Новости

19.02.2015 11:10
Рубрика: Происшествия

В тормозе ли дело?

В Ярославле рассматривается дело о гибели хоккейной команды "Локомотив"
В ярославском районном суде очень тихо, даже как-то камерно слушается громкое дело о крушении самолета Як-42, в котором три с лишним года назад погибла сильнейшая хоккейная команда КХЛ. Правда, к пониманию причин произошедшего суд пока не приблизился. Более того, по словам потерпевших, "понятно, что ничего непонятно".

Самый большой в городе зал для судебных заседаний, который поначалу был выделен для рассмотрения этого дела, в итоге не пригодился. Хоккейный клуб и большинство родственников погибших предпочли прислать в суд общего адвоката, и лишь несколько человек посещают заседания самостоятельно, несмотря на то, что после похода в суд, по признанию потерпевших, "сердце болит, и просто нет сил". Болельщики не присутствуют на процессе вообще.

Единственный подсудимый - бывший заместитель гендиректора по организации летной работы авиакомпании "Як-Сервис" Вадим Тимофеев. Следствие обвинило его в том, что он незаконно допустил к полету 7 сентября 2011 года экипаж, не имевший права выполнять самостоятельные полеты. В частности, допуск командира самолета, по мнению следствия, Тимофеев оформил на основании сфальсифицированных документов, а второй пилот к тому моменту не окончил переобучение на тип судна Як-42 и не имел права садиться за его штурвал вообще. Кроме того, в ходе расследования выяснилось, что Тимофеев практически не анализировал данные бортовых самописцев, фиксировавших ошибки погибшего командира воздушного судна.

Комплексная летно-авиационная экспертиза полета Як-42, проведенная в рамках расследования уголовного дела СК РФ, фактически подтвердила выводы МАК: в процессе разгона самолета появился какой-то тормозящий эффект. Эксперты сделали вывод, что он возник, скорее всего, из-за непреднамеренного нажатия на тормозные педали одним из пилотов, "перенесшим навыки управления с Як-40 на Як-42" (эти самолеты имеют разную конструкцию педалей). Однако кто именно нажимал на тормоза, установить не удалось.

Интересно, что присутствующие на процессе родители погибших игроков в версию о случайном нажатии на тормоза не верят и откровенно сочувствуют подсудимому, считая, что его "сделали крайним". Не верят в непреднамеренное обжатие тормозных педалей и профессиональные летчики, дававшие свидетельские показания. По их мнению, это совершенно непонятный случай.

Вадим Тимофеев свою вину тоже категорически не признает и предполагает, что причиной катастрофы могло стать "нарушение центровки" (то есть неправильное распределение груза в самолете), потому что экипаж, с его слов, был высококлассный, но "ситуация была выше их". Однако пока центровочная версия подтверждения не находит: свидетели рассказывают, что Як-42 прилетел в Ярославль пустой и был загружен лишь багажом хоккеистов, весившим примерно тонну. Впрочем, багаж, как выяснилось, перед полетом, вопреки правилам, не взвешивался...

Показания свидетелей

Ольга Копытова, дачница:

- Над моим дачным домом самолеты взлетают, мы привыкли видеть их высоко над головой. Но 7 сентября мое внимание привлек сильный гул, а потом страшный металлический скрежет, не свойственный взлетающим самолетам. Вижу, что борт взлетает на критически низкой высоте. Мне показалось даже, что эта махина летит прямо на меня - страшно тогда испугалась. Самолет летел очень низко, но почему-то вздернув кверху нос. А потом его накренило, он упал и взорвался. Металлический скрежет был такой тяжелый, что я даже не знаю, с чем его сравнить, такой леденящий звук.

Александр Сизов, борттехник, выживший при крушении самолета:

- Все было как обычно. Совершавший чартерный рейс Як-42 без всякого груза вылетел из "Внукова" в Ярославль, приземлился в "Туношне". На подготовку к вылету в Минск у экипажа было два часа, готовились без спешки. В два бортовых багажника были уложены вещи хоккеистов: большие сумки с экипировкой, несколько металлических ящиков (с чем - свидетель не знает. - авт.) и кофры с клюшками. Команда ездила с этим грузом весь предыдущий сезон. В момент взлета я находился на своем обычном месте в кресле в хвосте самолета. Пока двигатели прогревались, я задремал и проснулся от того, что кто-то очень громко спросил: "Почему не взлетаем?!". Я посмотрел в иллюминатор и увидел кусты вдоль реки, секунд через пять самолет съехал с полосы на грунт, потом он взлетел, но очень сильно задрав нос, и начал заваливаться влево. Единственное, что помню, - в салоне все начало перемещаться: перегородки, панели. А дальше потерял сознание...

Олег Кочанов, экс-гендиректор аэропорта "Туношна":

- 7 сентября 2011 года в летном плане аэропорта стояли тринадцать самолетов: 13 на прилет и 8 на вылет. Я видел, что нахлестов и перехлестов в плане нет, и мы свободно справляемся с потоком. Из тринадцати рейсов литерный был один - ИЛ-96. На нем в восемь утра на Мировой политический форум в Ярославль прилетели больше ста человек, в том числе два или три гостя, находившиеся под охраной Федеральной службы охраны. В тот день внешний и внутренний периметры аэропорта усиленно охранялись, а все свои действия сотрудники "Туношны" должны были согласовывать с представителями ФСО. Поскольку багаж у игроков специфичный (огромные баулы с амуницией) и он не помещается в приемном смотровом окне, его осматривали вручную - сканером и с участием собак. Багаж проверяли в основном на взрывчатые вещества. Кроме баулов с амуницией команда везла с собой три железных ящика с оборудованием. Все это после досмотра было доставлено к самолету микроавтобусом Volkswagen Crafter. Багаж не взвешивался, но известно, что грузоподъемность микроавтобуса - меньше 800 килограммов. В то время же "Локомотив" возил с собой около тонны груза.

Присутствующие на процессе родители погибших игроков в версию о случайном нажатии на тормоза не верят и откровенно сочувствуют подсудимому, считая, что его "сделали крайним"

Юрий Лукин, генеральный менеджер ХК "Локомотив":

- Из-за проводившегося в Ярославле Мирового политического форума на 7 сентября 2011 года аэропорт "Туношна" вылет команде не давал - давал на 6-е. Между тем игра с минским "Динамо" была назначена на 8 сентября, и команда очень не хотела лететь в Минск за два дня до матча. Мы рассматривали разные варианты: лететь из Череповца или ехать до Москвы на автобусе и там пересаживаться на самолет. Но за два-три дня до поездки нам сказали, что вылет 7 сентября разрешают. С авиакомпанией "Як-Сервис" ХК "Локомотив" сотрудничал не менее двух лет, и претензий к авиаторам никогда не возникало. Я незадолго до трагедии с командой летал в Ригу тем же самолетом, который потом разбился, - замечаний к экипажу не было.

Евгений Лобачев, генеральный директор авиационного учебного центра "УТЦ-авиа 22":

- В последний раз на курсах повышения квалификации пилоты Як-42 отучились всего день, после чего на 7 сентября руководство авиакомпании "Як-Сервис" включило их в план полетов. Правилами это не запрещено, поскольку 25 процентов занятий курсанты могут пропустить по уважительной причине, впоследствии наверстав упущенное. Мне лично непонятно, почему произошла катастрофа. В заключении МАК говорится, что кто-то из членов экипажа притормаживал. Кто именно? Следствие обязано было выяснить, кто конкретно тормозил. Потому что сейчас это все домыслы. Как эксперту мне совершенно непонятен этот случай, потому что притормаживать экипажу на взлете было физически неудобно - это все равно что в машине положить ноги на руль.

Как это было

Авиакатастрофа, в которой погиб основной состав ярославской хоккейной команды "Локомотив", произошла 7 сентября 2011 года возле ярославского аэропорта "Туношна". Як-42 с хоккеистами на борту, направлявшимися на матч в Минск, проехал взлетно-посадочную полосу, выкатил за ее границу, проехал несколько сотен метров по грунту и оторвался от земли, когда до антенны курсового маяка оставалось 25-35 метров. Борт задел невысокую конструкцию маяка, а через 120 метров приземлился с сильным левым креном, в результате чего произошло разрушение левого крыла с разливом керосина и пожаром, а потом полное разрушение самолета. Як-42 смог подняться максимум на 5-6 метров. В той страшной катастрофе погибли 44 человека: 26 игроков "Локомотива", 11 членов тренерского штаба клуба и 7 членов экипажа самолета. Выжить удалось лишь одному человеку - борттехнику Александру Сизову.

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Ярославская область Ярославль Трагедия ХК "Локомотив"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники