Новости

11.03.2015 19:53
Рубрика: Экономика

Экономия условного топлива

Программа энергосбережения в Зауралье фактически не выполняется
Несмотря на все усилия и вложения многомиллионных средств, в Зауралье так и не научились бережно относиться к ресурсам, считает начальник Курганского филиала ФГУ "Управление по обеспечению энергоэффективности и энергосбережения в Южно-Сибирском регионе" Министерства энергетики РФ Людмила Акшенцева.

Всех на счетчик

Людмила Александровна, на заседании комитета по экономической политике областной Думы вы довольно критично оценили отчет регионального профильного департамента о выполнении программы энергосбережения. Хотя, по словам чиновников, картина складывается вполне благостная, все идет по плану: сэкономлены тысячи тонн условного топлива, кубометров воды, миллионы рублей, в домах установлены приборы учета, энергоемкость ВРП неуклонно снижается и к 2020 году, как того требует президент страны, уменьшится на 40 процентов от уровня 2007 года. Вы в это не верите?

Людмила Акшенцева: Я по натуре оптимист и всегда верю в лучшее. Надеюсь, общими усилиями мы достигнем цели. Но пока, к сожалению, реальная картина существенно отличается от официального отчета. Мы ведем мониторинг и знаем, как на самом деле обстоят дела. Возьмем установку общедомовых приборов учета в многоквартирных домах. Департамент отчитывается, что установлено почти 100 процентов приборов учета тепла, правда, с оговоркой: только в домах, где имелась для этого техническая возможность. Я считаю такую информацию необъективной. Во-первых, непонятно, почему принято решение устанавливать приборы учета только в тех домах, где есть техническая возможность. Во-вторых, кто определил, что ее нет? Я сама живу в таком доме в центре города, где якобы нет техусловий. Мы специально проверили: в подвале можно установить счетчики. Но наш дом не попал ни в программу установки приборов учета, ни в программу капремонта, в рамках которой предусмотрено обязательное "оприборивание". Если внимательно посмотреть, то счетчики установлены в домах поновее, которые выбрала сама генерирующая компания. А что делать с остальными, в которых по закону тоже должны стоять приборы учета? Управляющие компании не хотят брать на себя эти обязательства. Между тем таких домов в области около 40 процентов. Можно ли тогда говорить о стопроцентном выполнении задачи?

Замечу, установка прибора учета - это не технология и не метод энергосбережения, это лишь стимул к экономии энергии и средств. Счетчик позволяет постоянно отслеживать расход ресурсов, посчитать, насколько можно еще сократить потребление, чтобы меньше платить. Либо выявить утечки воды или несанкционированные подключения.

Нет стимула

А как обстоят дела в бюджетной сфере и на промышленных предприятиях?

Людмила Акшенцева: Все зависит от конкретного руководителя и ответственного специалиста. Так, одно из промышленных предприятий Курганской области, где мы проводили обследование, теряло в год до 12 миллионов рублей только из-за того, что служба главного энергетика не выполняла свои обязанности. Она должна была анализировать, как работает оборудование, сколько оно потребляет электричества, предлагать варианты изменения режима работы, замены оборудования на более эффективное и т.д.

Вообще-то, хозяйствующие субъекты в большей степени заинтересованы в экономии, чем бюджетные организации. На многих заводах доля затрат на энергоресурсы на единицу продукции составляет до 55 процентов себестоимости, а кое-где и все 75, поэтому снижение издержек для них - одна из главных задач. От ее решения зависит конкурентоспособность и улучшение финансовых показателей. Бюджетные учреждения менее мотивированы.

Почему? Насколько я знаю, бюджетникам даже премии дают за экономию ресурсов.

Людмила Акшенцева: Да, на областном уровне и в городе Кургане еще в 2011 году приняты направленные на это нормативно-правовые акты: все, что сэкономлено свыше пяти процентов от установленных лимитов потребления энергоресурсов, должно направляться на мероприятия по оптимизации энергопотребления и поощрение работников (50 на 50). Но эта система, по сути, пока существует только на бумаге. Надеюсь, Катайский район покажет пример. Там этот механизм недавно запустили и взялись за дело серьезно. Мы рассчитываем уже в конце первого полугодия увидеть результаты.

Вообще, если говорить о нормативных актах Курганской области в части энергосбережения, то в большинстве своем они носят декларативный характер. Например, областной департамент промышленности, транспорта, связи и энергетики в 2011 году принял положение о конкурсе на лучшее муниципальное образование по решению проблем энергосбережения. Положение есть, а конкурса так и нет. Или взять конкурс среди молодежи, который будет проводиться нынче уже в четвертый раз. Мне прямо говорят: тебе надо, ты и проводи. А у нас денег нет. Но как же тогда формировать бережное отношение к энергоресурсам?

А сама область участвует в федеральных конкурсах, чтобы получить софинансирование?

Людмила Акшенцева: Только один раз регион получил 18 миллионов рублей субсидий на реализацию программы энергосбережения и повышения энергоэффективности. В прошлом году, например, можно было получить до 100 миллионов, но не смогли качественно подготовить заявку и выполнить все условия программы.

Деньги в топку

Бывает, сэкономить не получается по объективным причинам. Например, в районах постоянно жалуются на плохое качество угля.

Людмила Акшенцева: Да, есть такая проблема, и она касается не только угля, но и другого завозного топлива. Например, по данным нашей лаборатории, в прошлом году из проверенного общего количества некондиционными оказались почти 51,4 процента дизтоплива, 100 процентов мазута, 61 процент угля. Бытует мнение, что в муниципальных образованиях нет денег на дорогой качественный уголь, поэтому приходится брать то, что предлагают, а если еще и с отсрочкой платежа, то вообще прекрасно. С этим можно согласиться, но, как говорится, скупой платит дважды. К примеру, к нам обратился за экспертизой глава одного из сельсоветов Юргамышского района: согласно тендерной документации калорийность угля должна быть 4900-5100 килокалорий на килограмм, а реально - 2500. Наши специалисты посчитали и объяснили, что такой уголь в котельной сожгут за месяц, а высококалорийного хватило бы на весь отопительный сезон. Вот что значит иметь информацию о качестве.

Но в Курганской области нет действенного механизма контроля качества топлива, приобретаемого для государственных и муниципальных нужд. Надзорные органы проверяют все энергоресурсы только на безопасность. Между тем еще с 2008 года мы с департаментом экономики настаивали, чтобы в тендерную документацию включались параметры качества всех видов энергоресурсов. Однако в 2014 году только два предприятия заключили договоры на проверку качества угля, а по жидкому топливу - ни одного. Так что жаловаться муниципалитетам не на кого, а проигрывает в итоге бюджет.

Отмечу, что одна организация смогла в этом вопросе навести порядок - это управление федеральной службы исполнения наказаний. Мы вместе отработали механизм включения в тендерную документацию требования не только предоставлять документы, подтверждающие качество топлива, но и производить отбор совместно с заказчиком.

Вероятно, в районах просто не хватает специалистов, способных вникнуть во все тонкости.

Людмила Акшенцева: Да, это так. Но, повторюсь: там, где люди по-настоящему заинтересованы, дело идет. Сейчас не проблема при необходимости привлечь специалистов со стороны. Простой пример: в одном из сельсоветов Варгашинского района удалось снизить годовое потребление тепловой энергии на 17 процентов в результате пересмотра договора с теплоснабжающей организацией. По деньгам это вроде бы немного - чуть более 15 тысяч рублей в год, но для маленького сельсовета сумма существенная.

А вот другой пример. В одном из районов Зауралья провели тендер, закупили котел для школьной котельной. Установили. А школа замерзает. Сделав замеры, выяснили, что новый котел не рассчитан на двухэтажное здание. Администрация подала в суд, но доказать, что поставлен не тот котел будет очень сложно, потому что в тендерной документации допущена техническая неточность, которой поставщик и воспользовался. Так что цена ошибки специалиста при формировании техзадания может оказаться очень высокой.

Может ли ваше учреждение помочь изменить ситуацию с энергосбережением в регионе? Или вы только ведете мониторинг?

Людмила Акшенцева: Полномочий кого-либо наказывать у нас нет. Мы подведомственны Министерству энергетики РФ и действительно занимаемся только мониторингом и различного рода экспертизами. Но, уверяю вас, это тоже очень серьезная и большая работа. Раз в квартал мы направляем информацию губернатору, в областную Думу, а если вскрываются вопиющие факты, то и в прокуратуру. В прошлом году прокуратура дважды обращалась в суд с исками к предприятиям ЖКХ, не имевшим запасов топлива. Несколько дел было возбуждено по поставкам некачественного топлива.

А кто конкретно отвечает за реализацию программы энергосбережения и энергоэффективности в Курганской области?

Людмила Акшенцева: Да в том-то и дело, что никто. В программе написано: ответственный исполнитель - департамент промышленности, транспорта, связи и энергетики Курганской области, между тем никакой ответственности не предусмотрено. Ну, не выполнит область эту программу - напишут следующую. Правда, в департаменте тоже признают этот недочет и сейчас мы совместно пытаемся исправить ситуацию.

Экономика Отрасли Энергетика Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Курганская область Энергосбережение