Новости

02.02.2015 19:52
Рубрика: Общество

Пир и мир победителей

Кто и как пытался сорвать встречу "большой тройки" в Ялте?
70 лет назад, с 4 по 11 февраля 1945 года, в Крыму, входившем тогда в состав РСФСР, состоялась вторая за годы Второй мировой войны конференция глав "большой тройки" - СССР, США и Великобритании. Сталин, Рузвельт и Черчилль накануне окончательного разгрома гитлеровской Германии обстоятельно обсудили и ближайшие планы союзников, и контуры послевоенного устройства Европы и мира.

Три очень разных политика встретились в России осознанно и логично, наглядно продемонстрировав всему миру неоценимый вклад Советского Союза в такую близкую победу над общим врагом. У западных лидеров были и дополнительные резоны прилететь в Крым и вообще в "страну большевиков". Рузвельт стал первым в истории американским президентом, вступившим на территорию России. Черчиллю же нужно было набирать политические очки накануне парламентских выборов в Англии, и посещение мест боев британской армии в Крымскую войну для этого весьма подходило.

Конференция в Ялте готовилась в предельно короткие сроки - меньше месяца. В организации встречи мировых лидеров самое активное участие принимали сотрудники 6-го управления Наркомата госбезопасности СССР (государственная охрана), о чем повествуют недавно рассекреченные архивные документы.

Тучи над городом встали

Идея провести встречу в верхах в Ялте изначально была рискованной. В Крыму, освобожденном от гитлеровцев в мае 1944 года, оставалась немецкая агентура. Более того, линия фронта к февралю 1945-го проходила на таком расстоянии от Ялты, что город мог в любой момент подвергнуться массированному налету вражеских бомбардировщиков.

Но германскую угрозу удалось нейтрализовать. Вскоре после освобождения Крыма по линии "Смерш" была задержана гитлеровская разведгруппа - пятеро ее членов должны были поставлять информацию из Симферополя, Бахчисарая и Севастополя. Отправляли же в итоге дезинформацию - перевербовка агентов позволила военным контрразведчикам начать успешную радиоигру с немецкой разведкой (кодовое наименование - "Знакомые" и "Филиал").

В конце 1944 года гитлеровская разведка дала указание своим крымским агентам передислоцироваться с полуострова, но в январе 1945-го, когда подготовка к встрече на высшем уровне уже шла полным ходом, из Германии вдруг поступило указание сообщать ежедневную сводку погоды в Крыму. Оно дублировалось и по другим каналам связи, в том числе через связников.

Но погодой интерес немцев в итоге и ограничился. 3 февраля их разведчикам было приказано отправиться в дальнюю дорогу - на самый север УССР, в район реки Припять, а руководителю группы повелели перейти к "своим" через линию фронта. Вопрос о состоянии погоды в Крыму при этом не поднимался. На всякий случай в рамках радиоигры ежедневно до середины февраля гитлеровской разведке передавалась сводка с такими ужасными погодными условиями, которые напрочь исключали в то время возможность применения любой авиации, а значит, и налеты бомбардировщиков на Южный берег Крыма. На самом деле во время заседаний "большой тройки" светило почти весеннее крымское солнце...

Системы ПВО Крыма были серьезно усилены: полуостров в этот "особый период" прикрывали более 300 истребителей (из них не менее 100 были приспособлены для ночных полетов), а Ялту, Севастополь и аэродром Саки защищали более 600 зенитных орудий и пулеметов. На случай объявления воздушной тревоги были подготовлены основательные подземные укрытия и для участников конференции.

Кроме основного аэродрома Саки, который принимал и отправлял американские и британские самолеты, были подготовлены запасные взлетные площадки в Сарабузе (Крым), Геленджике, станице Крымской, а также в Одессе и Николаеве. В Саках квартировали экипажи самолетов союзников - для них выделили помещения на 500 человек и снабдили всем необходимым.

В портах Севастополя и Ялты столь же радушно приняли экипажи британских и американских судов. Речь шла не только об их охране и довольствии во время стоянки, но и об организации "специального культурного обслуживания плавсостава". При этом многочисленных гостей встречали, соблюдая строгую конспирацию и не разглашая прилеты иностранных самолетов и прибытие зарубежных кораблей.

В Одессе же всё делалось на виду у публики. На случай нелетной погоды в Крыму там готовились разместить конференцию в полном составе. Одесситы могли наблюдать многочисленные следы оживленной подготовки к чему-то очень важному - в городе активно проводили ремонт фасадов домов, гостиниц, представительских помещений, не забыли и городские дороги. В итоге все эти приготовления пошли на благое дело дезинформации противника.

К прибытию лидеров "большой тройки" усилия гитлеровских спецслужб были парализованы и дезориентированы. Сорвать конференцию в Ялте либо хоть как-то помешать ее работе немцам не удалось и близко. Все три "аргонавта" - именно это слово предложил Черчилль для кодового обозначения в переписке будущей встречи, успешно прибыли в Крым.

Объекты товарища Круглова

Спокойствие мировых лидеров охранялось по четкому плану, утвержденному приказом НКВД СССР N 0028 от 8 января 1945 года "О специальных мероприятиях по Крыму" за подписью Л.П. Берии. Следы участия Лаврентия Павловича в Крымской конференции попытались убрать даже на публикуемой фотографии, где он с замазанным лицом стоит рядом со Сталиным. Но именно Берия и отвечал за организацию подготовки встречи в Крыму, руководила же процессом на месте группа ответственных работников НКВД и НКГБ СССР во главе с замнаркома внутренних дел С.Н. Кругловым. Срок окончания всех работ и готовности объектов для использования был определен всего в две недели - к 22 января.

При обеспечении безопасности Ялтинской конференции использовался опыт Тегерана-43 и особо учитывалось то обстоятельство, что всего за несколько месяцев до начала работы конференции в Крыму шли ожесточенные освободительные бои.

Передовая группа отбыла в Крым немедленно после получения указаний. Ей предстояло привести в должный порядок отобранные здания, помещения и территории, организовав на них три сектора охраны (временные комендатуры). Под особым контролем находился Ливадийский дворец в Ялте, где проводилась конференция и размещались "дальние" гости - американцы, Воронцовский дворец в Алупке - место расположения гостей "ближних", британских, и Юсуповский дворец в Кореизе, зарезервированный для пребывания советской делегации.

Минеры тщательно обследовали все помещения в трех дворцах, их территории и подъездные пути к ним. Из района станции Джанкой пришлось срочно переместить склад с боеприпасами, расположенный вблизи полотна железной дороги. Оттуда было вывезено 1100 вагонов с отечественными снарядами, 200 - с авиабомбами, 47 - с трофейными боеприпасами. Не менее тщательно проверялось состояние электросетей, водопровода, канализации, отопления, вентиляции. Но в тех условиях стопроцентной гарантии безаварийной работы систем жизнеобеспечения дать никто не мог. В итоге было принято решение установить на каждом объекте автономную электростанцию.

Удалось наладить бесперебойную работу средств связи. Для обслуживания встречи в Ялте были установлены три АТС. За телефонную (ВЧ) и телеграфную связь между Москвой и Крымом, а также за устранение повреждений на линиях в условиях зимы и возможного гололеда, отвечали пять рот войск правительственной связи НКВД СССР.

К 22 января в Крым специальными поездами были направлены специалисты, рабочие, обслуживающий персонал, сотрудники охраны 6-го Управления НКГБ СССР, а также отдельные подразделения войск НКВД СССР. Для охраны Ялтинской конференции были направлены четыре сводных полка войск НКВД СССР, дополнительно усиленных офицерским составом (50 человек). Активно привлекались также сотрудники 6-го Управления НКГБ СССР - постовая охрана объектов, водители, сотрудники личной охраны, а для регулирования движения - мотоциклетный отряд из 120 человек.

В зоне проведения крымских мероприятий было создано пять оперативных секторов. Службу на постах в секторах обеспечивали 1800 бойцов войсковых подразделений НКВД СССР и 800 оперативных работников.

В секторах были проверены и приведены в порядок подъездные пути к объектам специального назначения: дороги, мосты, путепроводы, причалы, аэродромы. Были созданы семь КПП: для автомашин без специальных пропусков с 30 января и до окончания работы конференции было закрыто движение по верхнему шоссе - от Ялты до Байдарских ворот и по нижней дороге - от Ялты до Фороса.

Пропускной режим был усилен по всему Крыму: на полуостров было дополнительно направлено более тысячи оперативных работников НКВД и НКГБ СССР. До начала работы конференции было подвергнуто проверке более 74 тысяч человек, 835 из них были арестованы.

При участии Фаберже

В январе 1945-го спецпоезда везли в Крым все необходимое: стройматериалы, электрооборудование, мебель, посуду (о последней разговор особый). Еще больше грузов, если считать по тоннажу, было доставлено в Крым морем (в основном топливо). Экстренные перевозки осуществлялись самолетами: в постоянной готовности находились десять машин марки Си-47.

Для обслуживания конференции было выделено более 150 легковых и грузовых автомобилей, из них - 35 машин из гаража особого назначения (ГОН) для руководителей и членов делегаций, в том числе несколько специальных "Паккардов". Для нужд "ближних" и "дальних" гостей из Англии и США определили 15 легковых авто, 20 "Виллисов" и 5 грузовиков.

Для охраняемых лиц, советских и иностранных, была предусмотрена доставка качественных продуктов, а также их проверка на месте. В этих целях была создана центральная база со складами и холодильниками. На каждом из объектов специального назначения также имелись складские помещения и холодильные камеры, там были организованы кухни, столовые, буфеты. Заработала хлебопекарня. За поставку свежей рыбы отвечали местные крымские рыболовы.

Масштабы завоза провизии и напитков были внушительны. Участники Ялтинской конференции съели полтонны паюсной икры, столько же различных сыров и сливочного масла. Мяса было употреблено 1120 килограммов - на центральную базу были завезены живые телята, коровы, бараны, птица. Овощное меню потянуло на 6,3 тонны. При такой обильной закуске не забывали и о напитках - вина, половина сортов которого имела грузинскую родословную, запасли более 5000 бутылок, водки - 5132, пива - 6300 и коньяку - 2190 бутылок.

По слухам, дневная коньячная норма Черчилля составляла две бутылки. Накопленных же припасов хватило в итоге всем участникам - в одной лишь американской делегации насчитывалось 276 человек без учета размещавшихся отдельно летчиков и моряков.

И о посуде. В Ливадию, скорее всего, из Гохрана для нужд конференции было завезено немало "старорежимного" серебра высокого качества. Предметы эти были произведены лучшими ювелирными домами, не исключая и Фаберже - изделие с его клеймом при инвентаризации 1956 года обозначили как "жардиньерка серебряная, проба 84". По виду же это ковш-братина в характерном для знаменитого ювелира старорусском стиле.

Память о Ялте-45 хранят десятки вещей элитного качества - вазы для конфет с серебряным ободком и просто с серебром, хрустальные вазы для фруктов на серебряной ножке и на серебряной подставке, графины, салатники, подстаканники, ситечки, ложки и вилки...

После рапорта Берии

27 января Берия доложил Сталину об успешном окончании подготовительных мероприятий по приему, размещению и охране Ялтинской конференции.

Для советской делегации были подготовлены 20 комнат в главном корпусе Юсуповского дворца и 33 комнаты в прилегающих к основному зданию корпусах. Для Рузвельта и приближенных к нему лиц предназначались 43 комнаты Ливадийского дворца, остальные "дальние гости" разместились в 48 комнатах свитского корпуса. Черчиллю и другим "ближним гостям" отвели 22 комнаты в главном корпусе Воронцовского дворца, 23 комнаты в Шуваловском корпусе там же и другие помещения.

Круглов и его заместители взяли под тщательный контроль работу начальников охраны и комендантов Ливадийского, Юсуповского и Воронцовского дворцов, начальников оперативных секторов. Юсуповский дворец охраняли: наряд оперативного состава государственной охраны, войсковое подразделение НКВД СССР (второе кольцо безопасности), усиленное дозорами со служебными собаками (третье кольцо безопасности). Охрану Ливадийского комплекса и Воронцовского дворца обеспечивали сотрудники 6-го Управления НКГБ и войска НКВД, в ночное время подключали и служебных собак. В резерве у Круглова постоянно находился полк войск НКВД.

29 января советская делегация во главе со Сталиным выехала "поездом особой нормы" из Москвы и 31 января прибыла в Симферополь. Сталинский кортеж из Симферополя в Ялту, кроме охраны, сопровождала группа мотоциклистов. В этот день, как и вообще при перемещениях по Крыму руководителей "большой тройки", перекрывалось движение всех видов транспорта по шоссе Симферополь - Байдарские ворота.

Гостям "дальним" и "ближним" в Крыму понравилось, не было существенных замечаний по организации конференции и у Сталина: не случайно он пригласил своего американского гостя провести отпуск летом 1945 года в Крыму. Президент США, вступивший на территорию России, принял это приглашение с благодарностью, но осуществить задуманное помешала смерть 63-летнего Рузвельта, последовавшая совсем скоро, 12 апреля.

В 10-х числах февраля хозяева и гости встречи в верхах благополучно разъехались. 11-го числа по железной дороге отправилась в путь из Симферополя советская делегация. Вслед за ней из аэропорта Саки, посетив перед отъездом Севастополь, отбыл Рузвельт. Позже всех, 14 февраля, после осмотра Сапун-горы и Севастополя, где Черчилль почтил память британцев, сражавшихся в этих местах в Крымскую войну, на родину вылетел и британский премьер.

Встреча "большой тройки" в Крыму не была омрачена ни единым серьезным инцидентом по ведомству охраны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 февраля 1945 года 294 особо отличившихся сотрудников 6-го Управления НКГБ были награждены орденами и медалями Советского Союза.

Общество История ЮФО Республика Крым Вторая мировая война
Добавьте RG.RU 
в избранные источники