Новости

04.02.2015 16:59
Рубрика: Культура

Ты куда, Одиссей?

Режиссер Фатих Акин рассказал, почему он больше не снимает комедии
Сегодня в кино уже можно посмотреть новый фильм немецкого режиссера турецкого происхождения Фатиха Акина "Шрам". Его герой Назарет, как Одиссей, проходит огонь и пургу, путешествует по пустыням и океанам и выживает, когда выжить уже, кажется, невозможно.

Акин ли это? Режиссер, обычно с непринужденной психологической точностью следящий в своих фильмах за перипетиями жизни героев в европейских городах, снявший историю дружбы турчанки и немки (фильм "Головой об стену" стал лучшим на Берлинале-2004), а потом в комедии "Душевная кухня" приведший незадачливого повара к полному счастью?

Фатих Акин сам рассказал о своем фильме "РГ":

Фатих Акин: Мне интересно было сделать, на сей раз фильм-притчу, поработать в новом жанре, - говорит режиссер. - Это ведь скучно - снимать одинаково и об одном и том же, мне хочется расти и пробовать, постоянно бросать себе вызовы. Я люблю учиться, менять стили. Каждый материал отличается от предыдущего и требует новых приемов.

Но тут дело уже было не только в приемах - скрупулезность воссоздания деталей эпохи начала прошлого века показывает, насколько глубоко вы погрузились в то время.

Фатих Акин: Знаете, в Турции нельзя было говорить о годах геноцида армян, целый век тема резни 1915-23 годов года была под запретом, интеллектуалы в том числе держали язык за зубами. Я изучил эту эпоху в старших классах, читал все, что было под рукой, и понял, что геноцид был, но об этом почему-то не говорится вслух. Я был просто одержим этой темой и, начав заниматься кино, понял, что обязан снять фильм. И фактически начал эту работу лет 10 назад.

Вы ставили перед собой художественные задачи - или просветительские, хотели рассказать о трагедии?

Фатих Акин: Когда я делал фильм - меня спрашивали - о чем эта история? Ведь я рассказчик историй, это моя работа. Идея была рассказать о турецком армянине, путешествующем по миру в поисках своей семьи и не внушить аудитории свои мысли и свое понимание, но заинтересовать ее, благо сейчас в Турции о геноциде можно говорить. Армяне из диаспоры сначала удивлялись тому, что режиссер такого фильма турок, а потом говорили, что давно ждали подобного. Лучшим вариантом для меня будет такой: вы ничего не знаете о геноциде, смотрите мой фильм - и идете в библиотеку и находите там книги об этом.

В этих книгах пишут о реках армянской крови, пролитых во время резни - а у вас, кстати, все ограничивается короткой сценой избиения каторжников, отказавшихся принять ислам.

 Фатих Акин: Да, я себя ограничивал. Не хотел уронить достоинство жертв, потерять человеческое отношение к людям. Сегодня режиссеры соревнуются в жестокости - хотя жестокость в кино не сравнить тем, что некоторые страны творят в Сирии и Ираке. Но все равно я не хочу участвовать в этом соревновании! Оно не ведет к исцелению ран.

А каково режиссеру - если не комедиографу, то от политики всегда далекому - получать перед премьерой фильма в Турции угрозы от неонацистов?

Фатих Акин: Да, после своих предпремьерных интервью я прочел в одном националистическом журнале угрозы "армянским фашистам и так называемым интеллигентам" и обещания любой ценой сорвать показ фильма в Турции. Но за те годы, что я работал над "Шрамом", я подготовился ко всему.

И даже сказали в одном месте, что "за искусство стоит умереть".

Фатих Акин: А потому что вне страны ситуация выглядела так, будто вся Турция - против фильма. "Шрам", однако, был там показан, на премьере в Стамбуле люди в зале, я видел, плакали. Но домашние все же убедили меня придти на премьеру с телохранителями.

Как вам работалось в большой международной команде "Шрама", где были и российские менеджеры?

Фатих Акин: Общаться с людьми разных культур - это было здорово. Тем более, когда у нас, скажем, с российскими продюсерами Рубеном Дишдишяном и Арамом Мовсесяном обнаруживалось одинаковое видение проблем. Фильм и финансировали вне американской студийной системы, и нам удалось поработать, попутешествовать с нашим героем по Иордании, где мы снимали сцены в пустыне, на Мальте, в Канаде, на Кубе...

Господин Акин, германские режиссеры, Роланд Эммерих и другие, много снимают в Голливуде. Вы же не оставляете Европы, хотя в Америку, думаю, звали и вас.

Фатих Акин: У меня там агент, и мне каждую неделю приходят сценарии. Ни один из них я не счел достойным постановки и уже начинаю думать, что мой стиль не ложится в американские лекала. Но, повторяю, я люблю учиться и готов снимать в Голливуде, только для этого придется, похоже, самому писать сценарий.

И, видимо, после "Шрама", это будет другое кино, аромату "Душевной кухни" уже не вернуться

Фатих Акин: Нет-нет, не волнуйтесь! Следующий фильм, да, будет опять невеселый, о несчастной любви - но потом обещаю вам пару комедий.

Культура Кино и ТВ Мировое кино Турецко-армянские отношения Лучшие интервью Гид-парк РГ-Видео РГ-Фото