Новости

29.01.2015 22:24
Рубрика: Общество

Поверь, не бойся, не грусти

Стали известны итоги самого масштабного социологического исследования за последние десятилетия
"Дайте мне точку опоры - и я переверну землю!" - говорил Архимед. Примерно о том же всегда мечтают радикальные деятели многих времен и народов. Есть ли у них в современной, тревожной и кризисной России подобная "точка опоры", обоснованны ли тревоги насчет "повторения 17-го года"? На эти вопросы попытались ответить социологи. Институт социологии РАН (Центр комплексных социальных исследований) начал самое масштабное исследование за всю историю последних десятилетий и представил итоги I этапа общероссийского мониторинга из пяти плановых "волн".

Опрос был по-настоящему массовым: вместо стандартных полутора тысяч в нем участвовали 4 тысячи человек. Данные подкреплялись также статистикой, экспертными оценками, анализом официальных документов, СМИ, интернет-источников и пр. Слова "уникальная методика" звучат как привычный штамп - однако в данном случае она действительно такой получилась. На редкость обширным был и круг затронутых проблем - от бытовых мелочей до вечных ценностей. Небывало большое количество респондентов позволило социологам сделать выводы на порядок точнее обычного.

Главный вопрос: ну и как, можно ли сейчас, как сто лет назад, "поставить страну на дыбы"? Есть ли в России революционная ситуация в ее классическом варианте из советских учебников? Когда "верхи не могут, низы не хотят", бедствия народных масс дошли до предела, люди активно выходят на улицу и тут-то, в довершение ко всему, "есть такая партия!". Кошмарное видение: вот уже вместо Эрмитажа у нас снова Зимний дворец, в Смольном опять нет места благородству и хорошим манерам, зато полно солдат и матросов... Но вдруг страшный сон и правда окажется вещим? Люди опасаются, а социологи дают ответы.

Тревога, а не ужас

Кризис есть кризис. За год резко (на целых 25%) выросло число россиян, уверенных, что ситуация в России меняется к худшему. На сегодня мнения разделились пополам. 45% граждан отмечают, что в стране немало позитивных перемен, 43% - что преобладает негатив.Треть россиян (33%) называют сейчас обстановку "нормальной, спокойной". Однако больше половины (53%) уверены, что на дворе кризис, 6% считают, что дела близки к катастрофе. 8% ответа не дали.

Считается, что в больших городах жизнь более сытая и богатая. Но и нервная, как выяснилось, тоже. Больше всего обеспокоены нынешней ситуацией жители мегаполисов: только 27% из них считают ситуацию нормальной. В общем-то это объяснимо: когда есть, что терять, будущее неопределенно, а благополучие хрупко, любому станет не по себе. В селах люди намного спокойнее - оптимистов там 36%. Правда, негативные оценки все равно преобладают - их высказывают в среднем почти две трети населения.

Две сферы, в которых, по мнению большинства россиян, ситуация постепенно налаживается, - это борьба с терроризмом и "состояние экономики в целом". Здесь положительные оценки преобладают над отрицательными почти вдвое. А вот оценки уровня жизни расходятся полярно - 37% опрошенных уверены, что он за последние 10 лет повысился, 30% - что упал. Неоднозначно оценивают граждане и ситуацию в области прав и свобод человека, развитие демократии, борьбу с коррупцией, утверждение законности и порядка. Больше половины вообще не заметили изменений. Состояние морали и нравов в обществе россияне чаще оценивают со знаком минус. Хуже всего с межнациональными взаимоотношениями: негативные оценки перемен вдвое превышают позитив.

Прогнозы на будущее не слишком радужные, но и не трагические. Четверть россиян уверена, что принципиально не переменится ничего, столько же полагают, что страна станет развиваться успешно, 49% - в ожидании "трудных времен". Впрочем, любые прогнозы приходится "примерять на себя". И здесь важно, есть у тебя хоть какая-то страховка от возможных невзгод.

Бедные, но гордые

По данным опроса, средняя планка (медиана) ежемесячного дохода в российских домохозяйствах по состоянию на октябрь 2014 г. - 14 тысяч рублей на человека. В номинальном выражении доходы с послекризисных времен сильно выросли: в начале 2010 г. показатель составлял 7,5 тысячи. Даже с поправкой на инфляцию это говорит о росте реальных доходов населения, как "семейных", так и единоличных. Правда, оговариваются социологи, цифры могут расходиться с данными государственной статистики: Росгосстат утверждает, что медианный доход в этот период составлял около 19 тысяч рублей, среднестатистическая цифра - 25 646,6 рубля на человека в месяц.

Но как обычно - средняя температура по больнице штука лукавая. Для анализа процессов, происходящих в обществе, гораздо важнее то, что в последние годы увеличился разрыв между доходами самых бедных и самых богатых россиян. В октябре 2014 г. даже между 10% нижних и верхних групп в массовых слоях населения он составлял 4,3 раза. Получается, что "низы" в России получали лишь от 400 до 2500 рублей в месяц, а "верхи" - по 67-200 тысяч. Если же сравнивать не "верхние и нижние" 10 процентов населения, а полюса его богатства и бедности, разница будет уже 40-кратной. Дикая цифра на самом-то деле.

Величина официального прожиточного минимума в России составляла 8192 рубля. При этом почти 60% населения страны ежемесячно получали меньше двух таких минимумов. Другими словами, две трети граждан живут сейчас без малейшей "подушки безопасности" и запаса прочности не имеют вовсе. Резко различаются и доходы обитателей мегаполисов и других населенных пунктов. В больших городах "золотая середина" - 25 тысяч рублей в месяц на душу. В областных центрах - уже 15 тысяч, в райцентрах - 12 тысяч, в селах 10 тысяч. Рассчитывать на доход "от земли" людям тоже сложно: больше половины сельских жителей России не имеют сейчас никакого подсобного хозяйства, использует его только треть (32%), причем не для продажи, а сугубо "для пропитания". В крупных городах 17% граждан имеют дачу или участок, которые их сильно выручают. В этом смысле "стирание различий" между городом и деревней налицо.

Не хлебом единым

А на что наши люди вообще живут? Подавляющее большинство (77%) "работают трудным трудом" и получают зарплату. Около трети (34% - это очень много) существуют за счет пенсий, пособий и прочих трансфертных выплат. Причем постоянно растет число так называемых домохозяйств, все члены которых (в среднем это 3 человека) ни на что, кроме пособий и пенсий, рассчитывать уже не могут. Две трети домохозяйств, где есть пенсионеры или социально незащищенные люди, зарплатных источников средств не имеют. Не случайно с возрастом число людей, считающих свою жизнь "хорошей", падает почти вдвое, с 45% у молодежи до 25% в старшей группе.

Каждый пятый россиянин (22%) рассчитывает на подсобное хозяйство или дачу, 15% имеет разовые приработки, 7% россиян совмещают два места работы или больше, столько же получают помощь от родственников или друзей. Рантье, которые сдают в аренду собственность и имущество или получают проценты по вкладам, в России очень мало, - всего 4%. Собственный бизнес открыли и того меньше - трое из каждых ста граждан. Мегаполисы, заметили социологи, чаще дают своим обитателям возможность найти приработок или сдать жилье в аренду. Но в больших городах больше и "иждивенцев", которых содержат друзья или родственники.

Поводов для тревоги горожанам хватает. 40% трудящихся россиян вполне допускают, что в ближайший год работу могут потерять. Только 16% абсолютно уверены, что этого не случится. Еще 44% думают, что такой исход маловероятен. Очень неуверенно себя чувствуют люди из малых городов или, наоборот, крупных, но не мегаполисов (250-500 тысяч населения). Больше всего беспокоятся работники торговли, технический персонал офисов. Уверены в себе в основном руководители и профессионалы высокого класса - но их не столь уж много. Самые нервозные топ-менеджеры живут в больших городах: там конкуренция выше.

Постепенно сокращается число занятых в госсекторе. Вроде бы и хорошо: рыночная экономика на марше, оптимизация, удаление лишних звеньев... С другой стороны, в частном секторе зарплаты (в отличие от 90-х гг.) не выше, а вот Трудовой кодекс и прочие нормы социальной защиты из собственников-хозяев работникам порой приходится буквально вытрясать.

Но - удивительная вещь. В целом, несмотря на все эти тревожные ожидания и реальные невзгоды, россияне по большей части ставят своей жизни в целом оценки "удовлетворительно" (59%) и "хорошо" (36%). "Плохо", по собственному признанию, живет лишь каждый двадцатый (5%). Даже в группах с крайне низкими доходами число людей, считающих свою жизнь в целом "хорошей", превышает количество пессимистов, которым "плохо" (29% и 19% соответственно). В чем тут дело?

Социологов не проймешь рассуждениями о "загадочной русской душе" или "твердом российском характере". Все объяснимо. Жизнь для большинства из нас не сводится к сугубо материальным вещам, даже если остро не хватает денег. Главное для россиян - отношения в семье и с друзьями, здоровье, достойный статус в обществе, уровень личной безопасности. В материальном же плане наш "базовый пакет" соответствует минимальному стандарту: нормальное питание, возможность купить себе качественную (не роскошную, просто удобную и красивую) одежду и обувь, приличное жилье, где на каждого человека приходится более 12 кв. м площади. Если нет даже этого - начинаются проблемы. Если есть - "жить можно, перетерпим".

Важен и уровень притязаний - пресловутое "у кого щи пустые, а у кого жемчуг мелкий". Опросы показали, что сплошь и рядом люди, чей уровень жизни объективно неплох, хотят большего - и чувствуют себя несчастными, когда что-то не удалось. А другие живут по принципу "не жили хорошо, и привыкать не надо", радуются той малости, которая у них есть. Это не то чтобы хорошо - но в этом, возможно, тоже "национальный характер".

Подобный оптимизм - наше главное достижение за последние 20 лет. В 1994 г. лишь каждый пятый говорил, что его жизнь в целом удалась, в "тучном" 2008-м - 30%, сейчас - 37%.

За последний год чувство беды, тревоги мы стали испытывать чаще - от 37% в 2013-м до 46% сейчас. Но все же 48% чувствуют себя спокойно, а 6% граждан ощущают даже "эмоциональный подъем". Запас прочности у нас велик. Озлобления и отчаяния нет. Ужаса тоже. Есть - готовность к трудным временам. А "большевиков ХХI века" россияне просят не беспокоиться.

"Аврора" промолчит

Граждане "выходят на площадь", начинают революции или бунты, когда окончательно теряют доверие к власти. Собственно говоря, так оно и получилось почти век назад. История не повторяется. По данным массового исследования, уровень доверия к властным структурам (причем политическим, а не общественным) в России сейчас очень высок. Президенту доверяют 78%, вооруженным силам - 62%, правительству - 56%. Ровно половина граждан расписалась в доверии к православной церкви, что для светской многонациональной страны весьма существенно. Верят люди, но уже намного меньше региональным руководителям (49%) и местной власти (34%). А вот политические партии шансов на "взятие Зимнего" не имеют. Им доверяет 17% граждан. Нижняя точка рейтинга.

При этом россияне вовсе не инертны, не пассивны. Наоборот - исследование зафиксировало рост людей, которые за последние годы стали "самодостаточными". Таких в России 44%. Их главное желание - чтобы власть им "хотя бы не мешала", а со своими проблемами они как-нибудь справятся. Если же говорить о "жизненной позиции" людей, то 40% относятся к "активному" типу, 37% - к "инертному", 23% - к смешанному.

Активные граждане - это, как правило, молодежь до 30 лет (57% в этой группе), люди с высшим образованием (47%), специалисты высокого уровня (53%), жители крупных городов (44%). В пассив больше склонны уходить люди старшего поколения (62% тех, кому за шестьдесят), те, у кого за плечами только среднее образование (41%), мелкие служащие (39%) и, как ни странно, люди из мегаполисов (44%).

Чего же россияне хотят от власти? Во главу угла все без исключения ставят социальную справедливость. Люди считают необходимым возвращение к национальным традициям и авторитету великой державы, соблюдение прав человека и демократии. За сильную жесткую власть выступает четверть активных и треть инертных граждан. А вот за свободный рынок и частную собственность респонденты выступали гораздо реже. "Государственнические взгляды", "державность" в массовом создании преобладают (59%), а либеральные ценности куда менее популярны (разделяют подобные взгляды всего 8% опрошенных).

Ради того, чтобы обеспечить безопасность страны и ее суверенитет, россияне готовы пойти на достаточно серьезные жертвы. С ужесточением правил регистрации и прописки смирились бы 55% опрошенных, с контролем за въездом в Россию иностранных граждан - 66%, с контролем выезда граждан РФ в другие страны - 39%. Однако любые ограничения прав и свобод имеют предел. Только треть (34%) допустили бы в интересах государства запреты или сокращение возможности проводить массовые акции. Лишь четверть согласилась бы на отмену выборов. Только 12% одобрили бы право граждан владеть огнестрельным оружием. Спокойнее люди относятся к цензуре в СМИ: ее счел бы уместным 41%, жесткий "пригляд" за деятельностью неправительственных организаций и прессы с иностранным участием - 51%. Не в восторге были бы россияне от усиления роли православной церкви в принятии государственных решений (за - 25%).

Главный вопрос в любую эпоху перемен: правильным ли путем мы идем, господа-друзья-товарищи-сограждане? Россияне отвечают на него без особых колебаний. Большинство граждан (80% активных и 69% инертных) считает, что путь, по которому идет сейчас страна, в будущем даст положительные результаты. Лишь каждый пятый активист и 31% пассивных думают, что движемся мы в тупик. 68% политически и социально активных россиян полагают, что Россия сейчас возвращается в число мировых держав, несмотря на все санкции и кризисы. С ними согласны 54% "пассива".

В такой ситуации некий пламенный оратор может, конечно, влезть на броневик и сказать оттуда пламенную речь. Даже, быть может, сорвет аплодисменты. Но не более того. Нет у россиян желания разрушать все "до основанья" и слушать залпы "Авроры". Пережить кризис, вернуть стабильность, достичь справедливости - вот она, программа-минимум и ориентиры-максимум одновременно. Вполне, кстати, достойные и в общем-то вполне реальные. Не для революций - для нормальной, хорошей и спокойной, долгой и счастливой жизни.

Комментарий

Михаил Горшков, академик РАН, директор Института социологии РАН

- Михаил Константинович, какие-то мы все же неправильные. Непрошибаемые. Денег мало, работа на износ, перспективы туманные - а мы все равно не "заводимся" и остаемся оптимистами. Это знаменитое российское долготерпение?

Михаил Горшков: Я думаю, это российский "ум, честь и совесть". Или, выражаясь более корректно, базовая система ценностей и моральных норм, которая в нашем обществе выполняет роль фундамента. Ситуацию в стране люди оценивают через призму собственного самоощущения, а оно сводится не только к сугубо материальным вещам, величине дохода и пр. Хотя, безусловно, "своя рубашка ближе к телу", а любые кризисы мы чувствуем немедленно: у большинства населения эта рубашка очень тонкая. Мы совсем не так спокойны - опросы фиксируют нарастание тревоги, эмоциональное напряжение в обществе, причем достаточно существенное. Такие тенденции зеркально отражают ситуацию в нашей и в мировой экономике. Кроме того, современная Россия вся в "разломах" - есть колоссальное неравенство между бедными и богатыми, мегаполисами и остальной страной, причем меньше эти пропасти не становятся, составляя от 4, 5 до 40 раз. В последние годы уровень доходов граждан не только по статистике, но и по социологическим данным заметно вырос. Сейчас эйфория относительного благополучия с болью разбивается о реальность. И все же от смуты и брожения, от хаоса и страха страну удерживает достаточно высокий "волевой ресурс" ее граждан. В их глазах авторитет власти и лично президента очень велик, и на фоне резкого ухудшения международной обстановки вокруг России люди демонстрируют сплоченность. В обществе очень сильны патриотические настроения. Большинство избавилось от посттравматического синдрома, вызванного крахом СССР, а современной Россией искренне гордится. И если раньше врага мы видели исключительно внутри страны - в виде коррупции, терроризма, неэффективных чиновников - то сейчас фокус сместился на внешние вызовы и угрозы. На войне как на войне: мы согласны некоторое время терпеть, затягивать пояса, чем-то жертвовать. Сложно станет, когда общество выйдет из таких окопов и вернется к нормальной "мирной" жизни. Мы готовы поступиться далеко не всеми правами и свободами. И требования к власти у нас остаются высокими, люди очень болезненно реагируют, если она пренебрегает их интересами.

- Говорят, что пессимист - это хорошо информированный оптимист. Может, мы просто не осознаем масштабов проблемы? И не только граждане, но и власть?

Михаил Горшков: Нет, не думаю. Когда дело касается наших личных дел, мы рассуждаем очень здраво и прагматично. Череда реформ, дефолтов, разного рода кризисов последней четверти века научила нас главному - умению не поддаваться панике, быть реалистами, выживать и становиться на ноги. Опыт не от хорошей жизни, но он очень важен. Что же касается власти... За последние десятилетия это первый раз в нашей практике, когда исследование такой глубины и масштаба финансирует не частный фонд и не коммерческие спонсоры, а именно государство. Обыватель не видит разницы между социологами-полстерами, между торопливыми разрозненными опросами и научным исследованием общественного сознания. Но могу как профессионал подтвердить: исследование, которое мы начали и продолжаем силами авторитетных ученых в нашей сфере, - это именно "Социо-Логия", научная оценка состояния общества, его перспектив и глубинных тенденций. Причем на огромном фактическом материале. Без такого знания невозможно проводить никакие дальнейшие модернизации и т.д. Причины неудач многих прежних реформ крылись именно в том, что они совершенно не учитывали состояние и интересы общества, проводились сугубо "сверху вниз", а потому быстро тонули в общем вязком болоте. Похоже, на ошибках все-таки удалось научиться. Я как человек, большую часть жизни отдавший социологической науке, очень сильно на это надеюсь.

Справка "РГ"

Общероссийское исследование "Динамика социальных трансформаций современной России в социально-экономическом, политическом, социокультурном и этнорелигиозном контекстах" выполнено группой ученых Института социологии РАН в составе: М.К. Горшков (руководитель группы, академик РАН), В.В. Петухов (зам. руководителя группы), А.Л. Андреев, Р.Э. Бараш, С.В. Мареева, М.М. Мчедлова, Р.В. Петухов, Н.Н. Седова, Н.Е. Тихонова, И.Н. Трофимова при финансовой поддержке Российского научного фонда (проект N 14-28-00218).