Новости

26.02.2015 00:20
Рубрика: Общество

Два миллиона за жалобу

Суд покарал мать-одиночку за то, что она отстаивала придомовую детскую площадку
Это история о том, как стало опасно отстаивать свои законные права. Кажется, вот она, справедливость. Только руку протяни. И суд на твоей стороне, и общественность, и даже руководство города с депутатами... Но на суд находится другой суд, соседи стыдливо отворачиваются, депутатов след простыл, а ты оказываешься у разбитого корыта (в данном случае уничтоженной детской площадки), да еще с иском на два с лишним миллиона рублей.

Дом 44 на проспекте Науки в Санкт-Петербурге прозвали "муравейником". Экспериментальная постройка на 600 квартир и вправду своими очертаниями напоминает его. Жили в этом доме с 1987 года мура... простите, трудолюбивые обычные питерцы. Ходили на работу, воспитывали детей, играли с ними на детской площадке.

В Санкт-Петербурге есть такое государственное учреждение "Управление инвестиций". Судя по названию, оно должно изыскивать для бюджета деньги. Сдавать в аренду помещения, земельные участки. И вот в муниципальное образование "Пискаревка" поступает письмо из этого управления с просьбой согласовать возможность проведения торгов на право заключения договора аренды... детской площадки у дома номер 44. Оказалось, что пока на детской площадке качались на качельках дети и лепили в песочнице куличики, взрослые дяди из "Управления" давно уже решили, что это не детская площадка, а объект для инвестиций с кадастровым номером 78:10:5224:1. Оказывается, в далеком 1998 году без проведения топогеодезических работ было осуществлено межевание под обрез фундамента дома N 44, и отныне детская площадка с прилегающей территорией не является объектом права общей долевой собственности жильцов дома.


Детская площадка была возведена строителями дома в 1987-м. Никто из жильцов не знал, что она им уже не принадлежит. Фото:Юрий Снегирев/РГ

Муниципальные депутаты, как и вы, наверное, возмутились и отправили в ответ письмо с категорическим отказом. Дети - наше будущее! Не дадим их в обиду! Но через полгода опять письмо из Управления инвестиций с той же самой просьбой. "Раз там сидят неграмотные люди, пошлем им фотографии детской площадки - пусть полюбуются", - наверное, так подумали муниципальные депутаты, отправляя конверт с тремя снимками и повторным категорическим отказом.

Оказалось, в Управлении муниципальных депутатов слушать никто и не собирался. Среди 52 вопросов, которыми занимаются народные избранники, нет "вопроса о земле". Их даже не зовут на слушания, а просто просят поставить подпись в итоговом документе. Одним словом, в начале 2009 года проходит открытый аукцион, на котором "уходит" наша детская площадка. Арендатором числится ООО "Елисей", которое вскоре переуступает права на аренду ООО "Елисей на Науки". Решили строить на месте качелек магазин. Хотя в 44-м доме уже есть 5 (!) магазинов, включая сетевые, пивбар и кафе. "Муравьи" в неведении так же ходили на работ,у и так же скрипели по вечерам муниципальные качели. Ничто не предвещало бунт.

Беспокойная сотня

Первую атаку жильцы отбили без потерь. Рабочим, которые приехали пилить деревья, было достаточно устного внушения. Лето 2013-го вошло в анналы "муравейника". Стало ясно, что "Елисей на Науки" площадку в покое не оставит. Тут же были составлены списки дежурных. Были розданы номера сотовых телефонов. Так некоторые соседи впервые познакомились друг с другом. Первыми на пост заступали собачники. Потом бабульки у подъездов. С девяти эстафету перенимали мамочки с колясками. Школьники, у которых были каникулы, служили вестовыми. Домофон превратился в узел связи. Пенсионеры со своих окон работали живыми камерами. К вечеру на площадке собирался сильный пол. Спорили допоздна, как лучше отбить у "Елисея" свою же площадку. Сыпались письма в прокуратуру и депутатам, в Комитет по архитектуре и градостроительству и в Комитет по управлению госимуществом. Писали и детскому омбудсмену Астахову. Собрали только своих 600 подписей и еще 2000 жителей соседних домов. Провели велопробег в защиту детской площадки. На собранные по квартирам деньги напечатали стикеры и листовки. Каждый питерец знал о беде 44-го дома. "Муравейник" на глазах превращался в неприступную крепость.

Местные бои завязались 6 августа. Рабочие привезли профнастил для забора. Его даже разгрузить не дали. Попутно обзванивались все редакции газет и телевидения. Но 8 августа атака повторилась. Приехали автокран и милицейский "бобик". В теньке покуривали 50 крепких ребят.

- Я подошла, представилась, как положено, - вспоминает корреспондентка ТВ100 Светлана Топалова. - Передо мной стояли крепкие ребята в кожаных куртках и с татуировками. Они стали без разговоров больно пихаться. Досталось и оператору. Не забуду их наглую ухмылку. Но мы все равно сняли сюжет. Ощущение такое, что я вернулась в 90-е...

Жильцы высыпали на проспект Науки и перекрыли его. То есть не перекрыли в общепринятом смысле этого слова. Там есть бессветофорный переход. И вот около сотни людей с детьми беспрерывно стали переходить по нему проспект. Все вполне невинно. Строго по ПДД. Движение было парализовано на 4 часа. На шестом этаже женщина встала на подоконник и обещала выброситься, если не прекратят разрушать детскую площадку. Звонили в Смольный, но там ни один телефон не отвечал. Наконец, полиция задержала одного жителя мятежного дома, который только и сделал, что пришел звать жену домой. Акция не имела успеха. Бетонные панели окутали площадку, а болгарки уже визжали, спиливая горку и качели.

Телеграмма

У 44-го дома нет ни совета, ни старших по подъезду. Это у настоящих муравьев строгая иерархия. Но битва за площадку выдвинула своих героев. Оксана Королева, скромный бухгалтер, мать-одиночка, решила в этот трагичный момент отправить телеграмму президенту. Под окнами творится вопиющее зло. Кто еще сможет помочь?

- И случилось чудо! - рассказывает Оксана свою историю. - Ровно через 3 часа местная власть зашевелилась. Ко мне стали приходить люди и говорить, чтобы я не волновалась, что будет все в порядке. Была суббота. Чиновников, видно, отозвали с дач - они имели недовольный вид. В наш двор приехали депутаты всех партий. Прибыл замгубернатора Марат Мэлсович Оганесян. Мы долго ходили по двору. Разговаривали. Он пообещал под камеру, что магазина здесь не будет, а будет детская площадка. Обязательно восстановят! Вы не представляете, какое это было облегчение! Победа!

Мы сидим в двухкомнатной квартире Королевой. С балкона, на котором сушатся мальчиковые майки, вид на еще одну детскую площадку.

- А эта чем вас не устраивает? - спрашиваю активистку.

- А вы спуститесь и дотроньтесь до оградки. Током тряханет! Видите подстанция рядом? Тут не почва - сплошное болото. Вот и пробивает. Под ней еще теплотрасса. Бывали прорывы. К тому же здесь еще и помойка. Эту площадку уже решили ликвидировать. Сделать газон.

- А в соседних дворах?

- Там свои дети.

- Зачем нам еще один магазин? - подключается к разговору бабушка Светлана Васильевна. - Алкашни и так в подъездах хватает. Не пройти, не проехать. Одни бутылки да грязь. Лучше пусть построят на Брюсовской улице. Там гастронома нет. Бабушкам далеко ходить до нашего.

С Оксаной живет еще родной брат с сыном. Брат водит маршрутку. С деньгами не очень. Тесновато, но никто не жалуется. Мебель из 80-х. Старенький ноутбук с выбитой литерой "В". Телевизор "Филлипс", за который в комиссионке и трех тысяч не дадут. Принтер. Ни шуб, ни других предметов роскоши отродясь в этой квартире не водилось. Я задумался: если судебные приставы придут, то что им достанется? А то, что они придут, стало известно 8 декабря прошлого года.

Расплата

Победа для Королевой оказалось Пирровой. Чтобы закрепить успех наступления, надо было подать иск в районный суд с требованием остановить строительство. Так ей объяснили в муниципальном образовании "Пискаревка".

- Приехала глава муниципального образования Вера Сергеева,- рассказывает Оксана. - Я была одна с паспортом. Сидели на лавочках еще наши бабульки, но не тащить же их в суд? Вера Владимировна отвезла меня, и я подала иск с обеспечением. Обеспечение это когда в иске до окончания рассмотрения дела требуют от ответчика заморозить счет или наложить арест на имущество. В моем случае обеспечением иска было требование остановить стройку. Суд прошел быстро. Мой иск был удовлетворен. Опять победа? Как бы не так...

Результатом правозащитной деятельности дома N 44 стал иск ООО "Елисей на Науки" к гражданке Королевой Оксане Сергеевне на сумму убытков в 3 миллиона 154 тысячи рублей и 40 копеек. 8 декабря 2014 года Калининский районный суд под председательством судьи Кондрашевой М.С. скостил сумму иска до 2 296 944 рублей и 79 копеек. Ушлые юристы посчитали все: оплату аренды за участок, штрафы фирме-застройщику, которая так и не смогла приступить к работе, собственные убытки и, конечно, государственную пошлину в 19,5 тысячи рублей.

Я держу в руках решение и не верю своим глазам.

- Как вы будете расплачиваться? Неужели придется продавать квартиру?

- Я свою долю подарила сыну. Имею на это право. Не расплачусь я. Вы же видите. Да еще я с этими судами работу потеряла. Я за этот долг, наверно, сяду в тюрьму. Мне уже намекали. В конце 13-го года были выборы. К нашей проблеме все прислушались. Я была полностью уверена, что площадку мы отстояли. Депутаты пропиарились. Лучшие адвокаты города предлагали бесплатно свои услуги. Выборы прошли, и про меня забыли. Я осталась один на один с долгом.

- А если все отмотать назад, пошли бы в суд?

Оксана ненадолго задумывается.

- Пошла бы. Как правду отстаивать иначе? Не бомбы же бросать? Хотя кое-кто из жильцов уже обещал спалить магазин, если он будет построен. Я не унываю. Буду судиться вплоть до Страсбургского суда. Правда одна. И она на моей стороне.

Нахожу телефон "елисеевского" юриста. Набираю. Прошу назначить встречу, чтобы выслушать другую сторону конфликта. В трубке нервный женский голос:

- Почему вы, журналисты, все с ног на голову ставите? Законов не читаете. И Королева не читает. И еще бравирует тем, что она мать-одиночка. Как ей не стыдно!

Динамик моего телефона часто подводит меня. Слишком громкий. Оксана услышала наш диалог. Побледнела. Когда я дал отбой, она не выдержала:

- Да какое ей дело, что я мать-одиночка! Кто виноват, что отец моего мальчика проиграл себя в автоматах и утопился в водке? Захочу, еще одного рожу! И мужа себе пристойного найду!

Не хватало мне еще слез. Чувствовал себя разоблаченным предателем перед расстрелом. Но все же поехал в престижную ресторацию "Ля фабрик" (Фабрика) для переговоров с юристами компании "Елисей на Науки".

Поцелуй Елисея

По залу "Ля Фабрик" прыгали белоснежные кролики. Эта фишка такая. А может, гастрономическая блажь? Схвати косого за уши, и его тут же понесут на кухню. Одна из юристок так заигралась с пушистеньким, что не сразу заметила корреспондента "Российской газеты". Вторая ждала за столом. Барышни были стильно одеты и вели себя чуть увереннее бульдозера.

- Вам не жалко Оксану Королеву? - задал я первый вопрос.

- Ни капельки! - сказала та, что играла с кроликом.

- Она была обязана предвидеть последствия своих поступков, - добавила вторая. - Получила то, за что боролась.

- Два миллиона для нее это фантастическая сумма. Сумма из другой жизни...

- Это еще не все. Мы сейчас готовим иск на возмещение затрат на юристов на 75 тысяч рублей, - торжествовала первая, сверкнув изумрудами в сережках.

- У Оксаны 7-летний сын и больная мама...

- А у наших рабочих что, детей нету? Их тоже надо кормить. Ведь действия Королевой нанесли ущерб фирме. Рабочие недополучили денег. Хотела Королева судиться - подавай обычный иск. Зачем же с обеспечением? - возмущалась вторая.

- Да она никогда бы не выиграла! Закон на нашей стороне. Мы взяли участок в аренду законно, - утверждает первая.

- С обеспечением, это чтобы остановить стройку. Ведь пока ее обычный иск рассматривали, вы бы три магазина построили. И потом, на этом участке была детская площадка. Неужели вы не предвидели последствий?

- Какая площадка? - продолжает юристка. - Несколько ржавых труб. Там алкаши водку пили. Вся эта каша заварена неспроста. За Королевой наверняка кто-то стоит.

- Кто же?

- Вот и мы хотели бы знать. Так грамотно иск составить обычный бухгалтер не смог бы.

- Королева и не отрицает, что ей помог муниципалитет.

Мебель из 80-х. Старенький ноутбук. Телевизор "Филлипс". Ни шуб, ни других предметов роскоши отродясь в этой квартире не водилось. Если судебные приставы придут, то что им достанется?

Наконец, мне надоела эта игра в одни ворота.

- Девушки, но делать что-то надо. Не квартиру же Королевой продавать. Тем более что ее четвертинка ей уже не принадлежит.

- А мы знаем! Зря она свою долю дарила. Зря по нотариусам бегала. Квартира, где прописаны несовершеннолетние, не описывается.

- Но другого имущества у нее нет.

- И это знаем. Мы бы пошли на мировую, но при одном условии. Во-первых, магазин должен быть построен. Во-вторых, Королева должна прекратить свою деятельность против нашей компании. Пусть ей будет урок.

Мы распрощались - меня ждало такси. Не удивлюсь, если эти стильные девушки после моего ухода заказали кролика в белом вине. Того самого, которого гладили.

И еще: я намеренно не называю их имен, чтобы не оказаться на месте героини моего расследования. Королевич Елисей в сказке Пушкина целует мертвую царевну, и она оживает. О последствиях "поцелуя" "Елисея на Науки" знают даже в разрушенной песочнице.

Проспект Покоренных

- Магазина там не будет! - утверждает глава муниципального образования Вера Сергеева. - Борьба еще не окончена.

Вера Владимировна пришла в депутаты из милиции. Поэтому решительности ей не занимать. Она разворачивает кадастровый план микрорайона. На том самом спорном месте каллиграфическим почерком выведено: "Детская площадка".


Сейчас на месте детской площадки гуляет ветер и пьют алкаши. Разрешения на строительство магазина все еще нет. Зная ушлых юристов "Елисея на Науки", можно сказать, что оно скоро будет. Фото:Юрий Снегирев

- Вера Владимировна, почему все так произошло? Вроде по закону. Но не по совести, это точно.

- Признавать свои ошибки никто не хочет. Ситуация накалялась не сразу. Можно было выделить другой участок для магазина. Вон их сколько у нас - и депутат кивает на карту образования. На голом месте создан очаг социальной напряженности. А мы предупреждали. Письма писали. Управление инвестиций не слушало нас. Потом они еще в суде проиграли тому же "Елисею на Науки".

- А что будет с двумя миллионами гражданки Королевой. Она ведь такой должище не осилит.

- Мы будем биться за отмену этого чудовищного штрафа. Обещаю вам, не бросим ее!

За бетонным забором, где раньше играли дети, стала расти свалка. Алкашня опять же открыла свой клуб и туалет при нем. Вокруг забора, фактически на проезжей части, выгуливают своих чад в колясках молодые мамочки. А впритык к забору уже пристроился новенький торговый павильон "Овощи-фрукты". Незаконно. Я проверял.

Я обошел 15 квартир в "муравейнике". Разговаривал и со старушками, и с молодыми мамашами. Все как один за Королеву. Все как один против "Елисея". И везде задавал один вопрос:

- А вы готовы скинуться и заплатить штраф за Королеву?

Тут начиналось самое интересное.

- Мы уже и так насобирали кучу денег. Где они?

- Мы же не миллионеры...

- Бог с ней, с детской площадкой. Обещали новую построить на другом месте.

Дом затих. И уже никогда не выйдет на пешеходный переход перекрывать проспект Науки. Хватит. Плетью обуха не перешибешь. Рядом пролегает проспект Непокоренных. Это не про них.

P.S.

Два миллиона это не только долговая тюрьма для Королевой. Два миллиона это удар по муниципальному самоуправлению, о котором мы так долго говорили с Верой Владимировной. Два миллиона это крушение иллюзий о справедливом и неподкупном суде. Два миллиона это приговор всем обиженным и оскорбленным, которые задумали жаловаться на чиновника, бизнесмена или депутата. Ты так? А мы вот так! Разденем до последней нитки. И все по закону!

Для навальных два миллиона это несколько кликов на сайте Яндекс-кошелька. Соратники скинут последнюю рубашку ради принципа и спасут элитного бунтаря. А как быть простым мурашам, которые ходят каждый день на работу, воспитывают детей и хотят играть с ними на своей детской площадке? Ох неладное творится в нашем муравейнике.

Общество Соцсфера Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург
Добавьте RG.RU 
в избранные источники