20idei_media20
    21.02.2015 08:00
    Рубрика:

    Руслан Гринберг: Люди на Украине входят в режим физического выживания

    Год назад, конечно, никто и представить себе не мог, чем обернутся события в Киеве для экономики страны.

    "Сейчас очевидно, что надежды людей, которые вышли на площадь Независимости год назад, с точки зрения экономики, были завышенными, - говорит член-корреспондент РАН, директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. - Впрочем, так всегда бывает во время революций. И сейчас люди, конечно, находятся в состоянии фрустрации. Они обмануты в своих ожиданиях".

    Украина переживает жесточайший социально-экономический шок. Инфляция в стране за последние 12 месяцев составила, согласно данным Госстата Украины, 28,5 процента, побив рекорд 15-летней давности.

    Рост дороговизны стал особенно болезненным, поскольку в последние годы уровень инфляции быстро сокращался. В кризисный 2008-й этот показатель составил 22,3 процента, а в 2013 году динамика была такой же, как в благополучной Европе (0,5 процента). Правда, достигалось это заморозкой экономической активности: по итогам 2013 года ВВП был нулевым, тогда как еще в 2011 году этот показатель был очень высоким (5,2 процента). Иначе говоря, массовые волнения и бои на юго-востоке не были единственными причинами нынешнего кризиса.

    По оценкам МВФ, ВВП страны в 2014 году сократился на 7-7,5 процента. Теперь правительство Украины ожидает падения ВВП в 2015 году на 5,5 процента, а инфляцию - на уровне 26 процентов.

    Курс гривны к доллару за последние 12 месяцев упал более чем в три раза, почти в 3 раза сократились золотовалютные резервы, и это сильно разогрело панические настроения. 1 февраля этого года резервы составляли всего 6,4 миллиарда долларов.

    Стремительная девальвация привела к тому, что средняя зарплата по экономике в пересчете на твердую валюту сократилась с 400 до 150 долларов. При этом около 160 долларов в пересчете на каждого гражданина страны, независимо от его возраста, Украине предстоит выплатить иностранным кредиторам в этом году. Всего нужно будет заплатить 6,3 миллиарда долларов основного долга и 1,3 миллиарда долларов по процентам. Это немногим меньше, чем объем кредитов, которые Украина получила за 2014 год (9 миллиардов долларов, из них половину дал МВФ), и может получить в этом году.

    В минфине страны ожидают, что в течение 4 лет стране удастся получить около 40 миллиардов долларов, включая деньги МВФ в размере 17,5 миллиарда долларов, а также 15 миллиардов долларов в виде скидки на обслуживание внешних долгов, которых власти страны намерены добиться на переговорах с иностранными кредиторами. Предполагается, что те пойдут навстречу Украине не только по политическим причинам, но и потому, что без реструктуризации долгов страну ждет коллапс, ведь трехкратная девальвация резко увеличила нагрузку по обслуживанию внешнего долга.

    Помощь же МВФ отодвигает, но не снимает угрозу дефолта. А вся логика экономической политики в стране сводится к диалогу с фондом. Даст, не даст, сколько и в обмен на что. Сейчас все ждут, что решит МВФ по Украине в марте.

    "Никому не выгодно, чтобы Украина объявила дефолт. Понятно, что, скорее всего, будет реструктуризация долга, - говорит Руслан Гринберг. - Но это все равно не меняет общего положения дел. Люди в отчаянии, они входят в режим физического выживания. В этом смысле никакого воодушевления в ответ на годовщину Майдана ждать не приходится".

    Украина получает международную помощь на предельно жестких условиях. Среди них - требование МВФ резко повысить тарифы на ресурсы для промышленности и населения. Услуги ЖКХ и стоимость ресурсов за последние 12 месяцев и так подорожали на 34,6 процента. Теперь, если МВФ одобрит очередную программу помощи Украине, только на первом этапе тарифы на газ вырастут еще на 280 процентов, на тепло - на 66 процентов, на электроэнергию - на 40 процентов.

    Люди попросту поставлены на грань выживания. И выживают, как могут. К примеру, катастрофически растут неплатежи за коммунальные ресурсы. Власти же пока все списывают на "антитеррористическую операцию", которая действительно обошлась в миллиарды долларов, и на происки внешнего врага.

    Помогает, по словам Руслана Гринберга, "неразгаданный иммунитет" Украины: теневая экономика, всегда имевшая большое значение в стране, а также сравнительно большие долларовые запасы у населения, подсобные хозяйства на исключительно благодатной земле. Но все это ничего общего не имеет с современной экономикой, которую отчаянно пытаются построить новые власти.

    По украинской промышленности больно ударил разрыв связей с Россией. Правда, он наметился еще до 2014 года. В прошлом году индекс промышленного производства упал на 10 процентов, во втором полугодии средняя загруженность производственных мощностей составляла 62 процента. Более чем в три раза подскочила задолженность по зарплате. К 10 процентам приближается уровень безработицы.

    При этом над промышленностью довлеет перспектива безальтернативного перехода от стандартов СНГ к системе, принятой в Евросоюзе. Власть как будто не слышит предупреждений о том, что многие предприятия просто не смогут перестроиться, перейти на европейские стандарты и будут закрыты. И если Украина будет жить по другим стандартам, технический барьер для выхода на рынок Евразийского экономического союза будет очевиден. Он, конечно, преодолим, но это дополнительные издержки. В результате часть украинских производителей будет вынуждена уйти с российского рынка, а часть опять же просто перестанет существовать.

    "Сейчас главная трагедия состоит в том, что Запад и Россия удаляются друг от друга, - считает Руслан Гринберг. - А остановить падение украинской экономики может только скоординированная помощь Запада и России. Для Украины нет альтернативы сотрудничеству в треугольнике ЕС - Украина - Россия. Точнее, эта альтернатива - прозябание. Плюс невероятный по своему драматизму и глубине раскол нации. К чему в итоге придет Украина, совершенно нельзя сейчас предсказать. К сожалению, здесь большой простор для разных самых жутких фантазий".