Новости

10.02.2015 00:47
Рубрика: Общество

"Ящик Пандоры" для врача

Биопрепараты нуждаются в особо четком фармаконадзоре
Первые биологические препараты, или терапевтические белки, начали широко использовать в клинической медицине в 50-е годы прошлого столетия. В настоящее время области их применения многообразны - эндокринология, онкология, пульмонология, ревматология, онкогематология. Однако вопросы фармакобезопасности этих средств, а именно частота и структура нежелательных реакций, все еще вызывают у многих экспертов вполне оправданные опасения.

Алексей Колбин, руководитель Регионального центра мониторинга безопасности лекарственных средств, доктор медицинских наук, профессор

Теперь уже очевидно, что особую роль для терапевтических белков играет пострегистрационный этап наблюдения - фармаконадзор. Именно на этом этапе было показано то, что ранее предполагалось лишь теоретически, - что нежелательные явления для терапевтических белков существенно отличаются от традиционных препаратов, полученных путем химического синтеза, или так называемых "малых молекул". По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), основными неблагоприятными эффектами их применения являются иммунологические реакции, инфекции и новообразования. Так, например, после регистрации ряда биопрепаратов в США уже через три года там были вынуждены потребовать от их производителей внесения дополнительной информации в инструкции по применению. Это были предупреждения о риске развития раковых заболеваний у детей и подростков, принимающих биопрепараты для лечения ювенильного ревматоидного артрита, воспалительных заболеваний кишечника, болезни Крона и некоторых других болезней.

Еще в самом начале появления терапевтических белков эксперты высказывали предположение, что их состав и молекулярный вес будут провоцировать иммунологические реакции, т.е. выработку антител против них, поскольку организм будет распознавать их как чужеродные. В настоящее время, по данным ряда экспертов, частота иммуногенности для инсулинов составляет около 44%, для гормонов роста - 16%, для VIII фактора свертываемости крови - 35%, для рекомбинантных интерферонов - 2%, для интерлейкинов - 20%, для эритропоэтинов - 1 случай на 10 000 пациентов.

Еще одно неблагоприятное явление, наиболее часто диагностируемое на фоне приема биопрепаратов, это инфекции - лептоспироз и туберкулез. При этом туберкулез диагностируют даже в тех странах, где уровень этого заболевания крайне низкий или оно вообще давно уже не фиксируется.

Конечно, нет сомнений в том, что биологические препараты в настоящее время являются важнейшим элементом лечения различных тяжелых, а иногда и жизнеугрожающих заболеваний. В то же время новые лекарства принесли и новые проблемы. Одним из стратегических подходов к их решению является изменение традиционных подходов к регистрации и мониторингу безопасности терапевтических белков. Это особо отмечено в новых директивах Евросоюза, в которых существенно расширена область ответственности фармаконадзора. В частности, указан перечень лекарств, подлежащих дополнительному пострегистрационному мониторингу. К таким продуктам будут относиться все новые субстанции и биологические продукты, включая биоподобные. Новшеством является то, что в информационном листе таких продуктов будет стоять "черный квадрат", то есть черное поле в графе "безопасность", которое означает, что в этом вопросе пока много неясного и препарат требует активного мониторинга. Кроме того, их перечень будет постоянно обновляем и доступен в сети Интернет.

Особую роль большинство экспертов отводят так называемому управлению рисками. Это совокупность мероприятий, направленных на выявление, предотвращение и уменьшение рисков, связанных с лекарствами. Ее основой является план управления рисками, который включает характеристику потенциальных рисков, этапы фармаконадзора, оценку необходимости в дополнительных мероприятиях для уменьшения рисков.

К сожалению, в нашей стране всего этого пока нет, хотя рынок биопрепаратов в России - один из самых быстро развивающихся. Особую настороженность вызывает рост применения отечественных биоаналогов в практическом здравоохранении. Во врачебной среде уже сформировалось ясное понимание того, что биоподобный препарат - это не копия оригинального средства, а зачастую абсолютно новый биологический препарат. Но тем не менее информацию о неблагоприятных эффектах зарегистрированных в России лекарств мы получаем из данных зарубежных коллег. А ситуация в собственной стране нам практически неизвестна.

При внедрении в клиническую практику российских биоаналогов и с учетом того, что их нигде более в мире не применяют, мы получаем "ящик Пандоры". То есть не можем предугадать, что будет происходить с пациентами, какие нежелательные явления будут развиваться. А мониторить их пока не представляется возможным в полном объеме. И вот почему. В основе системы фармаконадзора лежит создание сети из врачей всех лечебных учреждений страны, которые могут через различные информационные пути (от прямого доступа в Интернет до передачи данных через региональные центры фармаконадзора) присылать любую информацию о лекарствах, которая их чем-то насторожила в национальный центр фармконадзора.

Формирование этой системы пассивного мониторинга для препаратов химического синтеза идет, хотя и крайне медленно: нет специалистов в регионах, их не поддерживают ни финансово, ни административно. Подобная система в какой-то своей части должна применяться и для мониторинга биопрепаратов. Но для них более важен активный мониторинг - от управления рисками до изучения медицинской документации, а также работа с регистрами больных и т.д. Это еще более сложный процесс - от менеджмента и финансирования до подготовки специалистов. Но этого направления в нашей стране практически вообще нет.

Надежды на создание эффективной системы мониторинга лекарственных средств связаны с подписанием соответствующих соглашений в рамках Евразийского экономического союза, поскольку страны-партнеры Казахстан и Белоруссия продвинулись в этом направлении чуть дальше России.

Общество Здоровье