20idei_media20
    05.03.2015 21:00
    Рубрика:

    Зельфира Трегулова: Залог успеха музея - комфорт посетителей

    Новый директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова о том, что увидят посетители сегодня и завтра
    Пересудов вокруг внезапной смены руководства в Третьяковской галерее было много. Месяц назад, в феврале, Министерство культуры РФ объявило об увольнении прежнего директора Ирины Лебедевой и назначении на этот пост Зельфиры Трегуловой. Чуть больше года назад Зельфира Исмаиловна возглавила Государственный музейно-выставочный центр "РОСИЗО" - и вот новое назначение.

    Нельзя сказать, что музейные дела, полученные ею "по наследству" от предшественницы, находятся в разоренном состоянии - напротив, можно вспомнить немало громких проектов ГТГ последних лет. Однако сам по себе выбор Трегуловой на должность руководителя Третьяковки тоже вполне логичен. Она известна как куратор таких значимых международных проектов, как "Амазонки авангарда", "Россия!", "Казимир Малевич и русский авангард". В конце 1990-х заведовала отделом зарубежных связей и выставок в ГМИИ им А.С. Пушкина, одиннадцать лет, до перехода в "РОСИЗО", была заместителем гендиректора Музеев Московского Кремля. О планах и новых проектах Третьяковки Зельфира Трегулова рассказала "РГ".

    Еще работая в Кремле, вы делали много кураторских проектов в разных странах мира, в том числе с участием Третьяковки; знаете о ее работе изнутри. Что, по-вашему, следует изменить здесь в первую очередь?

    Зельфира Трегулова: Я всю свою творческую биографию работала с Третьяковской галереей начиная с 1988 года. Сегодня залог успеха любого мирового музея - комфорт посетителей самого разного уровня. От входной зоны до дизайна экспозиции и возможности отдохнуть внутри музея... Третьяковка в последние годы показала, что здесь делают сложные и интересные проекты, для которых собираются экспонаты и из музеев России, и из многих зарубежных коллекций.

    Самая заметная часть того, что делает музей, и то, что привлекательно для зрителей, - это выставочные проекты. Для меня таким впечатляющим проектом Третьяковской галереи стала выставка Николая Ге. Затем последовала ретроспектива Натальи Гончаровой, куда музею удалось получить многие знаковые работы, включая полотна из музея Людвига в Кельне. А выставка из коллекции Костаки стала переломной в деятельности музея: ведь ранее считалось, что выставки авангарда у нас не столь посещаемы, как экспозиции классиков, вроде Левитана или Васнецова. Но каким бы прекрасным ни был контент, особенно важное место в любой экспозиции занимает дизайн и его современные составляющие: люди так привыкли к гаджетам, что не использовать современные технологии уже нельзя.

    Что я планирую сделать сейчас - это внимательно всмотреться в них и подумать, что можно было бы добавить, чтобы эти экспозиции стали более эффектными и привлекательными для зрителя.

    У Третьяковки на Крымском Валу остается и проблема навигации: ее часто не могут найти ни русские, ни иностранцы...

    Зельфира Трегулова: Да, есть такая проблема. Потому что, видя с торца Центральный дом художника, который занимает меньшую часть нашего общего здания, многие теряются, а иногда не понимают, где вход в Третьяковскую галерею. Поэтому мы будем работать с правительством Москвы над созданием культурного кластера с большой пешеходной зоной, где будут объединены Третьяковка, парк "Музеон" и Парк Горького с Музеем современного искусства "Гараж". Тем более что последний откроет в июне новое здание по проекту Рема Колхаса.

    Выставки авангарда проходят достаточно часто в мире, а собрание русской живописи основателя Третьяковки остается малоизвестным на Западе. Будете его популяризировать?

    Зельфира Трегулова: После Олимпиады в Сочи авангард стал, если можно так сказать, официальным русским брендом. И да, выставки проходят регулярно в разных странах мира. Что касается коллекции Третьякова, то могу сказать, что русское искусство в мире сильно недооценено, особенно первой половины XIX века, которое можно назвать "золотым веком" русской живописи.

    Я помню грандиозный успех в Метрополитен в Нью-Йорке выставки "Золотой век датской живописи", посвященной этому же периоду. И уверена, что аналогичная экспозиция русского искусства тоже стала бы блокбастером. Надеюсь сделать в будущем такой проект.

    Каких художников вы включили бы в такую выставку?

    Зельфира Трегулова: В первую очередь Ореста Кипренского, Алексея Венецианова, Павла Федотова и Александра Иванова. Кстати, сейчас в разработке проект выставки "Библейские темы в русской живописи" для Музеев Ватикана. В нем важную часть будут составлять работы Иванова: показать его картины рядом с "Преображением" Рафаэля, которое сильно повлияло на Иванова, будет важным шагом на пути к переоценке русской живописи.

    Работа с зарубежными музеями продолжится?

    Зельфира Трегулова: Безусловно, будем продолжать то, что делается, укреплять связи и стараться участвовать в важнейших выставочных проектах, в таких, например, как недавняя экспозиция Малевича в лондонской Тейт Модерн.

    Мне кажется надо продолжать и начатую Третьяковкой программу показа в Москве тех художников из зарубежных музеев, которые у нас не представлены. Невзирая ни на какие санкции, я не заметила ни у одного западного музея нежелания участвовать в проектах в России.

    И мне это интересно, поскольку есть давно налаженные связи и контакты. За последние дни получила массу поздравлений и нестандартных пожеланий от коллег со всего мира, и рада их поддержке и готовности сотрудничать.

    Есть и собственные мысли и идеи по развитию и выставкам, которые выскажу позже, после того, как подробно ознакомлюсь со всеми текущими делами. Тогда уже коллегиально все будем обсуждать на музейном совете. Кстати, прекрасно помню такие обсуждения в Музее Гуггенхайма, когда директор всегда выступал последним: он выслушивал все мнения сотрудников, и даже порой принимал итоговое решение, противоречащее его точке зрения. Мне это очень понравилось.

    В Гуггенхайме вы проходили когда-то практику...

    Зельфира Трегулова: Да, у меня была первая зарубежная стажировка. Мне повезло, что меня делили тогда даже два музея - MoMA PS1 и Гуггенхайм. Это был 1993-94 год, когда там рождались идеи филиалов, история с Бильбао и Берлином. У меня была уникальная возможность сидеть в одном кабинете с замдиректора музея Майклом Гованом, который сейчас руководит LACMA в Лос-Анджелесе. Это был невероятный опыт наблюдения за работой одного из самых успешных музейных менеджеров Америки. И это при том, что он на дюжину лет меня моложе (смеется).

    Вы были одним из авторов выставки RUSSIA! в Гуггенхайме, ставшей самой посещаемой за всю историю музея. Из ваших многочисленных кураторских проектов в мире, какой самый значимый для вас?

    Зельфира Трегулова: Сложно сказать. Если по количеству посетителей, то это "Амазонки авангарда", которую посетили 923 тыс. зрителей в четырех местах экспонирования в Европе и США.

    Для меня очень важной была выставка "Социалистические реализмы" в Риме по сочетанию места и произведений. Семь работ Гелия Коржева, висевшие в залах разреженно, в залах с величественной архитектурой, выглядели абсолютными шедеврами большого мастера, каким художник и является.

    Еще будучи директором "РОСИЗО" совместно с Третьяковкой я начала работать над ретроспективой Гелия Коржева, которого давно нужно показать во всей мощи. Для этого будем запрашивать его произведения из-за рубежа. Например, в Миннеаполисе есть прекрасные работы этого выдающегося художника, которые очень хочется получить и под которые, конечно, будем искать спонсорские средства.