Новости

12.03.2015 14:51
Рубрика: Общество

"Теремок" не вписался в бюджет

Центр, помогающий более сотни вчерашних детдомовцев, остался без средств к существованию
Со Стасом Дубининым мы познакомились в Фейсбуке. Обменивались ни к чему не обязывающими лайками и постами о житье-бытье. Человек, проработавший 15 лет в детском доме, он обычно рассказывал о сиротах, но истории его почему-то чаще заканчивались если и не хеппи-эндом, то уж точно надеждой. А размещенные в Сети фото подтверждали это де-факто. Вот он держит на руках крестника, вот - улыбается в компании молодоженов, а здесь - навещает счастливую маму троих детей. И вдруг тревожное известие: единственный на всю Самарскую область центр постинтернатного сопровождения (ЦПС) "Теремок", которым руководит Дубинин, оказался не нужен властям... Чтобы узнать подробности, отправляюсь в гости.

За кадром

Терем предстал не хоромами, а небольшой комнатой в полуподвале "сталинки". Это единственное помещение, которое прежний мэр Самары выделил общественной организации в безвозмездное, но временное пользование. Около двух десятков парней и девчонок ежевечерне заполняют это пространство, рассаживаясь кто где успел: на диване, стульях, пакетах с одеждой... многие просто стоят. В дальнем углу комнаты за столом, заваленным бумагами и ребячьими поделками, сидит Стас Дубинин. Он всегда там сидит - это его "кабинет", из которого видно всех. Стас поднимается мне навстречу и на невысказанный вопрос о несоответствии глянцевых фото реальной жизни шутливо отвечает: "Снимать надо уметь!" и тут же добавляет, что раньше, пока не было помещения, воспитанники приходили к нему домой в любое время суток, было тяжело. А теперь жизнь налаживается.

Хозяин открывает двери "Теремка" в обед и закрывает в десять вечера семь дней в неделю. У него есть три постоянных помощника-волонтера, которые подтягивают ребят по школьным предметам, оказывают им юридическую и психологическую помощь, учат готовить.

По выходным случаются в "Теремке" праздники. Это когда Дубинин приглашает известных и обязательно добрых людей пообщаться с ребятами. Но сегодня - будни. Играют на компьютере (кто-то и в карты), вышивают, примеряют принесенную волонтерами одежду, общаются, пекут чебуреки и тут же поглощают их вместе с чаем, разлитым по одноразовым чашкам. Громко хохочут... иногда обстановка накаляется.

- Не ангелы, - признает Стас и со строгим лицом достает рогатку, заряжает в нее желудь и целится в сквернослова, но, чуть помедлив, опускает снаряд, и желудь с треском врезается в косяк. Вопрос снят!

На общих основаниях

- Я уже много лет пытаюсь донести до высоких инстанций, что это необычные дети, но меня никто не слышит! - вступает в разговор Антон Рубин, руководитель общественной организации "Домик Детства", структурным подразделением которой и является ЦПС. - В отличие от семейных отпрысков, которых родители ежедневно учили убираться, готовить, тратить деньги, заботиться о близких и строить долгосрочные планы, детдомовцев никто этому не учил. Мотивации что-то делать - ноль, всегда жили на готовом. Они подарки от спонсоров на праздники мешками получают, конфетами друг в друга кидаются, а вот спросить о житейской проблеме не у кого.

Им ни о любви спросить не у кого, ни о нелюбви. Поэтому и семьи они создают редко, нет опыта, а вот детей рожают рано, передавая эту нелюбовь своим крошкам. Круг замыкается?

"Батя, выручай!"

Поздним вечером Стасу позвонил его бывший детдомовец из тюрьмы: "Кроме тебя обратиться не к кому". Парень сел за воровство, оставив жену с тремя детьми, младшему - всего семь месяцев. Это как раз та "счастливая" мать с фото - 29-летняя Аня (тоже бывшая воспитанница детдома). Сначала волонтеры приходили к ней помочь по хозяйству, приносили памперсы, продукты, деньги.

- А когда стали копать, выяснилось, что там дети не оформлены, она боялась, что придут из опеки и заберут малышей. Подключили юристов, помогли получить документы. В последний раз, когда я там был, глазки у Ани засветились. К весне должен вернуться муж, обещает взяться за ум, - осторожно делится радостью Дубинин.

В областном бюджете средства на такую социальную услугу, как социализация выпускников детдомов, не заложены, хотя чиновники и признают ее значимость

Еще один обитатель "Теремка" - Рома. Он приходит сюда каждый вечер. Хозяйничает на кухне, пристает с разговорами ко всем, кто хочет и не хочет его слушать, помогает Стасу - например, всегда готов бежать в магазин или открывать дверь "конторы", когда Дубинин опаздывает. Это сейчас парень выглядит вполне нормальным, живет в общежитии, учится в колледже, но еще недавно все было по-другому... После побега из интерната бродяжничал, воровал, употреблял, как сам выражается, "всякое плохое". Правда, и теперь Рома иногда срывается. Перед Новым годом, например, он загремел в больницу от передозировки спайса. Его долго искали, потом ругали, потом разговаривали по-мужски. Рома сказал, что сам не понял, как так получилось. И обещал больше никогда... Конечно, непросто после долгих лет казенной жизни взять и превратиться в нормального человека. "Но можно жить, если в случае кризиса рядом окажется тот, кто вовремя вытащит, кому важен твой успех", - уверен Стас.

Любовь или социализация?

Выросшие дети приходят к Дубинину за кровом, хлебом и словом. Кого-то побили, кто-то проворовался и ему грозит тюрьма, у кого-то нет денег на еду, кто-то попал в аварию, кого-то мошенник, прикинувшись взрослым другом, лишил жилья. Проблем бесконечное множество, но Стас никому не отказывает: дает денег, ходит по судам, распространяет нужную информацию в соцсетях. По субботам играет со своими подопечными в волейбол, по понедельникам - возит их на другой конец города к психологу. Когда есть средства, они вместе посещают театр или кино. При этом Дубинин уверен, что ничего невероятного не делает: "Я же просто продолжаю вести детей, которые были со мной в детском доме. И другие присоединяются постепенно. Уже не только из Самары, но и из Чапаевска, Сызрани..."

Крыша над головой - едва ли не самая острая проблема. Свое право на квартиры от государства сиротам чаще всего приходится доказывать через суд, и годы ждать заветных ключей. Жить на арендованной за бюджетный счет жилплощади тоже удается единицам - денег на всех не хватает. Так что если ты не учащийся колледжа, где есть общежитие, а самостоятельная трудовая единица с очень невысокой пока зарплатой - дорога тебе на улицу... или в "Теремок". Здесь стараются помочь всем.

Вновь ходят по судам, чтобы вернуть родительские квартиры, занятые немилосердными родственниками или отнятые мошенниками. Обивают пороги опеки, чтобы оформить своих подопечных в социальную гостиницу, пока их жизненная ситуация не улучшится. А Людмиле, которая сегодня учится в вузе, Стас просто уступил свою комнату в общежитии: "Пусть пока поживет, денег-то у нее в обрез".

- Социализация должна проходить еще в стенах детдома, но такого не случается, вот мы и латаем дыры, реагируя на критические ситуации, - поясняет смысл своей работы Дубинин. - Что такое социализированный ребенок? Во-первых, он не вредит себе: не пьет, не курит, не употребляет наркотики и не склонен к суициду. Во-вторых, он умеет выстраивать коммуникации - дружеские и семейные отношения. Это сложный путь, и у каждого свои темпы адаптации. Один зашел к нам пару раз: задал юридические вопросы, узнал адрес службы занятости, мы помогли ему снять квартиру и... все, дальше сам идет по жизни, мы только издалека наблюдаем. Другие приходят каждый день и годами, чтобы научиться жить во взрослом мире. Наша задача - постоянно увеличивать длину связующей нити.

Общество Соцсфера Общество Семья и дети Филиалы РГ Средняя Волга ПФО Самарская область Самара