Новости

Зачем сегодня в России 40 языков имеют статус государственного
Когда ЮНЕСКО в 2009 году опубликовало Атлас языков мира, то из существующих в мире 6 тысяч языков были объявлены исчезающими 2,5 тысячи. Под угрозой исчезновения названы и 116 языков на территории Российской Федерации. Затем последовала схема: какие языки уже умирают бесповоротно, какие под угрозой исчезновения (среди них удмуртский, калмыцкий, чукотский, северокавказские языки) и какие находятся в опасном положении (среди 20 языков значились, в том числе чеченский, тувинский, белорусский). Была даже принята мировая программа в пользу исчезающих языков, хотя вывод авторов проекта был неутешительным: к концу нашего века в мире останется всего несколько сотен языков, остальные исчезнут. На мой взгляд, уважаемая организация оказалась в плену кабинетно-романтических и политизированных представлений о языке.

Слухи о смерти сильно преувеличены

В отличие от одежды или пищи, что легко могут перенимать народы, освоение языка требует усилий. Поэтому часто родной язык еще называют материнским языком, знание которого обычно сохраняется на всю жизнь. Но современный человек живет, работает и путешествует среди разноязыкой публики. Многие, а в России таких около четверти населения, родились и выросли в смешанных семьях и часто владеют в равной мере языком матери и отца. Подлинно двуязычными, а часто и триязычными в современном мире может быть население целых стран или их отдельных регионов. Два и три языка знают и используют миллионы россиян, как правило, нерусской национальности. Плюс десятки миллионов учат и владеют иностранными языками. Перепись 2010 года показала, что в России жители указали на знание 230 языков, из которых 170 языков - это языки российских национальностей или их отдельных групп. У марийцев и у мордвы - по два отдельных языка, у андо-цезских народов, входящих в аварскую национальность, - около дюжины сохранившихся языков. Есть так называемые одноаульные языки, когда одно-два горных селения в несколько сот человек сохраняют веками свой "сельский" язык и владеют языками более многочисленных групп, а также русским. Среди малочисленных северных народов есть языки, которыми владеют сегодня всего десятки человек.

Так вымирают или нет языки, в том числе и в России? И еще более важный вопрос: исчезает ли народ с утратой отдельного языка? Эти вопросы волнуют миллионы простых людей, ученых и политиков. На первый вопрос отвечаем, что нет массового вымирания, как предсказывают некоторые ученые и общественные активисты. О "скором вымирании языков" среди российских северян и горских народов писали разные авторы еще в XIX веке, но за весь ХХ век в нашей стране исчезли носители убыхского языка и сирениковский диалект эскимосского языка. Действительно, в России могут уйти из жизни носители 2-3 миноритарных языков, ибо их осталось совсем мало и все они старшего возраста. Но даже в этом случае язык может возродиться, как это произошло в последние десятилетия с гавайским, корсиканским, уэльским и некоторыми другими языками. Однако среди таких языков, конечно, нет ни одного из тех, которые названы в упомянутом Атласе. Чеченский, якутский, тувинский, чукотский и другие - это мощные языки со своей письменностью, литературой, фольклором и даже с местной бюрократией. Большинство носителей нерусских языков в России имеют возможность изучать язык и даже обучаться на нем, а также получать государственные услуги и информацию на территории российских республик и автономных округов, а также в крупных городах страны. Это, кстати, важнейший аргумент в пользу сохранения нынешнего российского федерализма, включая республики и округа.

Русский по выбору

Язык - важная отличительная черта народа, но совсем не обязательная. Есть десятки народов, которые говорят на одном языке или его вариантах (например, весь латиноамериканский мир и все арабские страны, а также пять англоязычных стран). Есть народы, среди которых бытует несколько языков. И есть народы, значительная часть которых перешла или переходит на другой, как правило, более мощный и более распространенный в стране и в мире язык, но представители этих народов не утрачивают своего самосознания. Для крупных государств с многоэтничным составом населения, к каковым относится и Россия, этот вопрос имеет большое, в том числе эмоциональное и политическое значение.

Ученые называют феномен смены языка языковым переходом, или языковой ассимиляцией. Некоторые политики и специалисты это явление считают негативным, своего рода отказом или предательством языка своей национальности. "Умер язык - умер народ", но это только часть правды. Есть право человека и право родителей на выбор языка для самих себя и для своего ребенка. Выбор делается не просто из идеологических, эмоциональных представлений, но и практических, рациональных расчетов. Как правило, такой выбор делается в пользу языка, на котором говорит большинство населения страны и который обладает официальным статусом, и на котором можно лучше добиться жизненного успеха. В России с момента образования российского государства таким языком является русский (когда-то он назывался российским языком, великорусским наречием русского/российского языка). Во все времена на нем говорило большинство населения, хотя собственно великороссы составляли до 1991 года меньшинство населения страны, а до 1917 года среди российской знати преобладал французский язык).

По переписи 2010 года в России русским языком владеет более 98% населения страны. Фактически все население способно общаться на одном языке, и это можно назвать языковым единством российского народа. Далеко не все крупные и даже средние полиэтничные нации имеют такое преимущество в смысле языковой ситуации. Более того, это не просто владение русским языком, а во многих случаях это полный или частичный переход на русский язык как второй родной или как единственный родной язык! И это очень важно знать и признавать как норму, а не как аномалию, что многие россияне нерусской национальности, их родители или даже давние предки перешли на русский язык как основной язык знания и общения. И этот язык стал их родным языком.

98 процентов населения России владеет русским языком

До 1917 года языковая русификация могла быть насильственной, в раннее советское время, наоборот, поощрялась коренизация, т.е. обязательное обучение и использование языков национальных меньшинств, в позднесоветское время республиканские элиты с энтузиазмом занимались распространением русского языка в республиках, но и нерусские языки получали всяческую поддержку. В итоге прежде всего добровольного выбора в современной России среди нерусских народов знание и использование русского языка распространено больше, чем языка, который соответствует этнической принадлежности гражданина. Самый низкий уровень владения нерусскими языками среди белорусов (24%), украинцев (35%), бурят (45%). Утратили свои языки прежде всего многие представители народов, которые давно пребывают в составе российского государства и среди которых распространено православие. Это поволжские народы (мордва, марийцы, удмурты), а также малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока. Перешли на русский язык также представители тех национальностей, которые не проживают компактно в той или иной местности, а живут главным образом в городах.

Самое важное в этой проблеме смены языка в пользу русского - это добровольность и преимущества, которые получает гражданин, владеющий свободно русским языком с самого детства. Кстати, лучше всего это понимают родители. Здесь также важно признать не только право на смену языка, но поощрять русско-этнонациональное двуязычие и даже признать за частью жителей право на указание двух родных языков. Никакая наука и никакая международная правовая норма не указывает, что у человека должен быть только один родной язык! Признание такого права хотя бы в ходе переписи населения снимет многие напряжения и неловкости, которые возникают перед некоторыми россиянами, когда им приходится выбирать между родными для них языками отца и матери или просто между двумя в равной мере родными для них языками.

Дешевле и безопаснее

Государство - это прежде всего институты, бюрократия, армия, тексты законов, технические инструкции и т.д. Конечно, лучше, дешевле и даже безопаснее, если государство говорит на одном языке - языке большинства населения. Ясно, что армейские приказы и технические регламенты электростанций и реакторов должны быть на одном языке. Язык демографического большинства, а в редких случаях язык политически господствующего меньшинства, устанавливается в качестве государственного (официального) языка. В Российской Федерации таким языком по Конституции и отдельному закону является русский язык. И это никем не оспаривается, ибо это язык не только одних русских, но и фактически всего российского народа. Но так получается далеко не всегда, ибо далеко не во всех странах есть такой язык и тем более язык, который относится к так называемым "мировым языкам", как русский язык. А самое главное, что во многих странах есть отличающиеся от "титульной" национальности, но очень значимые части населения, которые делают то или иное государство двухобщинным, как, например, в Канаде, Шри-Ланке или в Латвии и Украине. Есть страны, которые состоят только из одних меньшинств и где нет господствующего народа и его языка.

В мире накоплен опыт языковой политики в сложных обществах. Самый простой, хотя и недешевый вариант, - это полное официальное двуязычие, как, например, в Канаде. Принятие в 1968 г. закона об официальном двуязычии спасло эту страну от раскола и сделало канадскую нацию фактически двуязычной. По крайней мере, на уровне государственных институтов и служб. В Шри-Ланке первый президент этой независимой страны сделала сингальский язык единственным государственным, что вызвало несогласие местных тамилов. При поддержке 40-миллионов тамилов, проживающих в Индии, в этой стране тамилы вели кровопролитную войну за реформу конституции и свои права. Кончилось компромиссом и исправлением ошибок в языковой политике. В постсоветских странах именно отказ в признании за русскоязычной частью населения права на официальное двуязычие является основным фактором внутреннего конфликта и угрозой их суверенности и стабильности.

В России утвердился другой вариант государственной языковой политики. Это придание статуса государственных языков, помимо общегосударственного русского языка, языкам национальностей преимущественно проживающих в субъекте федерации (республике). Таких языков в России около 40, если считать не только 13 языков в Дагестане и четыре языка (кроме русского) в Карачаево-Черкесии (карачаевский, черкесский, абазинский и ногайский), но и языки со статусом местных официальных, как, например, в Якутии (долганский, чукотский, эвенкийский, эвенский, юкагирский). Эта система неплохо работает уже более двух десятилетий и фактически представляет собой оригинальный вариант отечественной языковой Хартии в отличие от Европейской языковой Хартии, которую по ряду причин нашей стране очень трудно ратифицировать. Прежде всего по причине упрощенности во взгляде на языковые ситуации в странах Европы самой этой Хартии.

Есть ли у нас проблемы с этой языковой системой? Конечно, есть. Прежде всего есть случаи нарушения равноправия языковых запросов и потребностей граждан, проживающих в республиках. Определять языковую политику и нормы в регионах нужно, отталкиваясь от языковой ситуации среди населения, а не от того, как называется республика. Нельзя было делать башкирский язык государственным и обязательным для изучения, когда в регионе проживает исторически не меньшее по численности татарское население и когда сами башкиры далеко не все владеют башкирским. Ситуацию поправили, но проявления языкового национализма со стороны меньшинств кое-где сохраняются. Если бы в Башкирии сделали государственными башкирский и татарский, помимо русского, как в КЧР сделали ногайский и абазинский, не было бы той напряженности и жалоб, которые были в этой республике при прежнем руководстве.

В России сочетаются две выдающиеся языковые ипостаси. С одной стороны, наша страна обладает уникальным и сохраняющимся языковым разнообразием, каковых мало осталось в мире. С другой стороны, Россия сохраняет и несет перед миром и самой собой ответственность за один из немногих национальных языков, без которого невозможно представить мировую культуру и современную цивилизацию.

Визитная карточка

Валерий Тишков, академик-секретарь Отделения историко-филологических наук, член Президиума РАН. Известный этнолог и социальный антрополог. Директор Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. Заслуженный деятель науки Российской Федерации, лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники. Вице-президент Международного союза антропологических и этнологических наук. Член президиума Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям и Российского совета по международным делам.