца. По словам ветерана, всю мебель в Алупку везли из Москвы. Бирки на гарнитурах указывали на ее принадлежность: гостиница "Савой". Пришлось ему расставлять мебель и в Ливадийском дворце - там она была из другой московской гостиницы "Националь".

За несколько дней до начала конференции в Алупку стали заезжать вспомогательные службы английской делегации: связисты, шоферы, обслуга. Общение русских и англичан было дружеским. "Чувствовалось приближение окончания войны, - рассказывает Зазвонов. - Иностранцы хотели сувениры. А что мы им могли предложить кроме звездочек? Запасных у нас не было - снимали с шапок, которые в ту крымскую зиму оказались ни к чему. Доходило дело и до пуговиц со звездочками с гимнастерок. Помню такой курьезный случай. Подошел английский солдат к нашему и повторяет: "Презент, презент". Потом берет его за пуговицу и начинает крутить. Боец слегка подрастерялся, не понимает. Тогда англичанин дернул крепче, оторвал пуговицу и показывает: "Презент!". Сейчас это слово распространено, а до войны редко кому из нас приходилось его слышать".

Охрана трассы до Южнобережья была поручена местным войсковым частям. Охрану делегаций осуществляли два сводных полка, сформированных в Москве. Роту Зазвонова определили в первое кольцо охраны английской делегации - по периметру дворца с наружной стороны. За ворота во внутренний двор отвечали наши молодые лейтенанты. Вход в апартаменты Черчилля охраняли одновременно двое - русский и англичанин. Как вспоминает ветеран, форму англичане носили цвета хаки и почему-то все ходили в резиновых сапогах.


Евгения Шульгина в наши дни. Фото: М. Львовски

"Нас впечатлил рассказ помкомвзвода Любодеева, который стоял на "часах" вместе с англичанином, - рассказывает Зазвонов. - Тот мог во время дежурства сидеть на стуле! И говорил Любодееву, который немного понимал английский, что у них такая демократия - они могут не вставать даже при появлении Черчилля. Для нас это казалось чем-то невообразимым. Мы это так и понимали: нам пускают пыль в глаза!".

На обед подавали бульон с сухариками и рюмкой водки на первое и телячьи отбивные с портвейном на второе

Наши стояли на своих постах по 6 часов без подмены. Потом отдых 6 часов и снова на пост - еще 6 часов. После второй смены разрешалось отдыхать 12 часов и опять на 6, после которых отдых продолжался 18 часов. И снова в таком же порядке.

"В 18-часовой перерыв командиры роты еще подбрасывали несколько часов занятия: чаше всего политподготовки, но бывало и строевой, - рассказывает Зазвонов. - На вооружении у нас была винтовка СВ-полуавтомат с 10-зарядным магазином. Нам было приказано всех членов делегации приветствовать только "по-ефрейторски": стоять по стойке смирно, откидывая в сторону винтовку, приклад у ноги. Это оказание высшей чести".

После завершения конференции Зазвонов с товарищами уже 14 февраля отправились в Москву, к месту постоянной службы.

По дороге в Ялту

В Крым 70-летний Черчилль вылетел ночью 3 февраля с мальтийского аэродрома "Лука" на самолете английских ВВС "Скаймастер". Преодолев 2 тыс. км, его лайнер приземлился в Саках в 12 дня. После чего премьер дождался прилета Рузвельта. Сталин на аэродром не приехал, хотя и был уже в Ялте. Президента и премьера встречали нарком иностранных дел Молотов и его замы, а также адмирал Кузнецов, послы СССР в США Громыко, в Англии Гусев. После этого длинный кортеж машин двинулся в Ялту. В машине президента сидела дочь Рузвельта Анна, Черчилля тоже сопровождала дочь Сара.

По дороге из Сак в Ялту кортеж премьера сделал остановку в Симферополе - в доме N 15 на улице Шмидта. Об этом сегодня на фасаде здания, запущенного, с поржавевшим шпилем и разбитыми львами у крыльца, сообщает памятная доска. Там Черчилль провел около часа. Пропустив стаканчик виски и выкурив сигару, он отправился дальше. До конца жизни его девизом оставалась фраза: "5-6 сигар в день, 3-4 стакана виски и никакой физкультуры!". А пристрастился к сигарам он на Кубе, откуда и заказывал их потом в огромном количестве. Сигару изо рта премьер почти не вынимал: забывая зажечь, просто жевал табак, закурив, ронял пепел где попало, а, засыпая с дымящей, прожигал насквозь сорочки и брюки. Его жена Клементина даже шила нагрудники, пытаясь спасти от гибели хотя бы часть гардероба. Ущемлять себя в праве курить где угодно и когда угодно Черчилль не считал нужным: для межконтинентального авиаперелета заказал кислородную маску с отверстием для сигары, курил за завтраком у не выносившего табачный дым короля Саудовской Аравии.

С 3 по 11 февраля премьер жил в Воронцовском дворце и так с ним сроднился, что даже предложил Сталину купить его за любые деньги. На что тот ему тактично ответил: "Эти дворцы принадлежат не мне, а советскому народу".

После конференции Черчилль еще на два дня задержался в Севастополе. Ему хотелось посмотреть не только на разрушенный город-герой, но, как потомку герцога Мальборо, и на места боев англичан времен Крымской кампании. Черчилль побывал на английском кладбище и в долине под Балаклавой, где русскими войсками была разбита английская кавалерия. Утром 14 февраля он выехал на аэродром в Саки и после прощальной церемонии улетел на своем "Скаймастере".

Из досье "РГ"

Юсуповский дворец


Юсуповский дворец. Фото:РИА Новости www.ria.ru

Резиденция делегации СССР в Кореизе (8 км до Алупки, 7 км до Ливадии). Во дворце: 20 комнат класса "люкс" и приемный зал. Три дополнительных корпуса: 33 комнаты. Бомбоубежище в 100 м от дворца: 3 комнаты с узлом связи и автономным электропитанием. В помещениях: автономное электроосвещение, горячая вода, холодильники. Телеграф "Бодо" и станция "ВЧ" обеспечивали связь с Москвой, фронтами и всеми пунктами СССР. АТС обеспечивала связь внутри дворца с английской и американской делегациями. Проживали: И. Сталин, нарком иностранных дел В. Молотов, нарком ВМФ Н. Кузнецов, замначальника Генштаба А. Антонов, посол в США А. Громыко, посол в Англии Ф. Гусев.

Ливадийский дворец


Ливадийский дворец. Фото:РИА Новости www.ria.ru

Резиденция делегации США в Ливадии (3 км до Ялты, 15 км до Алупки). Во дворце: 43 комнаты. Лично для Рузвельта на 1-м этаже: приемная, кабинет, спальня, сообщавшиеся с большим залом, где проходили пленарные заседания. Свитской корпус для сопровождающих лиц: 48 комнат. В помещениях: отопление, горячая вода, автономное электроосвещение. АТС на 20 номеров: связь во дворце, с советской и английской делегациями, с портами и аэродромами. Бомбоубежище в подвале дворца. Проживали: президент Ф. Д. Рузвельт, его дочь Анна, спецпомощник президента Г. Гопкинс и его сын Роберт, госсекретарь Э. Стеттиниус, адмирал В. Леги, генерал Дж. Маршалл, адмирал Э. Кинг, посол в СССР А. Гарриман.

Воронцовский дворец


Воронцовский дворец. Фото:РИА Новости www.ria.ru

Резиденция делегации Великобритании в Алупке (15 км до Ливадии). Во дворце: 22 комнаты, в т.ч. три 3-комнатные квартиры со всеми удобствами. В Шуваловском корпусе дворца: 23 комнаты. В помещениях: горячая вода, отопление, автономное электроосвещение. АТС на 20 номеров: связь во дворце, с делегациями СССР и США, с портами и аэродромами. Для сопровождающих - гостиница в 2 км от дворца: 23 комнаты. Для обслуживающего персонала - 24 комнаты в Доме отдыха военного округа. Проживали: премьер У. Черчилль, его дочь Сара, министр иностранных дел А. Иден, его зам. А. Кадоган, фельдмаршал А. Брук, адмирал флота А. Каннингхэм, маршал авиации Ч. Портал, генерал X. Исмей, посол в СССР А. Керр.